19:46 

Комната №56

Jenny. Ien
Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Локи/Малекит
АУ, в котором селвиговы приборы сработали, но частично: руки Малекиту пообрывало, действие Эфира остановлено, но самого Малекита вместе со станцией телепортнуть в Свартальфхейм не удалось. Т.е. станцию эльфов быстренько увели оставшиеся эльфы. Малекит остался на земле, откуда его забрали Тор сотоварищи. Допрашивать, ага.
Где Эфир - непонятно. То ли глубоко засел, то ли Малекит успел его своим передать.
Один по-прежнему на троне. Локи не был "убит" в бою в Свартальфхейме, и Тора в Мидгард насовсем тоже никто не посылал: слишком уж опасен был Эфир, который теперь неясно где.

Комментарии
2013-12-28 в 20:04 

Вместо того, чтобы сработать как предполагалось, приборы доктора Селдвига сработали... неожиданно. Например, переместить здоровенную тушу корабля им не хватило силенок (зато их вполне хватило, чтобы переместить в чужие пространства оторванные руки врага - сначала одну, потом другую), и замешкавшийся, увлекшийся битвой Тор не сразу заметил, что эльфийский корабль пропадает, уходит в невидимость, а когда заметил было уже поздно.
Корабля не было. Эльфы убрались, оставив своего отравленного Эфиром и светом безрукого предводителя.
Тор отчетливо почувствовал, что ровным счетом ничего не понимает в политике эльфов и, вместо того, чтобы в очередной раз обрушить на голову Малекита молот, просто поймал поверженного противника за воротник плаща и рывком поставил на ноги. Эфир вокруг Малекита уже не клубился, как раньше, и было не ясно, уничтожена эта чудовищная сила окончательно, или просто спряталась. Для верности можно было бы и убить эльфа, но Тор здраво рассудил, что так может оказаться еще хуже.
Для верности встряхнув эльфа, бог грома хмуро предложил:
- Ты можешь принять смерть здесь, а можешь быть пленником в Асгарде.
На самом деле, выбора у Малекита не было - как пленник он был гораздо ценнее, чем как еще один мертвый эльф.

URL
2013-12-28 в 20:31 

Одно он успел: скомандовать "уходите".
Воины понимали без слов: они давно открыли свои души королю и предводителю. Чаще всего, правда, он мог только передавать приказы, но не идти против воли, в этот раз пришлось нарушить все правила.
Малекит знал, что его маленькое войско не бросило бы предводителя... и глупо, бессмысленно закончило бы жизнь.
Он решил за других.
Не то, чтобы не приходилось прежде.
Малекит не чувствовал боли - только тупое отчаяние: момент был упущен, миры лениво расползались, удерживать их - все равно, что воду в пальцах, вот только пальцев у него теперь не было тоже.
Он далеко не сразу среагировал на врага и его угрозы. Ненависть пульсировала в срубах конечностей. Но Малекит понимал: он беспомощен, а его смерть означала бы конец надеждам для каждого из них. Никто другой не умел направлять Эфир.
- Я согласен быть пленником, - медленно выговорил Малекит.

URL
2013-12-28 в 20:54 

Такого ответа Тор не ожидал.
Он был почти уверен, что гордый эльф предпочтет смерть, и придется оглушать его, закидывать на плечо и бросать в темницу потемнее. Согласие вынуждало благородного Тора действовать... обходительнее.
- Иди можешь? - поинтересовался бог грома.
Тор подумал, что неплохо было бы сковать Малекиту руки, но рук у эльфа не было, и от этого более-менее выстроенная в голове бога грома картина того, как следует брать пленников, трещала по швам.

URL
2013-12-28 в 21:10 

На лице врага отразилось нечто сродни недоумению. Впрочем, Малекит мог ошибаться. У детей света мимика была излишне... непостоянная.
Поэтому просто ответил:
- Могу.
В конце концов, почему бы и нет? Ему оторвало не ноги, а всего лишь руки. Раны кровоточили, но он мог отчасти контролировать свое тело - наблюдать за болью словно бы издалека, подводя ее к той границе, где она казалась почти терпимой.
Что с ним сделают? Посадят в тюрьму и забудут? Будут пытать?
Возможно, все сразу?
Малекит решил, что это не имеет значения: он должен выжить, и более ничего. Пытки он вытерпит. Асгардцы не сделают ему больнее, чем уже сделали. Во всех смыслах.

URL
2013-12-28 в 21:37 

Нужно было попрощаться с Джейн, пообещать ей, что он обязательно вернется, но чудовищно мешал пленник. Тор даже представить себе не мог, что будет целовать Джейн под равнодушным взглядом существа, которое старше их обоих на целую вечность.
"Прощание придется отложить", - со все возрастающей мрачностью подумал бог грома, после чего разжал пальцы, все еще сжимающие плащ Малекита и, перехватив за пояс одной рукой, притиснул эльфа к себе.
Проорав имя Хеймдалля и помахав молотом над головой, Тор получил то, чего добивался: небо раскололось, и конец луча, открывающий Радужный Мост, упал на них, на секунду ослепив. Дальше было только движение вперед и вверх, уже привычное, но все равно головокружительное.
Когда по стопам ударил искрящийся и переливающийся Радужный Мост, Тор интуитивно прижал Малекита крепче. Кровь эльфа испачкала его плащ, но бог грома не обращал на это внимания, размышляя о более серьезных вещах: вести пленника прямиком к Одину, или для начала попытаться разобраться самому? Точнее, самим - с Локи, от которого Малекита наверняка невозможно будет скрыть.

URL
2013-12-29 в 03:39 

Он уже однажды был здесь, но едва ли узнавал этот мир: в прошлый раз, ведомый местью и единственной целью - Эфиром, Малекит едва ли обращал внимание на окружающие достопримечательности.
Сейчас, правда, тоже не очень-то хотелось оглядываться по сторонам.
Малекит замер лишь на секунду, втянув слишком много отравленного воздуха - в груди жгло, но по сравнению со всем остальным, это ощущение ничего не значило. От сияния золотых башен хотелось зажмуриться - в глазницы будто норовили ссыпать раскаленного камня.
И все же ничего такого, чего нельзя вытерпеть.
А затем враг (его зовут Тор, помнил Малекит, возможно, эта информация была теперь сколь-нибудь ценной) потащил его дальше, в самую сердцевину заносчивого самодовольного *света*.
Малекит хранил молчание. Его попытаются заставить говорить, сомнений нет, но зачем тратить слова просто так?

URL
2013-12-29 в 13:05 

Поймав Малекита за плечо, Тор потащил его дальше, вглубь Асгарда, в узкие неприметные переходы дворца, в которых они с братом играли детьми. Из этих переходов можно было выйти к темницам, при этом не попавшись по пути многочисленным стражам и работникам, уже занявшимся восстановлением Асгардского дворца.
В полуразрушенной тюрьме в целости осталась ровно одна камера - укрепленная от магии богато обставленная комната, в которой держали Локи, сейчас пустующая и находящаяся в изрядном беспорядке после истерики бога обмана. Именно от нее у Тора был ключ.
Не церемонясь с пленником, Тор втолкнул Малекита в камеру, и остановился на пороге.
Опыта допроса у него не было, но несколько важных вопросов задать нужно было все равно.
- Где Эфир? - мрачно поинтересовался Тор. - Он уничтожен?

URL
2013-12-29 в 13:33 

Малекит старался запоминать, куда его ведут.
Это было нелегко: свет слепил и обжигал глаза, и все труднее становилось дистанцироваться, контролировать боль; но он помнил часть этих коридоров - варварски-роскошных, из золота и сияния; очень легко было представить асгардского короля на троне, высокомерно смотрящего на подданых с высоты трона.
Все, чем они были, эти дети света: высокомерие, самоуверенность и... недостаток понимания, вероятно.
Его втолкнули в комнату, которая была когда-то обставлена с той же роскошью, что и залы, разве - намного меньше, но вазы лежали в осколках, грубовато вытесканные стулья беспомощно выставили ножки. По полу разбежались желто-красные круглые предметы, Малекит неловко наступил на один из них, и раздавил - к подошве прилипла ярко и резко пахнущая мякоть. От этого запаха немного замутило.
Допрос начался предсказуемо. Малекит постарался как можно незаметнее прислониться к прозрачному стеклу плечом - еще не хватало упасть.
- Я не знаю, - ответил он, и даже в очередной раз удалось улыбнуться.

URL
2013-12-29 в 18:26 

Эта улыбка на безжизненном лице раненого эльфа разозлила Тора сильнее, чем он ожидал. Было что-то неправильное и одновременно очень страшное в том, как умело сохранять достоинство это существо, потерявшее все, что у него было.
Шагнув ближе, Тор коротко и сильно ударил Малекита по лицу.
- Не нужно мне лгать, - холодно посоветовал бог грома.

URL
2013-12-29 в 18:46 

Удар пришелся по обожженной половине лица. Что-то треснуло с отвратительным звуком, похожим на тот, с каким превратился в лепешку приторно пахнущий круглый предмет.
И тоже потек сок, почти черная, густая и прохладная кровь. Она текла и из ран на месте отрубленных рук, и белоснежный пол наполнило этой багряной почти-чернотой. Асгардский принц даже испачкал подошвы.
Малекит не удержал равновесия, сполз вдоль стены. Мелькнула мысль: подняться будет не так уж просто.
Он смотрел на грязную от собственной крови обувь врага, и едва удерживался от новой улыбки.
- Я не лгу. Эфир... живое существо. Он просыпается к Схождению, но Схождение закончилось. Я не чувствую его, и это означает, что, быть может, он заснул еще на пять тысяч лет, или... или нет.

URL
2013-12-29 в 20:32 

Только когда Малекит осел на пол, Тор по-настоящему понял, что эльф может умереть в любую минуту. И тогда не будет ничего: ни Эфира, ни знаний. Злость прошла в то же мгновение, оставив только усталость и неосознанное неудовольствие от самого себя.
"Не тебя ли иногда коробили легенды Асгарда о том, как бездумно асы уничтожают тех, кто может им что-то дать?" - промелькнуло в голове.
Тор прошелся по темнице, поднял опрокинутую кушетку, поставил к стене и вернулся к сидящему эльфу.
- А говорил, что идти можешь, - с укоризной проговорил бог грома, поднимая Малекита на руки. Эльф оказался легче, чем ожидалось.
Дойдя со своей ношей до кушетки, Тор осторожно, чтобы не ранить лишний раз изуродованные обрубки на месте рук противника, уложил Малекита на нее - он ненавидел пытать и от того, что приходилось допрашивать истекающего кровью эльфа становилось неловко и неуютно.
- То есть Эфир все еще в тебе? - поинтересовался Тор, присаживаясь на стул рядом. - Или уже нет?
Нужно было тащить сюда Локи, Тор отчетливо понимал это - с магией бога обмана Малекит имеет хоть какой-то шанс выжить, без нее вряд ли - но именно этого не хотелось. Так же отчетливо Тор понимал, что если Локи получит Эфир, он может стать опасным не только для Асгарда или Мидгарда, но и для всех Девяти Миров, и поэтому сознательно оттягивал этот момент.

URL
2013-12-29 в 20:49 

- Я шел, - возразил Малекит, но не стал сопротивляться, когда асгардский принц подхватил его, словно дрессированный пес - поноску.
Не время думать о гордости, о том, насколько оскорбительно подобное обращение. Гордость была в том, что они отказались принять условия мирного договора пять тысяч лет назад. Гордость была в том, что Малекит принес в жертву собственных сородичей.
Гордость слишком часто становилась синонимом смерти.
И... в самом деле, что он мог сейчас сделать? Заявить: отпусти меня?
- Я его не чувствую, - очень терпеливо повторил Малекит. - Может быть, внутри. Может быть, нет.
Он не стал добавлять, что Эфир-то бессмертен, в отличие от любого "хозяина", способного управлять или нет.
- Неужели ты думаешь, принц Асгарда, что будь у меня силы призвать его, от тебя осталась бы хотя бы горсть праха?
Было неприятно признавать свою слабость, особенно - вслух, особенно - когда это и так очевидно.

URL
2013-12-29 в 21:01 

- Не знаю, - честно ответил Тор, и осторожно стер пальцами кровь со щеки Малекита. Кровь оказалась неожиданно темной, с резким, острым запахом.
- Я... не могу осознать, что такое Эфир, - признался он после длинной паузы. - Ты говоришь, что он живое существо, но я не могу понять, как живое существо может быть... таким. Зачем оно выбирает чье-то тело? Как ты научился управлять им? Имеет ли оно свою волю, или только подчиняется твоей?
Тор помолчал, а потом медленно продолжил:
- И, если бы сейчас от меня осталась только горсть праха, что стало бы с тобой?

URL
2013-12-29 в 21:14 

- Ты не поймешь, - Малекит отдернулся от прикосновения, и вовсе не потому, что было оно болезненным - скорее наоборот, излишне... аккуратным. Где-то в глубине души Малекит предпочитал удары. Они правильнее. Они на своем месте.
В конце концов, что их объединяет, кроме ненависти? Тор - потомок убийцы почти всех, кого Малекит любил, а сам он отнял жизнь у матери асгардского принца.
- Эфир мертвый и живой. Он наша кровь, наши души, наша жажда жить и неспособность смириться. Если угодно, Эфир - это... - Малекит задумался, остановился, чтобы передохнуть, воздух душил его. - Идея. Без носителя идея мертва - и бессмертна, терпеливо дожидаясь того, кто примет ее. Слабого убьет, как это бы случилось с той женщиной. В руках сильного станет оружием.
Малекит осекся, потому что сказал слишком много: гораздо больше, чем позволяли узы ненависти.
Сказал: я почти отчаялся.
Сказал: я почти потерял веру, и поэтому верное оружие не отзывается на зов.
Асгардский принц посмеется над ним, но что ж? Малекит заслужил и такого, если уж его и его месть остановили игрушки короткоживущих слепых созданий из Срединного мира.
И вместо ответа на последний вопрос добавил:
- Тебе придется поверить мне. Либо убить.

URL
2013-12-29 в 21:24 

В голосе Малекита прозвучала отчаяние, неприкрытое и острое, как оголенные нервы, и Тору невыносимо, до боли, захотелось забрать его отсюда. Поднять на руки и унести в покои, смыть кровь, попытаться вылечить.
Он знал, что это невозможно. Недопустимо. Знал из легенд, что асы убили всех эльфов и превратили в бесплодную пустыню Свальфтархейм. Знал, что это существо убило его мать. И в этом не было никакой справедливости.
Никакой справедливости не было в том, что пленный эльф умирал сейчас в клетке, сделанной для бога.
- Если Эфир спит сейчас в тебе, - медленно, пытаясь уложить в голове чужую странную и непривычную логику, проговорил Тор. Он поверил Малекиту, не сразу, но не поверить было невозможно, - значит ли это, что ты недостаточно слаб, чтобы умереть, но недостаточно силен, чтобы использовать его как оружие? Значит ли это, что Эфир попытается вылечить тебя... или убить?

URL
2013-12-29 в 22:02 

Повисла пауза, которую Малекит не торопился прерывать. Ему послышалась жалость в голосе Тора, и она была отвратительна, еще не хватало, чтобы враг стал его жалеть.
Кровь пробиралась по трещинам обоженного лица и сползала вдоль шеи. Малекит лежал в луже собственной крови, подозревая, что когда Тор оставит его в покое, наедине с мыслями - и ощущениями, будь они неладны, терпеть боль спокойно - или с ухмылкой станет гораздо труднее.
- Мы выжили в мире, который отравлял нас тысячелетиями, но не смогли вернуть его себе. Ты прав, асгардский принц.
И все-таки ухмыльнулся: пусть тот думает, что принес в сердце своего собственного мира опасное оружие, вдвойне непредсказуемое оттого, что осталось без хозяина.
Малекит добавил:
- Эфир как дитя или дикий зверь: может спать долго, но просыпаясь, требует пищи. И найдет ее в любом случае, в чье бы живое тело ни пришлось перебраться.

URL
2013-12-29 в 22:18 

- Когда Эфир переберется в чье-то другое живое тело - ты умрешь? - спросил Тор, не пытаясь больше прикоснуться к эльфу, хотя кровь, ползущая по щеке Малекита, неосознанно раздражала, отвлекая внимание он лица эльфа.
Ухмылки Малекита тоже раздражали Тора, нервировали - он осознавал, что ничего не понимает ни в Эфире, ни в способностях и возможностях эльфов. И нервировали мысли о том, что он действительно притащил в сердце собственного мира, в свой дом, оружие, которое может сравнять его с песком и пылью.
Безумно хотелось, чтобы все встало на свои места, но Тор прекрасно понимал, что это невозможно. Это он притащил сюда отравленную Эфиром Джейн, это он подставил Асгард, и это ему следует отвечать за последствия своих действий.
Не было смысла убивать Малекита, потому что невозможно было убить Эфир, где бы он ни был. Головоломка оказалась слишком сложна, чтобы решить ее мгновенно, сегодня, сейчас, еще и потому, что пленный эльф вовсе не собирался ему помогать.
- Твои воины вернутся за тобой? - поинтересовался Тор невпопад, пытаясь отвлечься от бегающих по кругу мыслей. - Почему они вообще тебя оставили?

URL
2013-12-30 в 07:18 

- Вероятно, да. Умру.
Малекит пожал бы плечами, вот только с его кровоточащими культями это все равно не смотрелось бы как должно. На самом деле, он подозревал, что именно так: Эфир — еще и паразит, который питается хозяином, однако и не дает погибнуть, если тот достаточно силен.
- Ты хочешь попытаться принять его в себя? - спросил напрямик. И сморгнул, оттого что в глаз попала кровь. - Я прав?
Если так, то он недооценил Асгард. В прошлый раз врагов хватило лишь на то, чтобы спрятать «ужасное» оружие — подальше, с глаз долой, и притвориться, будто никогда не существовало. Но времена изменились.
Оружие гниет, ржавеет и покрывается пылью, если бросить в сокровищницу. Эфир неуничтожим, но от запертого — тоже никакого проку...
- Нет. Не вернутся. Потому что я так сказал.
Допрос ничем не напоминал пытки и истязания. Хуже всего, что Малекит по-прежнему не был уверен, понимает ли чуждое ему создание. Чего тот хочет добиться?

URL
2013-12-30 в 09:15 

- Я – нет, - качнул головой Тор, и протянул все-таки руку, стер пальцами кровь, стекающую в глаз эльфа. – Мой брат, вероятно, да.
Очевидным, но невысказанным осталось: «Я бы этого не хотел».
Локи опасен даже без Эфира. Локи один во много раз опаснее гордого, совершенно чуджого эльфа и всех его воинов. С Эфиром Локи станет опасен вдвойне, и этого бог грома вовсе не собирался допускать.
Горячка боя схлынуло, и существо, лежащее перед Тором в луже собственной крови уже не было врагом – только пленником. И этот пленник вызывал у бога грома искреннее уважение тем, что сдался сам, дав уйти своим воинам, тем, что готов был в одиночку отвечать за все, что натворили эльфы. После показательного отправления в Мидгард без магии Тор отчетливо понял, как много ответственности лежит на том, кто ведет в бой других.
- Хочешь пить? – спросил бог грома, не задумываясь о том, что даже вода Асгарда может оказаться для Малекита ядом.

URL
2013-12-30 в 09:40 

Допрос закончился?
Малекит так и не понял, чего от него добивались. Было обидно признавать это, признавать, что замыслы примитивных слепых врагов для него такая же тайна, как для них самих — Эфир и тьма, но что поделаешь?
Малекит только предположил, что этот «брат» явится, и все-таки станет пытаться извлечь оружие. И тогда «хозяина» можно будет... выбросить. В помойную яму. Или что они там делают с трупами врагов?
- Нет, - сказал Малекит, хотя его действительно мучила жажда. Вот только вода не принесла бы облегчения.
А еще появилась неприятная мысль: даже без пыток и истязаний он не протянет долго. Защитный костюм поврежден, маску он снял сам — это был его выбор и его клятва. Какое-то время Эфир будет поддерживать в нем жизнь (если только остался внутри), но недолго.
Бесславная смерть.
Малекит закрыл глаза, вспоминая разговор с Алгримом среди черного песка Свартальфхейма — тогда они оба поклялись не прятаться от яда изменившегося мира, пока не освободят его для остальных, или же умрут, пытаясь сделать это. Снять маски означало отрезать пути к отступлению, к жалкой трусости "мы ведь можем приспособиться".
Все или ничего, решили они.
Кто бы мог подумать, что все завершится вот так.

URL
2013-12-30 в 10:09 

Допрос закончился.
Не потому, что больше Тору нечего было спросить, а потому, что как спрашивать - он не знал. Только одно осталось для бога грома очевидным: он теперь между двух огней. С одной стороны - Малекит в какой-то момент умрет или выздоровеет, а это значит, что Эфир окажется на свободе или в руках противника, умеющего им управлять. С другой - Локи наверняка попытается вытащить Эфир из эльфа, или, если это невозможно, подчинить себе Малекита, если не удастся подчинить себе Эфир. И еще неизвестно, что хуже.
Как перетянуть Малекита на свою сторону, чтобы не охранять его от поползновений брата постоянно, Тор не знал. Вернуть эльфу Свартальфхейм? Если бы это было возможно...
- Я приведу брата, - проговорил бог грома после продолжительных раздумий, про себя отметив, что закрыв глаза Малекит выглядит как покойник, и пояснил: - Он маг и немного разбирается в медицине. И наверняка читал про таких, как ты.
В противовес своих слов, Тор не двинулся и, после еще одной паузы, осторожно спросил:
- Скажи... Эфир вообще можно вытащить из тебя? Без твоего желания?

URL
2013-12-30 в 10:55 

Этого следовало ожидать. Сначала они говорят о лекарях, а потом собираются разрезать на куски. Малекит даже не мог осуждать Тора: если бы у его собственных врагов было нечто, разве побрезговал бы лично вскрыть грудную клетку, череп или брюшину каждому из них?
И еще было легко представить себе это сильное крупное существо выламывающим кости, чтобы обнажить мышцы, суставы, заглянуть внутрь и найти то, что нужно.
Вот только придется его разочаровать.
- Эфир не в плоти или костях, и даже не в крови. Он... - Малекит вздохнул, едва не закашлявшись колючим воздухом, и все-таки решил говорить так, как есть, не поймет примитивное создание — его проблемы. - Встраивается на атомарном уровне. Тебе придется разобрать меня на атомы и отделить Эфир от всего остального, не стану лгать — теоретически такая возможность существует... Но я ведь даже не уверен, что он все еще во мне. Было бы обидно затратить столько энергии, и не получить ничего, правда?
Длинная получилась фраза.
Малекит затаился, выговорив ее, стараясь не дышать. Чем меньше дышит — тем дольше просуществует. Простая математика.

URL
2013-12-30 в 11:09 

Тор качнул головой, хотя собеседник и не мог этого видеть. Из всего, сказанного Малекитом, бог грома понял немного, но из этого складывалось ощущение, что если Эфир и можно вытащить - то чудовищно сложно, почти нереально. А значит... по большому счету, это не значило ничего, но почему-то это обрадовало Тора.
Если Эфир нельзя вытащить, значит, он не достанется Локи. Малекит, не смотря на все свое умение пользоваться разрушительной силой Эфира, был элементарно физически слабее Торова брата, и не так извращенно думал, что делало его менее серьезным противником.
Бог грома поднялся на ноги, со скрипом отодвинув стул. Постоял немного, глядя на едва дышащего эльфа, и молча ушел, коротко щелкнув замком клетки.

***

После возвращения Локи из Свальтфархейма, никто не попытался снова посадить его в клетку. Один лишь тяжело посмотрел на младшего сына и отмахнулся, когда Локи протянул руки, предлагая сковать себя заново. Он не был прощен, но наказывать его более не было смысла, и младший принц вернулся в свои покои и остался там – ждать брата и лечить рану, пусть не смертельную, но все же слишком ощутимую, чтобы просто о ней забыть.
Потом Тор вернулся.
Локи слушал брата, и чем дольше Тор рассказывал, тем живописнее становилось лицо бога обмана.
- То есть, - прервал он Тора, - ты притащил сюда эльфа без рук в котором, теоретически, спит Эфир?
Бог грома согласно кивнул.
- И теперь ты хочешь, чтобы я… выходил его? – продолжил Локи.
- Не дал умереть, - поправил брата Тор.
Локи задумался. Нужно было идти в библиотеку, потом в хранилище. Читать про эльфов (асы почти не писали о других расах, потому что не утруждали себя изучением врагов, предпочитая убивать, зато писали ваны и, что удивительно, ётуны), искать артефакты (которые тоже делали в основном трудолюбивые ванны) и много думать, прикидывать, сравнивать и колдовать: если Тору нужен живой эльф, то его недостаточно просто не убивать – Асгардский воздух довольно быстро сделает это за асов.
Но сначала стоило посмотреть на эльфа и порасспрашивать его. Про Эфир. И про то, приживутся ли, например, у него руки, если их найти и пришить. Локи читал об этом еще недавно – в темнице, и был почти уверен, что да, приживутся, - о проверить не помешало.
- Хорошо, - бог обмана хлопнул в ладони и повернулся к брату. – Ты иди сдаваться Всеотцу. Будет лучше, если он будет знать заранее, чем поймает нас в самый неудачный момент.
- А ты? – мрачно поинтересовался Тор, перехватывая поднявшегося брата за локоть.
- Проведаю пленника, - ухмыльнулся Локи.
И Тор медленно разжал пальцы.

В комнату, некогда бывшую его собственной тюрьмой, Локи ввалился с бинтами, полотенцами и небольшой чашей, из которой поднимался пар, и потому совершенно не походил на асгардского принца.
Коротким взмахом руки бог обмана вернул в беспорядке разбросанные вещи на свои места, и опрокинутый стол и стулья послушно встали на ножки. Сгрудив на стол свою ношу, Локи придвинул жалобно скрипнувший предмет мебели поближе к кушетке, на которой лежал эльф, и уселся рядом на предусмотрительно оставленный Тором стул.
- Привет, - насмешливо поприветствовал Малекита Локи.

URL
2013-12-30 в 12:14 

Все получилось именно так, как Малекит и опасался.
Допрос можно выдержать. Пытки тоже. Боль ничего не значит, если у тебя есть цель — пусть не надежда, но желание отомстить, исправить, пережить ради чего-то, что наступит после. Но его не пытали, забросили, кажется, позабыли вовсе. Он даже не был диковинным зверем, которого асгардцы показывали бы своим детям и смеялись.
Его попросту бросили умирать самой глупой и бессмысленной смертью: от истощения, обезвоживания и отравления.
Раны не заживали. Кровь остановилась, но без защиты костюма поверхность заветрилась до какого-то блекло-сероватого оттенка, еще не гниль, но близко к тому. Каждый вздох давался труднее.
Малекит старался не открывать глаз, потому что в камере, куда его заточили, светился даже потолок. Под веками расползались рыжие блики. Иногда они темнели, и он просыпался — здоровым и сильным, и вокруг была первозданная тьма. Он шел по ониксовым залам Свартальфхейма, чтобы поделиться с женой смешной шуткой: ты знаешь, сказал бы он, мне приснилось, что наш мир разрушен. Ты знаешь, сказал бы он, мне приснилось, что нас почти не осталось.
Улыбающаяся женщина становилась Алгримом. Тот сжимал зубы, на скулах ходили желваки. Алгрим был готов сражаться.
«Я стану Проклятым», говорил он так, что посмей Малекит смалодушничать и выбрать кого-то другого, чувствовал бы себя предателем.
Как будто недостаточно того, что принес в жертву сотни кораблей — последнюю армаду Свартальфхейма.
А потом возвращался свет и боль, но ненадолго. Семья - включая Алгрима, включая тех, кто уже отдал жизни, они все были его семьей, - не хотели отпускать Малекита обратно к страданиям.
«Я должен», - отвечал, кажется вслух, и все труднее отличал явь от грез.
В очередной раз он увидел ётуна-мага — других могла обмануть его асгардская личина, но Малекит видел правду. Свет создан для лжи. Оптические иллюзии и магия личин появилась вместе с его возникновениям.
- Ты мертв, - с трудом разлепил ссохшиеся губы Малекит. - ...Или я. Что тебе нужно?

URL
2013-12-30 в 14:40 

- Я Локи из Асгарда, - представился Локи, выкладывая на стол множество маленьких пузырьков с травяными ядами и смесями, - Асгардский принц, младший сын царя.
Все-таки иллюзии могли обмануть Малекита, хоть свет и создан для лжи. Локи умел лгать виртуозно, потому он и был богом обмана. Правду же он зачастую говорил так, как будто лгал.
- А нужно мне, - Локи задумался, прикидывая, и закончил. - Сейчас мне нужно, чтобы ты не умер. Хотя бы сутки, лучше - больше. За это время я успею придумать, как сделать так, чтобы ты не умер совсем.
У Малекита слезились глаза, казались затуманенными, невидящими. Локи движением руки приглушил свет в камере, щадя эльфа.
- Совсем убрать свет не могу, - насмешливо извинился бог обмана. - Я же не вижу в темноте.
Склонившись над обрубком руки Малекита, Локи сколупнул заветрившуюся серь и поморщился. Ему не нравился Малекит, и не было жаль то, что от него осталось, но любопытство оказалось сильнее жалости. А изучать и разбирать живое существо гораздо интереснее, чем его труп.
- Будет больно, - предупредил Локи, и, вытащив нож, коротко вскрыл небольшую область на обрубке руки. Кровь не хлынула - потекла тонкой струйкой, наглядно демонстрируя степень кровопотери. - Не дергайся, - предупредил бог обмана, отыскав среди разбросанных по столу пузырьков один пустой и выдергивая пробку. Подставил пузырек под струйку крови, набрал до верха.
- Тору зачем-то нужно, чтобы ты выжил, - пояснил Локи, капая чужой кровью на пальцы. Растер, тронул языком. В крови эльфа горчила приторная сладость. - Поэтому если хочешь его расстроить - можешь быстренько умереть, - бог обмана фыркнул, не глядя на эльфа. - Но я бы не советовал.
Капнув в принесенную чашу с теплой водой эльфийской крови, Локи принялся добавлять туда же содержимое баночек, тщательно отмеривая пропорции. Потом сунул в теплую воду палец, размешивая и дозированно выпуская магию, и зашептал заклинания. Он не был уверен, что открытые раны Малекита стоит промывать обычной водой - эльфы слишком уязвимы, для них все в Девяти Мирах может стать ядом. В своей магии же Локи был уверен, а от того, сколько приходилось возиться, создавая одну только воду, бог обмана чувствовал только азарт и любопытство.

URL
2013-12-30 в 15:26 

Новая боль вырвала из оцепенения. Малекит задохнулся, стиснул зубы: к боли можно привыкнуть, но эта отличалась, переходя границу выносимости. Он был, оставался слишком силен: беспамятство избавило бы кого-то другого, а ему оставалось лишь терпеть.
- Ты был в тюрьме, - возразил где-то между двумя прикосновениями кинжала к гниющим
ранам.
Алгрим рассказывал. Алгрим видел ётуна в облике аса за прозрачными стенками клетки. Возможно, этой же самой. Малекит наверняка не знал, но догадывался.
- Ты был пленником, - повторил он, просто чтобы не стонать или не вскрикивать. Стоило обдумать: что будет дальше, что ему следует говорить, как вести себя с этим... магом (его прикосновения причиняли новые муки, но Малекит понимал: это попытка исцелить).
Стоило понять: зачем им это.
Лично этому Локи из Асгарда, который прежде назвался Локи из Ётунхейма.
Вот только не хватало сил на какую-либо стратегию. Все, что он мог, выслушав насмешку (она не была жестокой, но сродни тем чарам, что заставляли страдать, исцеляя) спросить:
- А чего хочешь от меня ты?

URL
2013-12-30 в 18:11 

- Удовлетворить свое любопытство, - улыбнулся Локи, покосившись на Малекита. - Можешь не открывать глаза, если режет свет, - посоветовал он, не обещая, впрочем, озвучивать все, что будет делать.
Вода после магии, крови и трав стала не зелено-алой, как ожидалось, а кристально-синей, прозрачной и совсем чуть-чуть колкой.
Локи смочил водой кончик полотенца, приложил влажный край к потрескавшимся губам эльфа.
- Я нелюбимый и непослушный сын, и Всеотец считал, что я достоин тюрьмы, - фыркнул Локи, отвечая на вопрос Малекита, и спросил уже серьезно, внимательно наблюдая за реакциями эльфа. - Эта вода не ядовита для тебя?
Бог обмана поймал себя на том, что ему невыносимо хочется, чтобы все удалось.

URL
2013-12-30 в 18:56 

Вода скользнула по губам - прохладная, чистая; она отличалась от питательных смесей, которыми они поддерживали свое существование на борту кораблей. Она была слишком настоящая, и казалось, еще пахла неспешно журчащим под прохладой черного ветра ручьем.
Малекит втянул ее с жадностью. Вода мягко снимала жжение в горле, и даже успокаивала боль.
Впервые за много... циклов (он путался в понятиях, отмеряемых ненавистным светом, да и не хотел запоминать чуждые правила времени), он чувствовал себя почти терпимо.
И открыл глаза, воззрился на Локи, сознавая: не понимает гораздо большего.
- Ты не можешь быть в родстве с сыном Бёра. Твоя суть иная... - но Малекит не был так уж уверен в этом. - Но если он признал родство, как можно не любить того, кто... - Малекит задумался, подбирая определение - слов не хватало. - Часть твоего племени?

URL
2013-12-30 в 19:04 

- Ты знаешь, - заметил Локи насмешливо, - у меня тут тяжелая жизненная ситуация, и давай я тебе ее как-нибудь потом расскажу? Когда тебе станет получше и можно будет вытащить тебя отсюда... хотя бы ночью. Я не любитель жаловаться на жизнь умирающим, да еще и в темнице.
Локи убрал влажную ткань от губ Малекита и осторожно приподнял эльфу голову, чтобы тот мог пить, не рискуя захлебнуться. Поднес чашу к губам пленника.
- Маленькими глотками, - предупредил бог обмана. - И немного.

URL
2013-12-30 в 19:40 

Малекит надеялся: Локи не узнает, никогда не узнает, каким усилием воли пришлось сдерживаться, не выхлебать до дна прохладную воду. Должно быть маг изменил саму ее структуру, и должно быть отдал немало сил.
"И если он способен на это, то и на атомы разберет", - подумалось Малекиту, и он отдалился от чаши, снова закрыв глаза и наслаждаясь свежей прохладой в горле и пищеводе. Задергало раны-обрубки, снова проступила кровь - одним словом, возвращался к жизни.
- Что теперь? - спросил он, стараясь не смотреть на вожделенную чашу.

URL
2013-12-30 в 19:51 

- Теперь я думаю, что делать с твоими руками, - честно признался Локи, отставляя чашу на стол. - Вот если их, например, пришить - они приживутся?
Бог обмана прощупал чуткими пальцами плечи Малекита повыше обрубков, пытаясь разобраться с креплениями доспеха. Не разобрался. Казалось, что доспех на эльфе цельный, и если и снимать его - то только разрезав. Резать было жалко. Резать настолько сложную незнакомую, безумно интересную вещь был равносильно изучению трупа, вместо живого существа.
- Я предложил бы тебе снять доспех, - заметил Локи, - но увы. Поэтому расскажи, как мне самому это сделать, - потребовал он и, после небольшой заминки, добавил. - Хочу посмотреть, насколько серьезны твои раны.
От того, что Малекит ранен серьезно, Локи чувствовал неосознанную обиду. Раны мешали ему ворочать эльфа, ощупывать, мешали попытаться разобраться, как он устроен: так же, как асы или ётуны, или иначе? Все-таки ужасно сложно изучать существо, которого в любую минуту может умереть.

URL
2013-12-30 в 20:19 

- Мои руки разбросаны по всем Девяти мирам, - заметил Малекит. Он представил, как ётунский колдун, называющий себя младшим принцем Асгарда, разыскивает куски плоти в черных песках Свартальфхейма, среди мунспельхеймского огня или льдов "родного" мира, и это почти позабавило. - Может быть, они даже до сих пор не сгнили: наша плоть и кровь такой же яд для обитателей вашей Вселенной, как и наоборот.
Он был жадным, этот принц-ётун, жадным до знаний - познания, если угодно. Из тех, кто разрежет тебя заживо, потому что хочет понять, как устроен.
Малекит его понимал, хотя сам считал, что давно потерял собственную жажду познавать. Может быть, вместо нее остались культи или обугленные шрамы.
- Это не только доспех, но и защитный костюм, - объяснил он, не видя причины скрывать очевидного. В конце концов, Локи дал ему пригодной для питья воды. Снова усмехнулся:
- Ты ведь все равно снимешь его с меня, и если откажусь - просто изрежешь кинжалом.
Он помнил кинжал в руках Локи - и то, как он перерезал горло солдатам.
Не слишком-то хотелось оставаться обнаженным под всем этим... светом, с другой стороны - если костюм останется целым, можно будет вернуть его после на прежнее место.
- Сними пластины. Остальное я... удалю.

URL
2013-12-30 в 20:33 

- Защитный костюм... - протянул Локи, пытаясь думать быстрее, на пределе возможностей.
Без костюма Малекиту вполне может стать хуже, сейчас доспех укрывает эльфа от света и воздуха-яда, возможно - поддерживает в нем жизнь, и если без защиты Малекит вдруг потеряет сознание, Локи не был уверен, что сможет снова запаковать его в костюм. Все-таки, раздеть эльфа он всегда успеет. И можно не торопиться, даже лучше - не торопиться сейчас.
Локи коротко побарабанил пальцами по пластине на груди Малекита и предложил:
- Убери только с рук, - предложил бог обмана, не озвучивая эльфу свои рассуждения. И тут же с улыбкой добавил: - И ты не ответил: если я найду и пришью тебе руки, ты сможешь ими пользоваться?
Это было важно и чертовски интересно. Если эльфы правда способны восстанавливать работу отрубленных конечностей, то раненый Малекит оказывался для Локи настоящей находкой.

URL
2013-12-30 в 20:59 

Малекит кивнул, отдавая мысленный приказ симбиотической ткани - которая не была в полном смысле тканью, скорее полуразумный материал, сродни Эфиру, отступить и оголить плечи.
Ничего интересного, наверняка, Локи не увидел. Оторвало руки неровно - сломанная кость, клочья мяса, чуть выше - блеклая сероватая кожа, словно готовая от пары лучей ультрафиолета покрыться язвами.
Кости, мясо. Эльфы миниатюрнее созданий света еще и потому, что уже много тысячелетий мышцы не играли особенной роли: лучеметы не тяжелее кинжала. Были древние рода, такие как род Алгрима, гордившиеся физической силой, но скорее исключение, истинные воины. Малекит же был в свое время ученым и военачальником. Королем его назвали после, когда не осталось других королей...
Но какой смысл мешать чужому познанию? Вряд ли у Локи появится другой... объект. И, думая о том, что вместо него очутиться в плену мог кто-то иной, Малекит вздрагивал и повторял: лучше я.
Я выдержу.
- Возможно. Я уже говорил твоему брату: мы живучи. Если руки не смололо в кашу, или они не сгорели в пепел, ткани приживутся. Но зачем тебе это? Без рук я... безопаснее.
Вода действительно оказала чудодейственный эффект.
Малекит мог даже... иронизировать над своими тюремщиками. И неважно, что конкретно этот попутно стал заодно лекарем.

URL
2013-12-30 в 21:21 

- С руками ты интереснее, - иронией на иронию ответил Локи.
Обломки ниже плеч Малекита выглядели чудовищно, и только сейчас бог обмана по-настоящему осознал, насколько живучи эльфы. Если бы его или Тора покалечило подобным образом, оба они давно были бы без сознания и, что вполне вероятно - при смерти от потери крови. Малекит же умудрялся иронизировать и вести вполне осмысленный диалог.
"Выживет", - резюмировал Локи, и занялся делом.
Смочил полотенце остатками воды и принялся осторожно и внимательно собирать обломок, промокая выступающую кровь и вытаскивая впившиеся в плоть осколки костей. Особого смысла делать это сейчас не было, но Локи рассчитывал, что однажды будет пришивать Малекиту руки, а для этого следовало подготовить то, к чему их, собственно, пришивать.
Промыв раны воссозданной водой, бог обмана наложил на обрубки тонкие бинты - просто чтобы ядовитый воздух Асгарда лишний раз не вредил ранам.

URL
2013-12-31 в 07:36 

- Интереснее? И что ты собираешься делать?
Признаться, Малекит не догадывался. Даже в первую войну асгардцы не брали пленных, да и эльфы — тоже. Раненых врагов добивали на поле брани.
Со своей стороны он хотел только выжить. Мертвый — бесполезен, нет более никого, кто сумел бы использовать Эфир.
И нет другой надежды повернуть время и Вселенную вспять.
Вот такой расклад: умереть — проще всего, а он обязан выжить любой ценой.
- Извлечь из меня Эфир, правда? - предположил Малекит, морщась от прикосновений к ранам, от которых к боли прибавлялся глубинный какой-то зуд, хотелось вцепиться зубами в собственное мясо и кости.

URL
2013-12-31 в 10:25 

Подумав, Локи согласно кивнул:
- Да.
По большому счету это было правдой лишь наполовину. Его интересовал сам эльф, и чем больше Локи возился с ним - тем интереснее ему становилось. В отличии от Тора, бог обмана не воспринимал Малекита как пленного врага. Для Локи эльф был источником знаний, новой науки, и меньше всего богу хотелось разрезать его на части, больше - приручить.
Чуткие пальцы бога обмана проехались по плечам и шее Малекита, прощупывая мышцы и кости. Осторожно, внимательно.
- Тор мне рассказал, - продолжил Локи, - про какие-то удивительные сложности с добыванием из тебя Эфира. Это правда? Помнится, из Торовой девки ты вытащил его без всяких проблем.

URL
2013-12-31 в 12:35 

Увы, лгать Малекит не умел. И сейчас ответил, хотя и неохотно:
- Я знаю, как заставить Эфир подчиняться. У него есть... нечто вроде разума, и меня он воспринимает хозяином.
Наверное, для асгардцев это было трудно понять: появившись во Вселенной, свет разделил материю на живое и неживое, камни остыли, а сам свет раскалил солнца до нестерпитого жара, непригодного для жизни.
Но Малекит еще помнил время, когда между "живым" и "неживым" различия были условны.
Эфир - одна из таких "условностей", наряду с кораблями и защитными костюмами.
- Ему нужно питаться. Любого другого поглотит без остатка. Женщина твоего брата должна сказать мне спасибо: несколько... циклов... дней спустя от нее осталась бы пустая оболочка, выжженная изнутри.

URL
2013-12-31 в 12:59 

- Людишки, - отмахнулся Локи, завороженно гладя выступающие ключицы Малекита, - они никогда не благодарят, даже если ты спасаешь их жалкие жизни. Они вообще очень смешные, эти смертные.
Бог обмана улыбнулся своим воспоминаниям: девка Тора, Джейн, даже не была в Нью-Йорке, когда Локи организовал нападение читаури, но все равно посчитала своим долгом продемонстрировать ему свое недовольство. Ее удар был силен для смертной, но не мог сравниться с ударом той же Сиф. Вся ситуация с неземной любовью братца к женщине из Мидгарда исключительно забавляла Локи.
Бог обмана проехался ладонью по шее Малекита, мимоходом подумав о том, что чтобы задушить худощавого эльфа не потребуется никаких усилий и с любопытством поинтересовался:
- Сейчас ты тяжело ранен и слаб, но Эфир не пытается выжечь тебя до дна. Потому что ты эльф? Или потому что ты его хозяин?
Подумалось, что стоит расспросить, по какому принципу Эфир выбирает хозяев, и можно ли стать хозяином Эфира, не будучи эльфом, но с этим Локи решил повременить. Малекит использовал немало слов, о значении которых бог обмана мог только догадываться, поэтому сложные вопросы он задавать пока опасался, по крайней мере до тех пор, пока не будет уверен, что правильно понимает эльфа.

URL
2013-12-31 в 16:13 

- Я же сказал: Эфир полуразумен, - повторил Малекит почти по слогам. Эти дети света, неважно, асы или ётуны, кажется, не отличались... сообразительностью.
Ну, или он сам не всегда правильно говорил на их языке.Наверное, и то , и другое.
- С ним можно... договориться. Не словами, - Малекит даже фыркнул, будто подчеркивая примитивность такого способа общения. - Он хочет сытости и покоя, однако готов пожертвовать одним ради другого. Сейчас он спит, потому что если проснется и сожрет меня, ему придется постоянно искать другую пищу... Лучше немного потерпеть, правда?
Малекит сделал паузу и добавил, не меняя интонации:
- Я надеюсь, что это так: как уже говорил твоему брату, я не чувствую Эфира, и это может означать либо его сон, либо что он... решил прогуляться.
Малекит улыбнулся уголком здоровой губы.
- И он не любит света.

URL
2013-12-31 в 16:23 

- Хм, - глубокомысленно заметил Локи. Он верил каждому слову эльфа, потому что в это нельзя было не поверить, но вот понять, осознать, почувствовать, что все обстоит именно так, как он говорит - было сложнее. На это требовалось время, но пока времени для размышлений у бога обмана не было.
- Я очень надеюсь, что он спит в тебе, - честно признался Локи, мимоходом отмечая, что полуулыбка до странности искажает лицо Малекита, делая его почти красивым.
Усилием воли заставив себя оторвать руки от эльфа, Локи занялся делом. Смочил остатками воды край чистого полотенца, принялся стирать с лица Малекита кровь и грязь, осторожничая на обожженных участках кожи.
- Это Тор тебя ударил? - поинтересовался бог обмана, промывая ссадину на щеке эльфа. То, как бездумно и часто братец использует кулаки, раздражало Локи.

URL
2013-12-31 в 16:58 

- Я тоже надеюсь, - сухо ответил Малекит.
Для него Эфир был единственной надеждой. От могущественного флота остался один корабль, но, говоря откровенно, этот флот изначально не был боевым. Все просто: пока во вселенной царствовали эльфы, просто не с кем было воевать. Потом перестраивали - телепортационные устройства в сингулярные гранаты, корабли-"Странники" в боевые станции... но это было все равно, что барахтаться в зыбучих песках. Только вязнешь глубже.
- Да, - и, чтобы Локи не вздумал жалеть его - Малекиту почудилось именно это в том, как прикасался к обожженной коже и ранам. - Довольно странно было бы ждать от него... прощения. В конце концов, я убил его мать.
Раскаяния в голосе точно не прозвучало.
Скорее - вызов. Пусть лекарь не забывает: он беседует с врагом, и существом, что при возможности уничтожит их всех.
А то за этими разговорами Малекит сам начинал сомневаться в этом.

URL
2013-12-31 в 17:10 

- Мою тоже, - холодно напомнил Локи, тщательно следя за интонациями собственного голоса, не допуская в нем ни истерики, ни злости.
Если не вспоминать об этом, Малекита можно было воспринимать почти нормально. Как любопытный объект для экспериментов, как древнейшее существо во Вселенной, как носителя чудовищного по своей разрушительности оружия. Но одна только мысль о том, что из-за него Локи больше не увидит женщину, которую любил так, как вряд ли полюбит кого-то еще в этом мире, сердце на секунду пропускало удар и хотелось даже не убивать - хотелось сделать больно по-настоящему, хотелось сделать что-то похуже оторванных рук и изуродованного лица.
Бог обмана сдержался немыслимым усилием воли, даже руки не дрогнули, продолжая касаться лица эльфа осторожно и мягко.
- Ты как будто хвастаешься этим, - заметил Локи медленно. - Тем, что кого-то убил, тем, что напал на Асгард. Второго нападения ведь не будет, так? Сколько вас осталось после этой... бойни? Эфир - твоя последняя надежда, поэтому ты так цепляешься за жизнь, презрев гордость, которой так славились эльфы?
Бог обмана бил наугад, с тоской отмечая, что ему еще далеко до того, чтобы становиться правителем Асгарда - Один никогда не опускался ни до рукоприкладства, ни до оскорблений, ни до того, чтобы бить по больному, будь то физически или словами.

URL
2013-12-31 в 17:24 

- Я просто напоминаю. Чтобы ты не считал меня своим... ручным зверьком, - огрызнулся Малекит, и даже попытался уйти от прикосновений, но он по-прежнему лежал на кушетке, по-прежнему безрукий, слабый, беспомощный почти. Не лучший момент демонстрировать гордость, признавал он сам.
А Локи оказался куда более жесток, чем его брат - каждое слово било куда сильнее, чем банальное "кулаком по лицу". Раны ничего не значат, либо убивают - либо заживают, третьего не дано.
Слова проникают глубже, и от сказанно нельзя исцелиться.
- Второго нападения не будет, - эхом откликнулся Малекит, и отвернулся.
Похоже, он недооценивал асгардцев и лично этого ётуна-колдуна. Все, что задумано - в десятке слов.
Сколько их осталось?
Достаточно, чтобы выжить. Недостаточно, чтобы сражаться.
- Вы веками страшились нас, "таящихся в тенях". Можете больше не бояться.

URL
2013-12-31 в 17:43 

- Это я уже понял, - вздохнул Локи. Бережно провел кончиками пальцев по лицу Малекита, и в этом прикосновении было очень много от извинений, сказать которые вслух никто из детей света никогда бы не смог.
По-настоящему задевать эльфа Локи не хотелось. Не хотелось, чтобы он замыкался в своей, переставал говорить и идти на контакт. Пожалуй, бог обмана почувствовал это вдруг совершенно отчетливо и сам удивился себе, лично для него было бы гораздо интереснее, если бы эльфы выжили, восстановили свою культуру, снова заселили Свартальфхейм. Не ради войны, воевать Локи никогда по-настоящему не любил, но для изучения. Целый народ со своим оружием, кораблями, строениями, со своей медициной и химией, был просто кладезью новых знаний, гораздо более любопытных и разнообразных, чем один умирающий эльф.
- Я не считаю тебя своим ручным зверьком, - примирительно проговорил Локи, жалея, что наговорил эльфу. Не слишком-то приятно услышать столько правды от врага.

URL
2013-12-31 в 20:21 

- Правда?
Малекит сомневался. Будь он ваном или светлым эльфом, стали бы с ним возиться? Или предпочли бы избавить от страданий - милосердие порой жестоко.
Но не было никакого смысла спорить, пререкаться с этим созданием, что предпочитало диалог... ударам в лицо, к примеру.
- Чтобы ты знал, - неохотно выговорил Малекит. - Я не горжусь убийством твоей матери. Если бы она отдала мне девчонку и Эфир...
Он не закончил, пожав обрубками рук - неловкий и откровенно жалкий жест. Малекит отчасти сожалел о содеяном: он не любил убивать невиновных, и если местью Одину впрямь бы гордился, то в убийстве женщины мало чести...

URL
2014-01-01 в 02:45 

- Меня не было тогда с ней, - выговорил Локи с трудом, прекрасно отдавая себе отчет в том, что на откровенность стоит отвечать откровенностью.
Потянулся, осторожно погладил Малекита по здоровой щеке кончиками пальцев - не слишком хорошо умея утешать или успокаивать, Локи, тем не менее, прекрасно знал, что подействовало бы на него самого. Если бы у эльфа были руки - взял бы за руку, но приходилось действовать иначе, более близко, более интимно. Малекит был ранен, уязвим, одинок и наверняка напуган, и для бога обмана было важно (и во многом - удобно), чтобы эльф пусть не доверился ему, но хотя бы поверил. Поверил, что Локи не сделает ему ничего плохого, не сделает своей игрушкой, не разрежет на части.
- Ты... - бог обмана помолчал, подбирая слова и удивляясь тому, как удивительно лично звучит это "ты", сказанное эльфу, - дорог. Ты один из последних представителей вымирающей расы. И ты тем более важен, потому что я не хочу, чтобы вас вообще не стало во Вселенной.
Это тоже было откровенностью, выговаривать которую в любом другом случае не стоило, но иначе было нельзя. Эльф был по-детски наивным, искренним и уязвимым, и где-то в глубине души Локи удивлялся тому, как эти существа могли так долго править Вселенной.

URL
2014-01-01 в 16:26 

Эти прикосновения...
Они были лаской, они были бережны -и достаточно закрыть глаза, чтобы представить... например, Алгрима, что аккуратно укладывал Малекита в регенерационную камеру. Приходилось смотреть, чтобы повторять себе: это враги.
Они все равно враги, даже если не пытаются убить тебя на месте.
Хуже всего, что убеждать себя в этом было труднее, чем прежде. Будь на месте Малекита кто-нибудь из младших эльфов, усомнился бы...
- Мы были врагами, - проговорил вслух, чтобы напомнить Локи очевидное. - Но справедливости ради... мы не хотели кого-либо убивать. Уничтожить свет и новую Вселенную - да.
Малекит замолк, понимая: для Асгарда и остальных миров- невелика разница.
- Бёр предлагал заключить мирный договор. Но я не хотел Вселенную, в которой нам бы пришлось прятаться под слоями защитых костюмов и масок.
Малекит чуть не сказал: у него, у Бёра, в руках были мои жена и двое детей. И когда я нарушил еще не заключенный договор, судьба их решилась в одночасье...
Но смолчал, не желая, чтобы Локи жалел его.
Ласковые эти прикосновения и без того маняще убеждали довериться врагу.

URL
2014-01-01 в 16:48 

Локи вздохнул. Он не умел по-настоящему жалеть и сопереживать кому-то, но в голосе Малекита, в его словах было столько боли, что отстраниться от нее, закрыться и не слушать попросту не получалось. Было удивительным то, что эльф не пытается заставить жалеть себя, не пытается добиться для себя лучшей участи - просто рассказывает. Богу обмана захотелось попросить, чтобы он перестал. Говорить, бередить свои и без того не заживающие раны, вспоминать.
- Нельзя уничтожить новую Вселенную, никого не убив, - горько улыбнулся Локи.
Он тоже не хотел никого убивать, хотел только уничтожить Ётунхейм. И только после, много дней спустя, по настоящему осознал, сколько крови теперь навсегда осталось на его руках.
- Вы очень гордые, - заметил Локи, и проехался пальцами по уху эльфа, удовлетворяя свое неуемное любопытство. Ухо было острым и холодным. - Вас убили даже не мы, а ваша собственная гордость.
Он не стал говорить, что прятаться под защитными костюмами и масками эльфам пришлось бы ограниченное время. Мирный договор всегда можно было развить до сотрудничества, до взаимопомощи и, вероятно, маги Асгарда в какой-то момент смогли бы изолировать Свартальфхейм от губительного света.

URL
2014-01-01 в 17:24 

- Что толку, если бы мы сдались? Рано или поздно асгардцы пришли бы за новыми землями...
Злиться не получалось.
Признать, что Локи прав - тоже. Гордость? Вероятно. Но это не просто гордость, разве можно назвать всего лишь гордостью желание дышать без масок, желание чувствовать себя свободно и спокойно во Вселенной?
Малекит еще помнил странников: они уходили в космические путешествия на тысячи и тысячи лет, иногда находили драгоценности, иногда - ничего, но все без исключения странники считались героями.
- Мирный договор невозможен, - проговорил Малекит, поймав себя на том, что повторяет сказанное более пяти тысяч лет назад. - Во всяком случае, пока не будет Вселенной, подходящей для жизни равно твоему племени и моим сородичам.

URL
2014-01-01 в 17:36 

- Такую Вселенную можно создать, - медленно, как ребенку, пояснил Локи. - Но она не родится сама из ниоткуда, пока мы воюем и пытаемся уничтожить друг друга.
Богу обмана казалось, что Малекит попросту не понимает его. Не допускает даже самой возможности того, что можно оказаться под чьей-то защитой, как Мидгард и Ванахейм находятся под защитой Асгарда. Асы ненавидят эльфов, но даже асы согласятся на мирный договор. Хотя бы потому, что так спокойнее: не нужно будет бояться Схождения, не нужно будет постоянно быть начеку. После того, как к власти в Асгарде пришел Один, они все меньше воевали и все больше договаривались, и это почти всегда устраивало всех.
Локи помолчал, рассеянно потирая кончик эльфийского уха и наслаждаясь тем, как из ледяного он становится теплым, а потом горячим, и продолжил:
- А чтобы ее создать, нужно, чтобы было, кому создавать. Насколько тебе тяжело дышать?

URL
2014-01-01 в 18:11 

"Где же ты был раньше со своими идеями", - чуть не выпалил насмешливо Малекит.
На самом деле, он думал.
Возможно ли создать мир, отдельный от света и всей материи, появившейся и отравленной им? Теоретически - да.
Уйти в параллельные измерения, и существовать там... уступить врагам тот мир, что когда-то был эльфам домом...
Но почему?
- Я дышу, - послушно ответил Малекит. - Это причиняет мне боль, но я могу ее терпеть, - пояснил он тем же спокойным тоном. Боль эту можно терпеть, она скорее сродни першению в горле, нежели настоящим страданиям.
- Тебе потребуется гораздо больше магии, чтобы создать безопасный для меня воздух. И пищу. И многое еще.
Малекит иронизировал, но впервые за много... (отрезков времени, он по-прежнему не знал имени) задумался о том, чтобы по-настоящему выжить.
Вот только для выживания нужен воздух, вода, пища. Эльфы не отличались по своим потребностям от асгардцев.

URL
2014-01-01 в 18:24 

- Но каждый вдох отравляет тебя? - уточнил Локи.
Выходило, что да. И выходило, что Малекит прав - потребуется немало магии, чтобы создать для него воздух, воду и пищу. Действительно много. Больше, чем Локи мог себе позволить.
- Ты очень, очень сложный пленник, - заметил бог обмана насмешливо.
Нужно было идти в библиотеку и хранилище, читать, искать, колдовать и экспериментировать, но именно этого не хотелось. А хотелось стащить с Малекита надоевший костюм, посмотреть на то, отличаются ли эльфы от людей, погладить белую, лишенную пигмента кожу и порассуждать о будущем, которого, может быть, никогда и не случится.
Отогнав лишние мысли, Локи поднялся на ноги. Прошелся по камере из одного угла в другой, размышляя. Оставлять Малекита здесь одного не хотелось - бог обмана опасался, что ему может стать хуже, но таскать его по библиотекам - вариант еще худший.

URL
2014-01-02 в 09:07 

Малекит снова сделал жест, который при наличии рук можно было бы истолковать как пожатие плечами. Сложный пленник? Вероятно.
- Твой брат захотел взять меня в плен, - напомнил он Локи.
Справедливости ради, Малекит сам был заинтересован выжить. И сейчас, наблюдая за Локи, решил поделиться своими знаниями.
Да, в каком-то смысле это то, для чего забрали... но открывать секреты оружия не собирался, а заплатить за заботу - ведь Локи действительно заботился о нем, - честно.
- Мы состоим из темной материи.
Малекит поморщился.
Выходило, что ничего лучше защитного костюма и маски не придумаешь, но в Асгарде вряд ли имелись "живые" материалы. Хотя бы потому, что "живое" должно было быть губительно для местных обитателей.
И все-таки - ведь Локи хотел знать и понимать, уточнил:
- Здесь есть металлы, что рождают собственный свет изнутри, и убивают вас, если находиться слишком долго?
Он не знал как правильно назвать на чужом языке.
"Радиоактивность", кажется. Малекит не был уверен.

URL
2014-01-02 в 10:55 

- Скорее да, чем нет, - уклончиво ответил Локи и признался. - Я никогда не интересовался подобными вещами, и мне нужно будет время, чтобы разобраться.
То, что Малекит шел на контакт... радовало. Локи был почти уверен, что в какой-то момент пленник заговорит сам и расскажет все, что они хотят узнать, и даже больше. Пока же стоит заботиться о нем по мере сил не нервировать лишний раз. Силы у Локи как раз заканчивались - проявлять участие постоянно было для него непросто.
Бог обмана еще раз прошелся по клетке. Металлы, рождающие собственный свет. Что-то подобное точно было в хранилище, но что именно и как его полагалось использовать - Локи не помнил.
- Пока я работаю, тебе придется остаться с Тором, - проговорил бог обмана, втайне радуясь тому, что спокойный вечер брату тоже не светит - все-таки за последствия своих поступков нужно отвечать. - Сможешь идти?

URL
2014-01-02 в 11:43 

Как иронично: Малекит сам подсказывал что делать врагам, чтобы... спасти его? Малекит не был уверен, что хочет такого спасения, и сильнее боли в ранах ныла гордость: это унижение, все равно, что опуститься на колени и принять власть над собой.
Ему оставалось только напоминать себе - с каждым колючим вдохом, - нет больше права на эту гордость.
До нового Схождения слишком долго. И Эфир по-прежнему неизвестно где.
- Смогу, - ответил Малекит.
Забавно, подумал он. Он хочет увести меня из камеры?
- Только куда? Ты собираешься открыть дверь? Не боишься выпускать чудовище из клетки?

URL
2014-01-02 в 11:56 

Локи осмотрел Малекита критически, снизу вверх, от пыльных сапог до обезображенного лица и улыбнулся. В улыбке был тщательно и с заметным трудом сдерживаемый яд.
- Не расстраивайся, но на чудовище ты сейчас совершенно не тянешь, - искренне признался бог обмана.
Подошел ближе, готовый поддержать, если у эльфа подкосятся ноги, и пояснил:
- Если я оставлю тебя здесь ты, скорее всего, попросту умрешь. Будет лучше, если за тобой будет кому присмотреть, чтобы позвать меня, если тебе станет хуже. Поэтому, - Локи театрально хлопнул в ладоши, - проведешь эту ночь у Тора.
На периферии сознания отчетливо билось: "Тор меня убьет". И еще: "Надеюсь, не при Малеките".

URL
2014-01-02 в 14:18 

Встать оказалось труднее, чем Малекит надеялся. Закружилась голова, замутило - до блекло-серой, гадкой пелены перед глазами. Словно напоминание: приготовленная лекарем вода стала новой кровью, но не исцелила.
Все по-прежнему: ни следа Эфира, и, наверное, Локи прав: вряд ли Малекит сейчас выглядит опасным врагом.
- Мне все равно, где находиться. Умирать я не собираюсь.
Это означало: не имею права.
Малекит выпрямился, стараясь держаться... ну, хотя бы просто держаться.
Он вгляделся в лицо существа, которое собиралось вывести его из клетки, и в очередной раз отметил лишь, что ничего не понимает даже в мимике. Локи смеялся над ним, или все же опасался?
Или - чего-то другого?

URL
2014-01-02 в 14:44 

В отличие от Тора первым желанием Локи вовсе не было подхватить пошатнувшегося пленника. Подсознательно бог обмана понимал, что с Малекита и без того достаточно унижений, и не стоит множить их постоянными тасканиями на руках. Упадет - тогда посмотрим.
- Мне не все равно, где ты находишься, - напомнил Локи.
От покоев Тора до хранилища было элементарно ближе, чем от темницы. К тому же - не надо преодолевать множество лестниц.
Локи положил ладонь между лопаток Малекита, мягко направил в сторону выхода из темницы. Не запертая магией дверь щелкнула, распахиваясь. Впереди были только коридоры, так же едва освещенные - Локи был предусмотрителен с пленником.

URL
2014-01-02 в 16:05 

Что-нибудь должно было случиться. Например, попасться не в меру ретивый охранник, и, для верности, разрубить пополам. Из двух половинок, живучий или нет, Малекит бы точно не восстановился.
Или Локи - передумать в последний момент. Малекит еще помнил его выходку с "отрубленной рукой" (какая ирония!) Тора, и сейчас думал: это существо способно... обманывать.
(Понятие, чуждое самим эльфам: о существовании лжи они узнали уже от асгардцев. Впрочем, Малекит по-прежнему верил... даже врагам).
Но ничего не происходило. Всего лишь шли по уже знакомым золотым коридорам, по ступенькам, куда-то, где Малекиту не доводилось бывать ни в первый раз, когда он пришел сюда захватчиком, ни второй - когда Тор вел его уже пленником.

URL
2014-01-02 в 22:48 

На самом деле не встретился им никто именно из-за Локи: богу обмана вовсе не хотелось, чтобы не в меру ретивая охрана мешала его экспериментам, поэтому всем охранникам неожиданно приходило в голову свернуть из коридоров, по которому Локи вел своего пленника, и проверить соседние.
Их с Тором покои располагались практически рядом, но в свои Локи даже не сунулся, постучав в дверь комнат брата. Когда Тор не ответил на стук, бог обмана попросту толкнул тяжелые двери (знал, что брат не запирается никогда - даже когда водит к себе женщин), и вошел первым, поманив Малекита за собой.
Тор спал на стуле, уронив буйную голову на стол. В покоях заметно пахло медом, а на столе наблюдались кувшин и оброненный бокал.
Не считая нужным проявлять сострадание к чужому опьянению, Локи прошел в покои брата, постучал костяшками пальцев по столу, будя Тора, и язвительно поинтересовался:
- Всеотец был так не рад, что ты с горя напился?
Проснувшийся Тор, против ожидания, не попытался убить никого сразу, но вскочил, с грохотом опрокинув стул, и принял героическую позу, соответствующую его статусу наследника.
- Сразу бы так, - фыркнул Локи, душераздирающе вздохнул и признался: - Тор, мне очень нужна твоя помощь. Не мог бы ты присмотреть за своим пленником часа... два, - бог обмана отдавал себе отчет в том, что ему потребуется гораздо больше двух часов, но уговоры нужно было начинать с малого.
Как-то сразу протрезвев (или это лишь казалось, что он пьян?), бог грома обвел глазами покои. Взгляд его наткнулся на Малекита. Злости и желания убивать в этом взгляде не было, была только вселенская усталость и легкое раздражение.

URL
2014-01-03 в 08:33 

Малекит искоса наблюдал за отношениями братьев. Было трудно это понять: они как будто считали друг друга отчасти врагами. Вероятно дело в том, что кровное родство неполно? Если существует вовсе?
Или не стоило и пытаться постигнуть чужаков, тысячелетиями бывших врагами. Как бы то ни было, старший принц вскочил, но убивать Малекита или драться с Локи не стал. Вид у него был несчастный, а еще пахло от него чем-то тяжелым и удушливым. Под его взглядом Малекит полуотвернулся:
- Прошу извинить за вторжение, - произнес он так, словно считался не пленником и (игрушкой? объектом исследования?) трофеем, а послом, что немыслимо нарушил этикет, вломившись в приватные покои хозяев.
Неловко вышло. Малекит не постеснялся бы выволочь асгардца из постели и перерезать горло, но не теперь, когда Тору предстояло... наблюдать за ним?
- Я не помешаю тебе.

URL
2014-01-03 в 10:14 

От того, как Малекит вдруг взял ситуацию в свои руки (какая изящная насмешка судьбы!), извинившись уверенно и спокойно, обстановка в покоях неожиданным образом изменилась. Лицо Локи вытянулось от удивления, усталый взгляд Тора же заметно потеплел.
- Можешь прилечь, - мягко предложил старший принц, поводя рукой в сторону постели, такой огромной, что худощавых эльфов на ней могло с легкостью поместиться пол десятка. - Я принимаю твои извинения, - добавил он после короткой паузы, наглядно продемонстрировав, что не силен в этикете.
Выяснять отношения с Локи тут же расхотелось, и Тор отослал брата кивком головы и коротким "иди". Локи ушел не споря, тенью проскользнул мимо Малекита и неслышно прикрыл тяжелую дверь за своей спиной.
Тор остался.
Помедлил, поднял опрокинутый кубок. За собственное легкое опьянение ему было неловко перед эльфов, который оказался гораздо более понимающим, чем казалось со стороны.

URL
2014-01-03 в 14:18 

Ложиться на чужую кровать - перебор, и все же отказывать - еще хуже. Малекит присел на край, думая, что гораздо комфортнее чувствовал себя бы в камере. Пленником. Опасной тварью, которую надо держать взаперти.
Теперь же ему чудилось, будто враги - во всяком случае, эти двое принцев, - пытаются... если не подружиться, то наладить дипломатические отношения.
А как же их собственная гордость?
А как же жажда мести?
- Спасибо.
Малекит помедлил, и уточнил:
- Локи считает, что здесь я буду в... - "безопасности", чуть не сказал он, и только растерялся сильнее. - Более доступен для... дальнейших манипуляций.
Он все-таки поднялся с кровати. Перевязанные культи рук саднило и тянуло, но по крайней мере, кровь остановилась, больше не вытекала, и Малекит даже надеялся, что сумеет стоять достаточно долго.
- Мне все равно, - заявил он, а потом выяснилось, что переоценил свои силы.
Сполз на пол как-то незаметно, даже не успев обозлиться на собственную слабость.

URL
2014-01-03 в 21:03 

Если бы Малекит был здоров, Тор, без сомнения, поддался бы жажде мести и вызвал его на честный поединок. Асгардского принца учили сражаться и убивать, но пытать пленных он не умел и не хотел уметь. И не было никакой гордости в том, чтобы бить измученного раненого эльфа, никакой гордости не было в том, чтобы причинять ему боль.
По большому счету, Тор слабо представлял себе, как относиться к Малекиту, но относиться к нему как к врагу не получалось вовсе. И если Локи мог хотя бы изучать его, удовлетворяя свою неуемную жажду знаний, то бог грома при общении с эльфом попросту терялся. Вроде бы и взять с него нечего, с другой же стороны - сам пленил, выходит, самому и разбираться.
- Локи вечно все сваливает на меня, - беззлобно пробурчал Тор, наблюдая за тем, как Малекит оседает на пол.
В голову пришло, что он сегодня целый день таскает эльфа на руках, но выбора не было: шагнув ближе, бог грома поднял пленника на руки, осторожно уложил на постель, не задумываясь о том, что пачкает чужой кровью расшитое золотом покрывало.
- Не ударился? - спросил Тор, легонько подергав Малекита за кончик косички.

URL
2014-01-04 в 00:15 

Будь Малекит наедине с собой - наверняка бы взвыл от бессильной ярости на собственное тело, предательски-слабое, несмотря на то, что внутри (Малекит надеялся) по-прежнему таился Эфир, один из столпов Вселенной.
Словно кто-то смеялся над ним, над его гордостью. Словно кто-то припоминал - ты презирал слабых и уязвимых детей света, теперь же ощути на собственной шкуре каково быть подобным им.
Зависеть от них.
Он окончательно очнулся когда Тор стал трогать волосы. Кажется, его больше всего на свете интересовала туго заплетенная коса.
- Нет.
"Оставь в покое мои волосы!" - но не стал говорить, потому как лежал на кровати Тора, и вообще пытался относиться философски. Вероятно, это некое испытание: дальше уже действительно некуда.
Лежать на кровати врага, пока тот играет с волосами.
Малекит бы рассмеялся, вот только сил не хватало, да и не хотелось глотать лишние порции воздуха.

URL
2014-01-04 в 00:45 

- Отец был не в рад тому, что я пленил тебя, - заметил Тор, присаживаясь рядом на постель и пропуская чужие белоснежные волосы между пальцами. Даже сама их текстура была как будто другой, отличалась от волос асов или жителей Мидгарда, и еще поэтому прикасаться было интересно, приятно. - Но я не хочу больше войны. Слишком много уже было войн.
Бог грома помолчал, разглядывая узор на подушке на уровне головы Малекита. Откровенничать с врагом (а врагом ли?) не хотелось, но хотелось выговориться, чему способствовали усталость, неприятный разговор с отцом и алкоголь в крови.
- Он не приказал убить тебя только потому, что однажды я сяду на трон, и мне пора самому отвечать за свои поступки. Как будто я ребенок, которого только и можно, что после отчитывать за ошибки! - в голосе Тора отчетливо прозвучала горечь. Всеотец, великий, мудрый Всеотец был хорошим правителем, но не слишком хорошим отцом, и только сейчас бог грома по-настоящему почувствовал, насколько ему этого не хватает.

URL
2014-01-04 в 07:37 

- Я знаю, - ответил Малекит. Тор говорил очевидные вещи: какому королю понравится, что в самом сердце его царства - опасный враг, возможно, с оружием замедленного действия внутри? На месте сына Бёра, Малекит приказал бы такого врага заточить на отдаленной планете, вне собственного царства, там, где он не причинит никому вреда.
- На его месте я поступил бы точно так же.
А Тор гладил волосы - будто это было в порядке вещей. Сами по себе прикосновения, кстати, совершенно не казались неприятны. Если забыть о гордости, конечно. Его так упорно заставляли о ней забыть, причем, куда изощренней, нежели пытками.
- Каждый допускает ошибки. Это не характеристика... - Малекит помедлил, понимая: детей он не видел многие тысячи лет. Вообще никаких детей. В последней войне погибли все. - Ребенка. Вопрос в умении признать их.

URL
2014-01-04 в 10:11 

- Но я уже не ребенок, - напомнил Тор.
И только через несколько минут догадался, что для Малекита - вполне даже ребенок. Было сложно осознать, что лежащий рядом эльф старше его на вечность. Не поверить, а именно осознать, почувствовать это время, разделяющее их. Малекит видел войну, в которой был уничтожен весь его род. Тор же - почти не слышал о ней.
- Мне не кажется, что я подвергаю опасности Асгард, - упрямо заметил бог грома.
"Мне не кажется, что ты можешь быть опасен" - вертелось на языке, но Тор удержался - не сказал.

URL
2014-01-04 в 11:13 

- Возможно, нет. Возможно, я неопасен, - Малекит не стал спорить. Зачем? В его положении бравада глупа, он всего лишь предупреждал, потому что не хотел лгать и притворяться, будто стал... домашним любимцем.
- Ты и твой брат - дети, потому что в вас сохранилась жажда познания, и она сильнее желания покоя, - Малекит снова закрыл глаза, отдавая волосы на растерзание, остальное тоже - чего уж там, не жалко. Говорить, тем не менее, было не так уж трудно. Он уже знал, что молчание ведет с собою видения, и этого совсем не хотелось.
- Мы все были детьми. Нас не интересовало ничего, кроме познания.
Он открыл глаза и усмехнулся:
- А потом мы создали свет.

URL
2014-01-04 в 11:51 

От этих слов Тору показалось, что трещит сама ткань бытия. Что прошлое, о котором он практически ничего не знал, о котором даже не задумывался, вылезает наружу уродливым зверем: "Вот оно - я. Смотри".
- И что было... потом? - потерянно спросил бог грома.
Он знал, что после была война и уничтожение эльфов, но спрашивал не об этом. Между войной и уничтожением ведь должно было быть еще что-то? Не могло не быть. Как-то же они жили потом, со всем этим воссозданным светом?..

URL
2014-01-04 в 16:31 

Кажется, принцу ничего не рассказывали. А знали ли? Бёр еще знал, наверное, и поэтому не щадил своих врагов: нельзя щадить злых и ненавидящих тебя... богов.
- Потом мы поняли, что ошиблись. Это произошло случайно, - уточнил Малекит, потому что не хотел, чтобы Тор действительно принимал его за бога. - Неудачный эксперимент. Конец нашего мира. Когда мы придумали... противоядие, оказалось слишком поздно.
"Не поздно".
Где-то очень глубоко - даже не в душе, еще глубже, - Малекит опасался, что даже Эфир не сработает. Вычисления и рассчеты - это одно, а реальность совсем другое. Сколько раз уже убеждался.
Например, никакие вычисления не подразумевали, что он будет лежать на кровати врага, а тот станет теребить волосы.

URL
2014-01-04 в 17:52 

- Эфир был этим противоядием? - уточнил Тор. Он только сейчас по настоящему понял, что ничего не знает про Эфир. Что всю жизнь ему говорили лишь о том, что это величайшее зло во Вселенной, но ведь это ровным счетом ничего не объясняло.
- Эфир правда мог ввергнуть наш мир во тьму? И... - Тор помедлил, не уверенный, что об этом стоит спрашивать, но не спросить не мог. - Что стало бы с нами? Со всем нашим миром?
Это прозвучало удивительно беспомощно, как будто он сам, а вовсе не Малекит был пленником в чужом враждебном мире.
Кулак сжался на растрепанной косе, еще не больно, но близко к боли.

URL
2014-01-04 в 18:48 

Малекит кивнул.
- Именно так.
Эфир... когда они создали его, никто не воспринимал его как оружие. И сам Малекит оставался скорее исследователем, не желающим признавать власть, потому что для эльфов власть ничем, кроме тяжелой изнурительной работы и ответственности.
Ты можешь приказать любому принести себя в жертву.
Ты будешь обязан отвечать за это.
За каждого. За живых и мертвых.
Всегда.
- Но мы ведь приспособились, - резковато ответил он, признавая: никогда попросту не думал о детях света, было куда проще воспринимать их врагами, или же незначительной помехой, которую можно игнорировать. - Ты хочешь от меня услышать ответ, кто прав? Я не знаю его, принц Асгарда. Ваша кровь против нашей крови. Ты готов решать, кто достоин жить, а кто нет?

URL
2014-01-04 в 20:01 

Тор медленно, будто нехотя качнул головой, выпуская из пальцев чужие волосы. Еще немного помедлил и лег рядом с эльфом, подперев голову кулаком. Почему-то не хотелось смотреть на Малекита сверху-вниз, хотелось говорить искренне (насколько это было возможно), на равных.
- Когда-то мы воевали с Ётунхеймом, - начал он негромко. - Потом война закончилась, был подписан мирный договор... А потом я повзрослел.
Говорить об этом было неприятно, горько и почти что больно. Но выговориться было необходимо. Тор поймал себя на том, что никогда никому не рассказывал о своих ошибках, и они неподъемным грузом так и лежали на плечах.
- Мне казалось, что мирные договоры заключают только слабаки. Что нужно прийти в Ётунхейм и сравнять его с землей. Доказать, что мы подписали этот договор не из-за слабости, что мы по-прежнему сильны, чтобы уничтожить их. Я думал, что имею права решать, кто достоин жить, а кто нет.
Тор надолго замолчал, разглядывая профиль Малекита, и закончил:
- Мне пришлось пережить немало потерь, чтобы понять, что никто не имеет права решать, кому жить, а кому умереть.

URL
2014-01-04 в 20:12 

- Я отказался заключать договор по той же причине. Ну, за исключением того, что мы были обречены.
Малекит понимал, что говорит на самом деле: я дурак.
Идиот.
Сумасшедший, который пожертвовал всем - в том числе своим народом, ради непонятных амбиций и целей. У ётунов не было выбора, асгардцы, как всегда, проявили свое особое милосердие. Эльфы, наверняка, тоже могли бы приспособиться в полуразрушенном Свартальфхейме... где не рождалось детей, где после войны не осталось ничего.
Нет, Малекит не жалел.
Та роскошь - смерть, которую он подарил своим воинам, недоступна ему теперь, но как никогда прежде понимает ее ценность.
- Не решай. Я не знаю. Я хочу всего лишь чтобы жили мои братья и сестры. Я не желаю смерти никому другому, - он выдержал паузу, чтобы продышаться, воздух ранил изнутри. Разговоры - тоже, но молчать - еще хуже. Безвыходно.
Успел подумать: это правда. Малекит не собирался убивать женщину, случайно захватившую Эфир, и не стал бы уничтожать мать Тора, не сделайся та опасной помехой.
- Но не думай, будто я соглашусь пожертвовать своими ради чужих. Это ведь... справедливо?

URL
2014-01-04 в 20:25 

- Справедливо, - вздохнул Тор.
Так и не выветрившийся из крови алкоголь дрогнул в крови, и бог грома поддался ему: обнял эльфа осторожно и неловко, притянув к себе ближе. После битвы, отголоски которой все еще отдавались в уставших от Мьельнира руках, Тор чувствовал только усталость и еще, почему-то, холод.
- Если бы все получилось... - начал бог грома медленно, - если бы Эфир был твоим в момент Схождения и никто не помешал бы тебе... Ты ведь опрокинул бы мир во тьму, даже не задумавшись... Уничтожил бы все Девять Миров ради твоего мира...
- Вот такая она - справедливость, - потерянно закончил Тор, не разжимая рук.

URL
2014-01-04 в 20:38 

Малекит аж зубами скрипнул.
Вот только не надо взывать к моему состраданию, чуть не рявкнул он. У твоего деда не хватило сострадания пощадить кого бы то ни было... правда, каждый, даже дети, перед лицом опасности , стали воинами...
Но неважно.
Ничего уже неважно.
Малекит промолчал, понимая: бессмысленный спор ничего не решит. Тор обнимал его, словно игрушку, у него было слишком горячее по сравнению с прохладой собственной кожи, тело, но прикосновения не были неприятны... да и насчет "оскорблений" уже как-то поздовато думать.
- Разве ты не сделал бы того же самого на моем месте? - спросил Малекит, не желая по-настоящему ответа.
Какая, в конце концов, разница?

URL
2014-01-04 в 20:49 

- Знаешь, - искренне признался бог грома. - Больше всего я боюсь, что однажды окажусь на твоем месте.
Он вздохнул и как будто протрезвел, только сейчас по-настоящему сообразив, что обнимает эльфа (врага! пленника! убийцу его матери!). Это не было неприятно, скорее - непривычно и неловко.
Малекит не вызывал у Тора жалости: даже сейчас, раненый и измученный, он все еще был гордым и умным правителем вымирающей расы, и только отчаянное, острое ощущение несправедливости от каждой минуты их тяжело разговора выворачивало бога грома наизнанку. И хотелось сделать хоть что-нибудь, чтобы утешить эту боль. Как будто ее могли утешить бессмысленные объятия!
- Отпустить? - с усталой улыбкой спросил Тор, не спеша, впрочем, разжимать руки.

URL
2014-01-04 в 21:04 

"Да, и не смей меня трогать..."
Глупо. И мелко: это не оскорбление, если твои волосы растрепали, а тебя... обнимают. Это странно, труднопонимаемо, но это уже проблема самого Малекита, а не того, кто делает все эти неясные вещи.
- Мне не неприятно, - ровным тоном поведал он. Будто замерял показатели приборов и докладывал результаты.
Малекит не стал продолжать тему "однажды". Провидцем он не был. Он даже не знал о том, как считать новое время, в этих их солнечных циклах - автоматика на корабле справлялась куда лучше с подобным заданием.
- Правда, я все-таки не совсем понимаю, зачем тебе это.

URL
2014-01-04 в 21:17 

Усилием воли попытавшись протрезветь окончательно, Тор попытался объяснить хотя бы себе - зачем ему это? Выходило, что незачем. В том, чтобы обнимать худощавого, запакованного в доспехи, отчетливо пахнущего кровью и пылью эльфа не было ничего, что могло бы быть объективно приятно богу грома, переобнимавшему за свою жизнь немало. Тор не хотел ни заставить Малекита нервничать, ни успокоить, разве что, может быть... согреть?
- Мне показалось, что тебе холодно, - с усилием признался Тор, имея в виду, разумеется, не холод физический (не смотря на распахнутые ставни, в покоях было тепло), а тот, что выстуживает все внутри до невозможности вдохнуть. Именно это бог грома чувствовал, когда умерла Фригг. Именно это, как ему казалось, чувствовал сейчас Малекит.

URL
2014-01-04 в 22:08 

Холодно?
Это физическое ощущение; но эльфы, дети темноты, были почти нечувствительны к холоду. Мерзли только в мирах подобных Ётунхейму - там, где холод из просто не-тепла превращался в самостоятельную и агрессивную силу.
И все же сейчас Малекит не ответил - нет, не стал отстраняться.
Дышать в объятиях не труднее, чем без них.
- Может быть, - сказал Малекит. -Это лучше, чем находиться в камере. В любом случае.

URL
2014-01-04 в 22:27 

- Если бы не Локи, я бы даже не подумал притащить тебя сюда, - фыркнул Тор.
Ему даже не пришло в голову, что разумнее было бы оставить эльфа в клетке. Не смотря ни на что, дети Одина выросли на удивление беспечными, не способными верно оценить ни силу, ни слабость своих противников.

URL
2014-01-04 в 22:32 

- Ты знаешь, что Локи хочет... сохранить мне жизнь? - Малекит не стал уточнять про воздух, пищу, воду.
"Ты очень сложный пленник", сказал ему Локи, и был, несомненно, прав. Впрочем, Малекит мог ответить, что о ценном пленнике "сыне света" эльфы позаботились бы тоже.
- Как бы то ни было, я уже здесь. И сейчас даже не...враждебен.

URL
2014-01-04 в 22:51 

Это был сложный разговор. Еще более сложный, чем разговоры о праве и выборе, потому что был более личным, и требовал большей откровенности.
- Я не трону тебя, - пообещал Тор после короткой паузы. - Но если ты станешь опасен, я буду защищать себя и то, что мне дорого.
Это не было похоже на обещание - скорее, на клятву. Никогда раньше Тор не говорил никому из своих врагов ничего подобного. Никогда раньше Тор не держал своего врага в объятиях. Все было неправильно, не так... и вообще как-то по-дурацки.
Если бы Малекит был девушкой (даже противницей - как Сиф например), все было бы просто: заткнуть поцелуем, а дальше уже совсем очевидно, что делать. Но Малекит был, черт побери, мужчиной, и это в корне меняло все - Тору было далеко до свободы Локи в плане сексуального влечения.

URL
2014-01-04 в 23:07 

- Я могу вернуть тебе то же обещание. Я не трону тебя ни сейчас, ни потом, пока я здесь в подобном положении. Возможно, мы встретимся вновь на поле боя, и тогда, окажись я победителем, обещаю тебе быструю смерть без мучений.
Малекит не знал, правильно ли он говорит.
Мелькнула почти смешная мысль - что, если бы Бёр повел себя подобным образом? Уступили бы тогда эльфы?
Он знал ответ: нет. Тогда все было иначе. Теперь их почти не осталось.
И все чаще Малекит думал, что даже настоящей ненависти к исконным врагам - тоже.

URL
2014-01-04 в 23:19 

Тор кивнул, навис сверху, тронул губами чужие обветренные губы. Это не было поцелуем - одним лишь закреплением клятвы. Без всякого сексуального подтекста, без намека на влечение.
Почему-то сейчас именно это показалось единственно-верным.
Подсознательно Тор надеялся, что утром, когда алкоголь выветрится из его крови, он не пожалеет ни о сказанном, ни о сделанном.

URL
2014-01-04 в 23:24 

Отпрянуть от прикосновения Малекит не успел.
Да и зачем? Это был некий символ, который он если и не понимал, то принял, инстинктвно более чем осознанно. У Тора губы были горячие, и когда поцелова - его собственные волосы коснулись оголенной шеи, щекотно так коснулись.
Вот и все.
Кроме того, что Малекит совершенно не представлял, что делать дальше.

URL
2014-01-04 в 23:31 

Что делать дальше, Тор не представлял тоже.
Вот если бы Малекит был девушкой... впрочем, не был, и этого было достаточно.
- Если ты уснешь сейчас, - поинтересовался бог грома, - тебе станет хуже во сне? Или не обязательно?
Запоздало пришло в голову, что он вообще ничего не знает об эльфах. А спят ли они вообще?

URL
2014-01-04 в 23:43 

Малекиту не хотелось отвечать. Здесь пригодилось бы умение врать, но чего нет - того нет, а молчание вряд ли имело смысл.
- Не знаю, - сказал он.
Вздохнул бы - вот только глубокий вздох причинял глубокую тянущую боль в подреберье.
- Если я буду звать кого-то... не обращай внимания.
Все равно уже никого нет в живых.
Малекит старался не думать об этом - "какой смыл?" - но не получалось порой.

URL
2014-01-04 в 23:52 

От этого признания почему-то стало страшно. Страшно потому, что сам Тор не звал никого во сне, не просыпался от кошмаров. У самого Тора за всю его долгую жизнь не было и капли той боли, что пришлось пережить существу, которое он держал в руках.
Поэтому Тор его и не отпустил. Просто укутал их обоих все тем же расшитым покрывалом, и уткнулся лицом в пыльные волосы эльфа.
Даже в голову не пришло, что Малекит мог лгать все это время, усыпляя бдительность своих стражей. Почему-то Тор даже не задумался о том, что можно не поверить эльфу.

URL
2014-01-05 в 10:30 

Кажется, Тор уснул потом - или нет, Малекиту было трудно судить о существах, которых прежде видел с оружием в руках, либо мертвыми, либо пытающимися убить его самого. Эльфы спали иначе: жизненные процессы почти останавливались, все тело замирало, не меняясь и не используя внутренних ресурсов, поэтому-то Малекит выбрал ожидание Схождения во сне.
В остальное время сон не был так уж необходим. Сейчас Малекит смотрел в потолок. То, что было темнотой для Тора, для него оставалось слепящим светом, и поколебавшись немного, закрыл глаза.

URL
2014-01-05 в 10:53 

Локи ворвался под утро. Злой, уставший, с черными полукружиями синяков под нездорово блестящими глазами.
Ворвался, и остановился в паре шагов от постели.
- Я, конечно, очень рад свежеобретенному взаимопониманию, - заметил он насмешливо, - но я ожидал немного другого.
Тор, охнув от неожиданности, резко сел на постели, размыкая объятия и покрываясь трогательным румянцем. На памяти Локи старший брат реагировал так всегда, когда его заставали в постели с кем бы то ни было (но жизнь так и не научила его запирать двери покоев).

URL
2014-01-05 в 12:53 

Малекит услышал шаги еще до того, как Локи вошел в комнату. Реакция того была... странная.
Малекит истолковал по-своему, и, сев на кровати, сообщил:
- Я не причинял вреда твоему брату.
Довольно очевидно, кстати. Возможно, Локи говорил о чем-то ином, непонимание отозвалось неловкостью, и он не знал, как это исправить.
Он посмотрел на Тора, как будто лишь теперь осознавшего, что позволил себе расслабиться и уснуть на одной кровати с врагом.
- Если ты хочешь проводить надо мной эксперименты, я готов, - добавил, надеясь, что звучит спокойно, но без покорности.

URL
2014-01-05 в 23:38 

- Если честно, больше всего на свете я хочу спать, - отозвался Локи и добавил насмешливо: - Но ради тебя я потерплю.
Он с видимым удовольствием полюбовался на краснеющего Тора и помахал Малекиту рукой, призывая его лечь обратно.
- Мы, конечно, немного изгваздаем Тору постель... - Локи сделал эффектную паузу, картинно разглядывая следы пыли и крови на покрывале, и насмешливо закончил. - Ну, да он и не заметит.
Бог обмана поставил на стол несколько высоких непрозрачных емкостей, заткнутых пробками, обошел кровать и забирался с другой стороны, поближе к эльфу.
- Я расскажу тебе историю, Малекит, - начал он с тенью улыбки. - Многие из детей света были готовы к мирному договору с эльфами. Некоторые из них, например ваны, даже думали о том, как сделать вашу жизнь в свете... комфортной.
Локи неуловимым движением достал небольшой, немногим крупнее ногтя, темно-алый камень, повертел в пальцах, давая рассмотреть, и пояснил:
- Это артефакт ванов. Он позволит тебе дышать нашим воздухом. Но для того, чтобы заставить его работать, мне придется вложить его в твое горло.
Тор, все время монолога косившийся на брата не слишком одобрительно, молча выбирался из постели. Локи не собирался признаваться, но он был благодарен брату за молчание: после бессонной ночи, заполненной книгами и заклятиями, бога обмана раздражало все без исключения.

URL
2014-01-06 в 07:47 

Малекит оглянулся, вслед за Локи отмечая испачканные собственной кровью и, кажется, еще свартальфхеймским песком, простыни. Кровать не очищала себя сама, как ни странно: впору сделать замечание об отсталых технологиях, но это все равно что упрекать детей в том, что их игрушкам далеко до настоящего оружия.
А затем он уставился на артефакт, похожий на кусок кости, камень или птичье горло.
- Я ничего не знаю об этом, - заявил Малекит, исподлобья разглядывая изделие ванов, Локи — усталого, но исключительно самодовольного, и Тора. Старший принц принимал власть младшего там, где тот был искуснее. Хоть в чем-то асгардцы были сродни эльфам: рационально позволить каждому заниматься своим делом.
И напротив, плохо, когда некто не на своем месте. Малекит имел в виду в первую очередь себя.
Он не был королем по рождению.
- К тому же, чем это отличается от маски? Свою я снял в знак того, что не согласен жить в измененном мире, но теперь у меня нет выбора. Ты ведь собираешься поместить эту... вещь мне в глотку, - уточнил Малекит, осмысливая «предложение» Локи. Вот только сработает ли? Глупее всего было бы сдохнуть от руки того, кто вызвался сохранить жизнь.
«Это временно», - он поймал себя на том, что замышляет добыть чертежи устройства, и одернул: полумеры, снова они.
- Хорошо.
Вслед за Тором Малекит поднялся с кровати — немного пошатывало, но держался еще, - и приблизился к Локи.

URL
2014-01-06 в 13:22 

Локи инстинктивно шагнул ближе, готовый подхватить Малекита - богу обмана совершенно не нравилось, как пошатывается пленник.
- Я бы сказал, что ты идиот, но ты ведь обидишься, - пожал плечами Локи. - Ты не согласен жить в изменившемся мире. Ты не готов ни приспосабливаться к нему, ни изменять его. С каждым глотком воздуха ты убиваешь себя. Зачем? Что и кому ты докажешь? Что и кому ты докажешь, если умрешь здесь? - Локи поймал себя на том, что заводится - сказывалась бессонная ночь, но остановиться уже не мог. - Если тебе интересно: мне никогда не нравилась ваша позиция. Всю вашу гениальность, все ваши технологии вы бросили только на то, чтобы уничтожить таких, как мы, ни на секунду не задумавшись о том, как много мог бы дать нам всем союз!
- Локи! - одернул брата Тор, не вступая в диалог. Бог обмана замолчал, как будто старший принц отвесил ему пощечину.
- Ложись, - буркнул Локи после паузы, кивнув Малекиту на постель. - Мне придется разрезать тебе горло и вложить артефакт.

URL
2014-01-06 в 13:40 

Всего лишь слова, конечно, но Малекит чувствовал, как накатывает тупая злость. Хотелось ударить этого самодовольного... аса, ётуна или кем он там был, разбить тонкие губы кулаком, вот только не было у Малекита больше кулаков, постарались вот эти, которые теперь заявляли ему, насколько он неправ:
- Ты хвалился, будто читал много книжек, мальчик, - проговорил Малекит. - Но я скажу тебе то, что вряд ли написано в тех книгах, что хранятся в вашей библиотеке, либо они там есть, но под семью замками. Так всегда прячут неприятную правду.
Малекиту пришлось сделать паузу. Кололо в легких и горле, и он закашлялся, отхаркивая темную кровяную влагу, она липко осела на губах.
- Мы создали ваш мир. Все ваши девять миров и ты сам — всего лишь последствия неудачного эксперимента. У вас права жить не больше, чем у нестабильного зелья в одной из твоих склянок.
Малекит обернулся к Тору. Ему однажды уже сказал это - «твой мир ошибка», вот как это звучало, но вряд ли асгардский принц понял буквально.
- Я хотел исправить ошибку. У меня не получилось. Но ты прав: теперь мне лучше принять бесчестие, чем смерть.
«Это моя кара», - он наклонил голову, словно защищая горло или разглядывая собственные пыльные ботинки, в тот момент думая о принесенной пять тысяч лет назад жертве. Тогда ради гордости платили кровью. Кто сказал, будто честь ценнее?
А затем вздернул подбородок, и даже темнота симбионта отступила, оголяя кожу.

URL
2014-01-06 в 13:52 

Лицо Локи на секунду стало по-настоящему страшным. Проступили под светлой кожей ётунские узоры, зеленые глаза залило алым. Он не ударил, хотя ударить хотелось немыслимо, только спросил, некрасиво кривя узкие губы:
- Мы были вашим неудачным экспериментом? Чудесно. Так каково же тебе теперь быть моим экспериментом, эльф?
- Перестаньте, - попросил Тор, шагнув ближе и встав между мужчинами. В отличие от брата, он выглядел по-настоящему несчастным, как будто чужой спор доставлял ему физическую боль. - Вы говорите об одном и том же по кругу, - продолжил бог грома медленно, подбирая слова. - Может быть хватит? То, что было - уже прошло. Ничего не изменится от того, что вы все время вспоминаете об этом.

URL
2014-01-06 в 14:06 

Малекит промолчал.
Он и так сказал многое — даже больше, чем хотелось бы. Эти двое, особенно младший, отлично знали его уязвимые места. Малекит не обманывал себя: Локи разгадал и его намерения тоже.
Освободиться. Вернуться к своим.
...дальше он сам не знал, правда.
- Значит, я буду экспериментом, - и вернулся на кровать, на уже испачканные собственной кровью простыни. Хуже не будет.
Он даже не боялся, что Локи его убьет — во всяком случае, намеренно. Если бы хотел, давно бы сделал, и куда более простым методом, нежели артефакт ванов.

URL
2014-01-06 в 14:45 

Локи присел рядом, погладил Малекита по горлу чуткими пальцами.
- Я не хотел тебя унижать, - через силу признался бог обмана. Сказать: "не хотел делать тебе больно" он попросту не смог.
Он действительно не любил срываться и демонстрировать не лучшие стороны характера. Малекит, по-своему, даже нравился Локи, и богу вовсе не хотелось обидеть эльфа серьезно, так, чтобы пришлось выпытывать информацию, которую пленник охотно давал сам.
- Артефакт будет... врастать в тебя, - пояснил Локи. - И я буду благодарен, если ты расскажешь о том, что ты будешь чувствовать.
Сам Локи не был уверен, что Малекит сможет что-то рассказать: артфакты ванов обладали одной неприятной особенностью - были достаточно болезненны в момент активации.
Сделав короткий разрез на горле эльфа, бог обмана вложил туда камень, и заклеил ранку лечебной смолой, созданной специально для Малекита.

URL
2014-01-06 в 15:01 

Удар ножом по горлу откликнулся всего лишь прохладой, но когда Локи вложил свой камень в ранку, накатила боль, по сравнению с которой все предыдущее — включая оторванные руки воспринималось далеким и незначительным.
Пахло кровью. Кровь заполняла нос, рот и голову. Малекит затрясся, пытаясь вдохнуть, а проклятая штуковина вкручивалась в его плоть, врастала, пускала побеги прямо в сетку сосудов и нервов, и он чувствовал каждый такой побег, каждый толчок крови.
Он согнулся пополам, исторгая густую, почти черную, пену.
В его легких расцвели цветы, а корневища прорастали в грудную клетку. Текло изо рта, носа, Малекиту мерещилось, из ушей тоже, хотя он мог ошибаться. Артефакт был подвижным, живым и горячим. Почти как Эфир.
Потом немного отпустило. Малекит попытался вдохнуть, как ни странно, получилось. Он мотнул головой — мол, я расскажу, если хочешь услышать, но не сразу.

URL
2014-01-06 в 15:12 

Локи вытер платком лицо эльфа, стирая кроваво-черную пену с губ и ноздрей. Он не был слишком брезглив, чтобы подобное зрелище вызвало у него отвращение, но никакой особой радости от действия артефакта не испытывал тоже. Все-таки, штучки ванов не всегда внушали ему доверие, хотя их изобретения были гениальнее того, что создавали асы.
В двери покоев постучали, и Тор ушел разбираться со слугами. Объяснять ему, что пускать их сюда не стоит, не потребовалось.
Локи остался. Провел кончиками пальцев по лицу Малекита, убирая растрепавшиеся волосы.
- Потерпи, - попросил он мягко. - Скоро станет лучше.

URL
2014-01-06 в 15:37 

Малекит только плечами пожал — куда я, мол, денусь. Камень пульсировал внутри, на мгновение закралась нехорошая мысль — если Эфир в теле, не возникнет ли конфликта. Причем, Малекит опасался не за свою жизнь, а за то, что собственный драгоценный артефакт, последняя надежда, будет глупо потерян. Эфир нельзя уничтожить, но если он переберется в того же Локи...
Но нет, ничего не происходило. Только мучительная разрывающая боль, от которой хотелось царапать грудь и шею, и хорошо, что нечем было царапать, иначе порвал бы заклеенную смолой ранку.
Локи вытирал кровь. Лекарь. Целитель. Даже если ненавидит, будет лечить.
- Уже лучше, - прохрипел Малекит, впрочем, пока не ощущая особенной разницы. Внутри все горело.

URL
2014-01-06 в 15:58 

- Я не смог разобраться, как он работает, - признался Локи, приподнимая Малекита за плечи. Эльф был легким, хрупким, и касаться его, не смотря на кровь и грязь, почему-то показалось неожиданно приятно. Бог обмана решил, что это из-за травм - если бы у Малекита были руки, он бы воспринимался опаснее, и возиться с ним, наверное, было бы вовсе не так интересно. - Ваны создают артефакты иначе, не так, как мы. Еще я могу предположить, что они его... проверяли. Но никаких записей нет, - Локи поднес чашу с водой к губам эльфа: - Пей.
Всю ночь бог обмана потратил на изучение книг и артефакта, что не дало практически ничего. Зато догадался, как сделать катализаторы, чтобы изменять воду и жидкую пищу асов, делая их приемлемыми для эльфа. На большее Локи не хватило: про эльфов не было практически никакой информации, и все, что ему теперь оставалось - это говорить и говорить с Малекитом. Возможно, есть другие способы, что помочь ему выжить. Возможно, их потребуется изобрести. Но пока Локи не знал даже, с чего начать.
Вернулся Тор, потоптался в нескольких шагах и, когда Локи покосился на него, отчитался:
- Я приказал, чтобы нам принесли завтрак и приготовили купальню.
Бог обмана благосклонно кивнул, стараясь не раскручивать в голове мысль о том, что в его присутствии Тор стремительно тупеет.

URL
2014-01-06 в 16:07 

Вода принесла облегчение, смыв кровь в желудок, отозвавшийся спазмом. Малекит некстати вспомнил, что ничего не ел уже несколько дней — разумеется, он мог выдержать и дольше, но вода пробудила голод.
- Оно сродни Эфиру, - ответил он, потому что знал: Локи хотел бы услышать нечто подобное. - Только более... живое. Или нет, неправильно. Только живое. Эфир и мой доспех более сродни камням и металлам, это — растение. Интересно, оно тоже будет питаться мной? - задался вопросом, и поймал себя на том, что самому тоже любопытно.
Если бы ваны предложили свой артефакт давным-давно... впрочем, нет. Уже было поздно. Война началась, и ее нельзя было просто забыть.
Появление Тора и его заманчивое предложение заставило вздохнуть. Очиститься от грязи хотелось еще сильнее, чем пить или есть, но костюм по-прежнему не стоило снимать. Да и вообще...пленникам полагается валяться в углу камеры, а не мечтать о купальнях.
- Кажется, дышать менее... больно, - прозвучало неуверенно.

URL
2014-01-06 в 16:19 

- Артефакт очистит твои легкие, - пояснил Локи, - и будет фильтровать воздух, чтобы он был пригоден для твоего дыхания. И да, - бог обмана пожал плечами, - он будет питаться тобой. Как я понял, этот артефакт - что-то вроде семечка. Оно проросло и будет брать с тебя понемногу, только чтобы жить и выполнять свою функцию.
Локи отставил пустую чашу и пододвинул легкого эльфа так, чтобы тот опирался спиной на резную спинку Торовой постели.
- Скажи, - начал бог обмана, разглядывая Малекита с ленивым любопытством и раздумывая про купальни, - наша вода отравит твою кожу?

URL
2014-01-06 в 16:59 

- Что ты еще знаешь о подобных артефактах? - спросил Малекит так, словно Локи был его слугой, или младшим магом, подчиненным и обязаным докладывать по первому требованию.
Малекит думал: что теперь во мне изменится? Отзовется ли Эфир, если он внутри? Что будет, если подключить меня сейчас к системам жизнеобеспечения на корабле? Если просто взойти на борт корабля, под защиту фильтрационной системы?
Не стал ли он одним из...
- Вода меня не убьет, - ответил, немного недовольный тем, что Локи, похоже, прочитал его мысли. Был ли он действительно способен на ментальный контакт?
Он вздохнул (дышать легко, непривычно-легко).
Читал мысли или нет, Локи о нем... заботился?
- Я хотел сказать... если не попадет в кровь, то нет. Не отравит. Просто ее потом нужно будет удалить с кожи.

URL
2014-01-06 в 17:25 

- Больше ничего не знаю, - смешливо оскалился Локи. - Но, думаю, немало узнаю от тебя.
После бессонной ночи, бог обмана почти ненавидел Малекита. Слишком сложно, ужасно, недопустимо сложно - любая мелочь может убить его или сделать хуже, и за каждой из этих мелочей нужно следить. Сейчас же, разговаривая с эльфом, слушая его, Локи чувствовал только плохо контролируемый восторг.
Настоящий живой эльф целиком и полностью в моих руках! Что может быть лучше?
Лучше оказался только стук в двери и Тор, вернувшийся в глубь покоев с большим подносом, от которого доносились приятные запахи жареного мяса.

URL
2014-01-06 в 18:14 

- Я буду рассказывать, - отозвался Малекит.
Ему не хотелось шевелиться - усталость давала о себе знать, к тому же он был словно опьянен воздухом, что перестал разрывать грудь и легкие. Малекит всегда считал, что способен вынести любые страдания, и вовсе не придает значения дискомфорту - и даже боли; когда молот Тора сжег ему лицо, он не стал дожидаться настоящей регенерации, поверхностно залечив ткани.
Но у каждого свой предел. Сейчас стало лучше.. но, парадоксально, сил не осталось вовсе.
И все-таки хотелось смыть грязь и пыль. Хотя бы с волос - гордость каждого эльфа, туго заплетенная коса, превратилась в какие-то отвратительные лохмотья.

URL
2014-01-06 в 18:25 

- Ты голоден? - поинтересовался Локи, думая о том, что кормить Малекита придется с ложечки.
Было в этом что-то ужасное и ужасно умилительное одновременно, и бог обмана лениво подумывал: а не перепоручить ли эту трогательную миссию Тору? Самого его проявлять заботу несколько утомляло. Изучать, лечить и проявлять необходимые при этом манипуляции было легко, но вот делать что-то сверх: укутывать, обнимать, кормить с рук - уже казалось Локи чем-то таким, без чего вполне можно было обойтись. Точнее: что могло обойтись без его непосредственного участия.
Впрочем, когда Тор поставил поднос на стол, а сам стол придвинул ближе к кровати, пришлось подняться и хотя бы посмотреть, что именно приготовили слуги. К приятному удивлению Локи, кроме многочисленного мяса и овощей, в небольшой плошке обнаружился суп из... непонятно чего (в кулинарии младший принц был не силен), который, несколько преобразовав, вполне можно было скормить эльфу.
Место Локи напротив Малекита занял Тор. Легонько потрепал измученного пленника за плечо:
- Тебе лучше?

URL
2014-01-06 в 18:49 

Малекит все-таки нашелся с силами одарить Локи высокомерным (он надеялся, что высокомерным, а не просто жалким) взглядом, и пожать обрубками-плечами:
- Вы считали нас чудовищами, но ты ведь уже убедился: я из плоти и крови. Живой.
Да-да, следовало отказаться - ничего не надо от врага, но после артефакта ванов в глотке и всего остального, как-то... несерьезно.
- Да. И мне лучше. Во всяком случае, воздух, похоже, больше не причиняет вреда. Раньше я чувствовал его, словно... - Малекит задумывался, подбирая сравнение, - Словно ты бы стал дышать в песчаную бурю, и ощущал бы каждую крупицу в горле и груди. Сейчас это прошло.

URL
2014-01-06 в 19:08 

- Именно то, что ты живой, делает тебя в тысячу раз интереснее всех на свете чудовищ, - не остался в долгу Локи, высокомерный взгляд оценив и очень ему обрадовавшись. Если Малекит еще может так смотреть, значит, однажды выздоровеет. А там, глядишь, станет ясно, как изъять из него Эфир.
- Воздух Свартальфхейма действовал на тебя точно так же? - поинтересовался Локи. Раньше он как-то не задумывался о том, насколько свет отравил родной мир Малекита, но сейчас, после слов эльфа, стало интересно.
Суп пришлось немного разбавить смесью, сделанной из крови эльфа, ядов и чистой магии. Впрочем, на вкусовых его качествах подобные манипуляции вряд ли сказались.
Локи вручил замешкавшемуся брату чашу с преобразованным супом и ложку и самоустранился подальше - наблюдать. Пожалуй, ставить окружающих в неудобное положение радовало бога обмана так же сильно, как обманывать и заниматься наукой.

URL
2014-01-06 в 19:29 

- Сейчас нет разницы между Свартальфхеймом и другими мирами. Ну... возможно, небольшая. Свартальфхейм отравлен не только изменением вселенной, но и тем, что с ним сделали победители.
Последнее Малекит выговорил спокойно и ровно, хотя если остальные раны могли зажить, особенно после всех колдовских манипуляций, то эта - никогда.
Сейчас он отвлекся на манипуляции с супом, и внезапно осознал, что Тор, помалкивающий во время их с Локи беседы, сейчас действительно займется тем, что...
Будет кормить его.
Малекит скрежетнул зубами, и очень мрачно посмотрел на Тора с его тарелкой. Вид у того был растерянный.
А вот Локи, напротив, выглядел довольным, словно всю жизнь мечтал посмотреть подобное представление.

URL
2014-01-06 в 20:52 

От мрачного взгляда Малекита Тор растерялся еще больше. Кормить живых существ с ложки доводилось ему только в далеком детстве, когда мать оставляла его с Локи и наставлениями о том, как, когда и чем младшего брата нужно кормить. Но одно дело - собственный младший брат, который не умеет держать в руках ложку, и другое - пленный представитель высшей расы... которому вышеупомянутую ложку держать просто не в чем.
Тор душераздирающе вздохнул, набрал в ложку густого, пряно пахнущего супа и поднес ложку к лицу эльфа, здраво рассудив, что оттолкнет - так оттолкнет. Не силком же его кормить, в самом деле.

URL
2014-01-06 в 21:51 

Малекита и вовсе никогда не кормили с ложки.
Даже в детстве, которое он практически забыл - неудивительно, учитывая, что оно пришлось на времена до возникновения Вселенной в ее настоящем виде. В любом случае, эльфы не пользовались ложками.
Но это была пища, и он чуял флюиды темной энергии, необходимой для существования. Ноздри расширились вместе с выемкой на уцелевшей щеке - отверстии, которое отличало темных эльфов на анатомическом уровне; это отверстие позволяло пропускать через себя темноту, чуять ее.
Локи изменил материю таким образом, чтобы из отравы она стала питательна и позволила бы восстановить силы.
Так что он не стал сопротивляться. Зубы неуклюже стукнулись о металл. Большая часть жидкости пролилась мимо, и Малекит одарил обоих братьев очередным мрачным взглядом, впрочем, без ненависти смотрел - лишь неловко.
Тору было не лучше.
Вкуса он не почувствовал.

оос: про выемки на щеках для сбора флюидов темной энергии - канон от авторов, есличо)

URL
2014-01-06 в 21:59 

Локи коротко прыснул в кулак, но промолчал.
- Ты ее не кусай, - посоветовал Тор с ободряющей улыбкой, игнорируя брата. Он снова почувствовал себя подростком, кормящим кого-то маленького и беспомощного. Неловкость эльфа не раздражала, скорее хотелось помочь ему, научить.
- Доверься мне, - попросил бог грома, набирая следующую ложку.

*сходила, посмотрела кадры из фильма* а ведь правда есть там выемки!) офигеть)))))

URL
2014-01-06 в 22:53 

Очередной мрачный взгляд должен был пояснить Тору, что Малекит думает о таком "обучении".
Это просто еда.
Это просто способ получить пищу - если он вернется на корабль, ему смогут вживить импанты, заменители рук. Если... когда вернется, ни за что не расскажет о том, что случилось в плену.
Кое о чем расскажет. Но не об этом.
Как будто прежде рассказывал.
Пища, тем не менее, была не только неядовитой, но и приятной на вкус.

URL
2014-01-06 в 23:05 

Малекит, взъерошенный, мрачный и серьезный, не вызывал у Тора ровным счетом никакого раздражения, одно только желание трепать по волосам и успокаивать. Вся ситуация с кормлением, на взгляд бога грома, была, конечно, на редкость дурацкой. Опять же, даже асов с поврежденными руками кормят с ложки лекари, так что ничего унизительного Тор в сложившейся ситуации не видел. Пока у Малекита нет рук, кому-то придется о нем заботиться, и бог грома был не слишком-то против, если это поручат ему - так хотя бы было понятно, что ему вообще делать с эльфом.
Локи вкусно захрустел до корочки прожаренным мясом, отвлекшись от наблюдения, и стало полегче.
- В ближайшие дни я займусь поиском твоих рук, - проговорил бог обмана с набитым ртом, от чего слова прозвучали несколько неразборчиво.

URL
2014-01-07 в 07:48 

Единственным, кому происходящее нравилось безусловно, похоже был Локи. Малекит не мог отделаться от ощущения, что эксперимент продолжается, причем не только над ним, но и над Тором.
Интересно, понимал ли это старший брат?
Малекит поднял голову, отодвинувшись от очередной ложки.
- Я должен тебя предупредить. Я... по-вашему - маг. И если у меня будут руки, я снова смогу манипулировать энергией... то есть, творить заклинания.
Малекит не умел лгать, но мог бы промолчать, не говорить этого. Зачем предупредил? Вероятно, потому что счел это правильным.
Враги остаются врагами, но дело чести - сказать всю правду. Возможно, это была еще и плата за лечение и заботу.
Малекит ненавидел быть кому-либо должным.

URL
2014-01-07 в 09:03 

- Ты можешь колдовать без Эфира? - тут же оживился Локи. - Насколько ты силен? И насколько ты будешь опасен... для нас?
Локи помолчал, лихорадочно думая. Конечно, эльфийский пленный маг - это не самое лучшее, что могло случиться с полуразрушенным Асгардом, с другой стороны... Бог обмана знал не так уж много колдунов, и возможность изучать одного из них приводила его в состояние плохо контролируемого восторга.
- Как быстро у тебя приживутся руки и ты сможешь их использовать? - поинтересовался Локи, рассчитывая хоть как-то себя обезопасить.

URL
2014-01-07 в 09:14 

- Управлять , - уточнил Малекит. - Эфир - мой шедевр, самое могущественное, что я создал, но не единственная сила на свете.
И вновь подумал - стоило ли говорить? Не лучше ли было смолчать?
Нет. Не лучше.
- Не знаю, приживутся ли вовсе.
Малекит посмотрел на Тора с ложкой и миской супа, на Локи.
- Даже если да, ты всегда сможешь спросить. Я отвечу.

URL
2014-01-07 в 09:23 

- Почему ты так честен? - это, конечно, Тор. Локи даже не задумывался о подобных вещах, в то время как богу грома они не давали покоя. - Мы же... твои враги? Ну, были таковыми долгие годы.
Локи коротко фыркнул, но перебивать брата не стал. Ему казалось, что он слышит, как скрипят, вращаясь, мозги Тора, и старался не слишком заметно радоваться тому, насколько выгодно смотрится на фоне брата.

URL
2014-01-07 в 12:31 

- Cтранный вопрос, - Малекит посмотрел на Тора как на сумасшедшего, даже не глупца - именно безумца. - Я не скажу ничего, что могло бы повредить моему народу или обратить мою силу против него.
Тоже честность. Вроде предупреждения: даже не пытайтесь добиться. Даже не пытайтесь заставить Эфир работать на себя - или во всяком случае, заставлять меня делать нечто подобное.
- Но я не хочу, чтобы вы недооценивали меня. Побеждать могуществом - благородно. Побеждать исподтишка и ложью - бесчестно. Если я убью вас, я буду смотреть в лицо.

URL
2014-01-07 в 13:24 

- Это смотря как убьешь... - философски протянул Локи. - Или ты не из тех, кто пользуется оказией ударить в спину?
Не то, чтобы ему действительно было интересно. Честность - она хороша для песен и сказаний, в обычной же жизни от нее только хуже. Локи не собирался умирать, и уж тем более не собирался умирать от руки Малекита.

URL
2014-01-07 в 13:59 

- Ты понял правильно.
Малекит замолк, считая, что разговор закончен. Если после всего Локи еще захочет искать и пытаться восстановить ему руки, его право. Малекит предупредил. Таким образом,удара в спину - фигурально выражаясь, - уже не произойдет.
Если нет...
Что ж, Малекит вообще не рассчитывал, что ему восстановят прежние руки.

URL
2014-01-07 в 14:14 

- Иногда я слушаю вас и мне кажется, - заметил вдруг Тор спокойно, - что что-то может измениться и вы можете все исправить. А потом вы говорите что-то такое, что я понимаю, как ошибался.
Он старался постоянно помнить о том, что Малекит убил его мать, постоянно помнить о том, что перед ним пленник, враг, внутри которого находится самая опасная и разрушительная сила в Девяти Мирах. Но именно этого пленника он сейчас кормил с ложки, и это простое действие почему-то притупляло всю возможную ненависть.

URL
2014-01-07 в 14:37 

Малекит в очередной раз промолчал.
У него было чувство, что... разочаровал Тора. Тот, вероятно, вообразил, будто достаточно покормить врага с рук и уложить рядом с собою, чтобы все исправить. Что ж, Малекит действительно не ощущал ненависти - хотя Тор был потомком Бёра, изуродовал ему лицо, оторвал руки, а Локи повинен в гибели целого отряда бойцов во главе с Алгримом.
Такова война, ничего не поделаешь.
Сейчас у них нечто вроде вынужденного перемирия.
В результате, Малекит сказал:
- Что дальше?

URL
2014-01-07 в 14:56 

- Сначала в купальню, а потом можно начать, наконец-то, заниматься делом, - скомандовал Локи, легко поднимаясь на ноги.
Подошел к Малекиту, легко мазнул целебной смолой по оставленной Тором ссадине на щеке эльфа и улыбнулся:
- Косу-то тебе можно расплести? Или мы... недостойны?
Локи не был уверен, что сможет заплести обратно точно так же, но вымыть эльфу голову определенно стоило.
А потом его удивил Тор:
- Я отделил себе часть купален и сделал выход к ним прямо из своей комнаты, - поведал старший брат и, под внимательным взглядом Локи, признался: - Девушкам нравилось...

URL
2014-01-07 в 15:12 

- Коса означает мою готовность сражаться, - если в вопросе и была ирония, если Малекит ее и почувствовал, то не стал принимать во внимание. - А сейчас я неспособен делать это. Поэтому, да. Ее можно расплести.
Он не ждал, что дети света поймут все ритуалы - подчас действительно сложные, но необходимые оттого, что символы и жесты зачастую заменяли слова; на самом деле, в языке эльфов куда меньше было слов-высказанных, чем символов.
Замечание Тора о девушках пропустил мимо ушей.
Это его точно не касалось.

URL
2014-01-07 в 15:39 

А вот это было уже интересно.
"Интересно, какой частью этого ритуала я буду, расплетая твою косу?" - подумал Локи, но вслух не спросил. Он был уверен, что Малекит расскажет все без утайки, но не был уверен, что сможет понять.
Чтобы говорить о магии, политике и ритуалистике, необходимо было говорить с Малекитом больше, чем несколько часов. Поэтому Локи величественно махнул рукой брату:
- Показывай свою купальню!
Тор послушно отставил пустую тарелку на стол и направился куда-то в дальний, не освещенный угол комнаты. Там, за узкими дверями, явно поставленными гораздо позже, чем был создан интерьер комнаты, была маленькая купальня. В ней было тепло - в несколько раз теплее, чем в покоях Тора. В небольшом предбаннике с деревянной резной лавкой, несколькими крючками для одежды и большим зеркалом можно было раздеться. А за занавеской угадывался неглубокий бассейн с теплой водой, банные принадлежности по его периметру и несколько больших полотенец - привыкшие к тому, что Тор частенько появляется в купальнях не один, слуги готовили все предметы в нескольких экземплярах.

URL
2014-01-07 в 16:27 

Малекит последовал за Тором и Локи, и остановился, почти не глядя, но потом все же поднял голову, осматривая купальню.
Она была небольшая, не слишком светлая - во всяком случае, хотелось зажмуриться меньше, чем в любом другом помещении, и теплая. Пахло деревом. Под ногами тоже было дерево и мрамор, на котором сапоги Малекита оставили грязные отпечатки. Он устыдился этого.
- Сейчас нужно раздеваться? - уточнил он, рассматривая как мерно покачивалась вода в купальне. От нее поднимался пар.

URL
2014-01-07 в 16:35 

- Да, было бы неплохо, - отозвался Локи, которого усталость делала язвительнее обычного.
Потом вспомнился вчерашний разговор, еще в камере, когда Малекит просил снять нагрудник. Выходило, что не снимая его, раздеться самостоятельно эльфу будет непросто, даже учитывая тот факт, что ткань костюма слушалась его... приказов? Как в действительности работает костюм Малекита, Локи так и не понял, и сейчас ему представился отличный способ расспросить об этом поподробнее.
- Как снимается нагрудник? - поинтересовался бог обмана, касаясь ладонью исцарапанного в битвах металла (металла ли?). - Там какие-то крючки, или я могу его просто снять?

URL
2014-01-07 в 17:05 

- Я так и понял, - в очередной раз не ощутил насмешки Малекит. Зато невольно вздрогнул от очередного прикосновения - не мог привыкнуть, что его вот так запросто... касаются.
"Все, кто делал это прежде, мертвы. Алгрим, например".
- Костюм реагирует на импульсы... электромагнитные. На самом деле, снимать руками необязательно.
Словно подтверждая его слова, темнота стала расползаться, открывая уязвимо-бледную кожу; даже темнота купален, казалось, должна была оставить на ней ожог. Малекиту было очень не по себе. Костюм-симбионт поддерживал в нем жизнь, в том числе очищая. Он провел в нем тысячи лет, из которых пять пришлись на состояние анабиоза, когда симбионт следил за состоянием организма, не позволяя раствориться в темной энергии космоса. На самом деле, его можно было вообще не снимать, но это бы означало... неуважение?
Да, наверное.
В любом случае, он потерпит прикосновения - и воды тоже.
Темнота стекала, пачкая ладони Локи. Тому приходилось только откреплять пластины доспеха. Симбионт расползся смоляно поблескивающей лужей прямо на полу, готовый в одно мгновение вновь облепить тело хозяина.
- Сапоги из другого материала. Их я сам снять не могу.

URL
2014-01-07 в 17:17 

- Как ты это делаешь? - снова спросил Локи, которому словосочетание "электромагнитные импульсы" не сказало ровным счетом ничего. И не удержался, присел на корточки, ткнул пальцем в растекшийся густой лужей костюм. - Он живой? На меня, или такого как я, например, его нельзя будет надеть?
Не то, чтобы Локи этого хотелось...
На самом деле Локи этого хотелось. И хотелось безумно. Попробовать, ощутить, как густое тягучее нечто протянется по коже, скроет ее под собой, защищая от внешнего мира. Ничего подобного не было в Асгарде.
- Он же намного легче и прочнее, чем все наши доспехи? - уточнил бог обмана.
Он смотрел на обнаженного Малекита снизу вверх с захлестывающим, острым любопытством. На бледную кожу (даже не бледную, белую, белую, как снег в Ётунхейме), на изящную фигуру (даже и не скажешь, что без костюма он такой худой и хрупкий).
"Передо мной раздевается действующий эльфийский правитель..." - промелькнуло в голове бога обмана, и в штанах тут же стало тесно. Он не хотел власти, но хотел символа.
Тор, уже успевший раздеться, тронул Малекита за обнаженное плечо. Рядом с худощавым бледным эльфом он казался просто горой живого мяса, которой небрежно придали форму.
- Садись, - Тор качнул головой в сторону скамьи у самого бассейна. - Помогу снять сапоги.

URL
2014-01-07 в 18:28 

- Отчасти живой. Как Эфир, впрочем, Эфир... - Малекит запутался, подбирая слово. То ли недостаточно хорошо знал асгардский язык, то ли просто не существовало у них подобного термина. - Э... умнее?
Нахмурился.
Нет, это неправильный термин. Но ничего лучше подобрать не мог.
- Я не знаю, что будет, если ты наденешь. Не думаю, что повредит... - Малекит всерьез задумался, и кстати, нагота его не смущала. Анатомически он не отличался от асов, разве кожа была бледнее, и без волос. На груди расползся, протянувшись к животу, шрам - еще от битвы с Бёром память. Другие мелкие шрамы покрывали бедра и спину, их можно было считать целый день, если кому-то захотелось бы тратить время.
- Верно, он ничего не весит и избавляет от необходимости тратить время на... многие вещи, например, на очистку организма, - продолжил он. - Но зачем тебе защита от собственного мира? Это не доспех, в отличие от тех пластин.
У Торов шрамов было меньше. Малекита это удивило, потому что тот был воином, и он долго разглядывал сильное мускулистое тело, стараясь избегать сравнений с Алгримом.
- У вас более сильный регенаривный фактор, - объяснил он скорее себе, чем спрашивал старшего принца.
И сел на деревянную скамью, предоставляя снять сапоги, и решив - неловкость неуместна, а его беспомощность... что ж, она очевидна в любом случае.

URL
2014-01-07 в 18:45 

- Что такое регенеративный фактор? - тут же поинтересовался Локи. От него не ускользнуло, как Малекит разглядывает Тора, и бог обмана предположил, догадываясь: - Способность к заживлению шрамов?
Шрамов у Тора и правда было меньше, зато немало было синяков и шишек, расцвечивающих конечности и грудь - не смотря на всю свою недюжинную силу, неуязвимым бог грома не был.
- Костюм способен исцелять, да? - продолжил расспросы Локи, не спеша раздеваться. - Но он не способен заставить шрамы исчезнуть?
Шрамы шли Малекиту. Рисовали на его бледной коже неповторимый узор, похожий на вязь букв в древнейшей книге. Локи подумал, что нужно будет обязательно "прочитать" его, отследить кончиками пальцев по коже.
В отличие от брата, Тор не спешил вступать в разговор: в вопросах, которые обсуждали эльф и ётун, он не разбирался, и вовсе не собирался демонстрировать это. Поэтому бог грома присел на корточки перед Малекитом, ловко стянул первый сапог (в делах раздевания других старший принц был весьма опытен), легонько пощупал эльфу лодыжку и щекотно проехался пальцами по ступне.

URL
2014-01-07 в 19:04 

- Да, заживление... костюм помогает, но мы сами изменились, - Малекит прикусил губу. - Когда-то мы были способны полностью восстанавливать тела.
Он пошевелил обрубками.
- В том числе отращивать новые руки. После того, как появился свет...
Заканчивать не стал. И так понятно.
- Нас по-прежнему трудно убить, - все-таки добавил, опасаясь, что раскрыл лишнее. Впрочем, Локи и сам мог наблюдать по нему: раны не заживали, хотя и не гнили, и даже обожженное лицо еще мокло сукровицей.
Довольно трудно скрыть очевидное.
Тем временем, Тор избавлял его от сапог, и тронул легко, едва заметно. Малекит невольно дернул ногой.
Словно наступил в мелкий песок. Щекотно.
Не неприятно. Странно.

URL
2014-01-07 в 19:33 

- Ты не скрываешь лицо, как остальные твои воины, - продолжил допрос Локи. - Значит, ожоги будут заживать медленнее? Или не будут заживать вообще? Здесь, в Асгарде, я имею в виду.
Все так же не вступая в диалог, Тор ободряюще улыбнулся, мол, не бойся, я не сделаю ничего, что могло бы тебе повредить. Освободил эльфа от второго сапога, задержал ногу в медвежьих ладонях, принялся легонько разминать ступню. Вряд ли подобное было принято у эльфов, подобное и у асов-то было едва ли принято, но Тору были слишком интересны реакции Малекита, чтобы просто его отпустить. К тому же касаться прохладной кожи было приятно.

URL
2014-01-07 в 19:57 

- Возможно, артефакт ванов что-нибудь изменит. Без него я прожил бы недолго... на самом деле, я и не собирался жить без маски.
Малекит следил за манипуляциями с ногами, и хотя оставался напряжен, не мог не отметить, что эти прикосновения, эти жесты почти сродни ласке.
Это вроде как: положить врага рядом в постель.
Или трепать его волосы.
- Я собирался изменить мир, - пояснил Малекит, подчеркивая: разве это не очевидно решение?

URL
2014-01-07 в 20:10 

Локи согласно кивнул, перестал тыкать пальцем в матовую лужу, в которую превратился костюм Малекита, и поднялся на ноги.
- Ты знаешь, - заметил он лениво, - в первый момент я не поверил, что эльфы действительно вернулись в наш мир. Мне казалось, что это попросту невозможно. А теперь я вижу их предводителя обнаженным... какая ирония!
Шагнув Малекиту за спину, бог обмана пробежался пальцами по косе. Сложное плетение, незнакомое, так не плетут в Асгарде. Так не плетут нигде, ни в одном из Девяти Миров. Расплетать принялся осторожно, стараясь не дергать лишний раз.
- У вас у всех одинаковые косы? - поинтересовался Локи. - Или разные, в зависимости от положения?

URL
2014-01-07 в 20:45 

Вот только подумал о волосах...
Они оба - и Тор, и Локи - воспринимали его, наверняка, как забавную зверушку, или нечто вроде артефакта, в отличие от камня ванов или даже Эфира, способного говорить на их языке. Даже если забывал или не знал некоторых слов.
Но Малекит поймал себя на том, что ничуть не оскорблен, и такое внимание ему почти нравится.
- Я не думаю, что в моей наготе есть что-либо интересное, - возразил он, и продолжил о том, чем сейчас заинтересовался Локи. - Коса означает... - он нахмурился, силясь объяснить, потому что "положение" не подходило. - Цель. Задачу. Положение тоже. Функцию. Моя означает, что я не король по рождению, но принял на себя эту цель, и готов не только отдать за нее жизнь, но и *жить* только ею, но еще она означает отсчет последней битвы. Ее нужно поменять. Если захочешь, я позже объясню как.

URL
2014-01-07 в 21:10 

- Захочу, - кивнул Локи. - Что она должна означать сейчас? Что ты проиграл?
Бог обмана ни на секунду не усомнился в том, стоило ли говорить это. Малекит был честен, и Локи хотелось понять, как далеко простирается эта честность, как легко эльфу будет слышать ее от других. Ему не нужно было лгать, потому что правда всегда сильнее даже самой изощренной лжи, и эльф был тем редким случаем, когда все умения Локи обманывать не слишком пригодились бы ему.
После тысячелетнего плена косы волосы Малекита смешно вились. Бог обмана зарылся в них пальцами, легонько помассировал эльфу голову. Он запомнил схему плетения, но повторять ее на ком бы то ни было не имело смысла - слишком много в каждом изменении узора было смысла, который Локи попросту не смог бы понять, хотя бы потому, что не был эльфом и не жил тысячи лет.
Тор, сообразивший, что все скучные и ненаучные манипуляции с эльфом достаются ему, наконец-то убрал от Малекита руки и поднялся на ноги.
- Пойдем? - предложил он, кивнув на неглубокий бассейн от которого поднимался пар. - Я помогу.

URL
2014-01-07 в 21:23 

На мгновение Малекит замер, словно от удара. В очередной раз не хватало рук - опереться на ладони, ссутулиться.
Впрочем, так лучше: пусть видят его с привычно-гордой осанкой.
- Что я не знаю, что мне делать, но у меня все еще есть цель, - ответил он, после того, как Локи распустил волосы.
Полностью распущенные волосы означали: я свободен, растерян, и еще не определился, чем же мне заняться дальше; их носили дети, уже у подростков считалось - легкомыслием, хотя и не осуждалось. Взрослый с полностью распущенными волосами вызывал недоумение и даже жалость.
Но разве не был Малекит сейчас почти как потерявшийся и беспомощный ребенок - с его невозможностью позаботиться о себе. Убеги он прямо сейчас, что бы сделал? В Асгарде нет космических кораблей, а иначе добраться до сородичей нельзя, он сам приказал им скрыться так, чтобы по проклятому Мосту не было пути в их убежище...
- Пойдем, - он кивнул Тору и попытался изобразить ухмылку... или улыбку, или что-то между. - Спасибо.

URL
2014-01-07 в 21:43 

Тор, помедлив, положил ладонь Малекиту сзади на шею. Раньше этот жест предназначался Локи, но было что-то правильное в том, чтобы именно так направлять эльфа. По крайней мере сейчас, когда его нельзя взять за локоть.
Вода в бассейне была теплой, почти горячей. Тору она едва доставала до пояса, невысокому Малекиту - почти по грудь, не задевая, впрочем, перевязанные культи рук.
- Я никогда никого не мыл, - признался Тор, - с целью... эээ... именно помыть, а не чего-то другого.
Неумело проехался горячими и влажными ладонями по груди и плечам Малекита. Осторожно, чтобы не намочить повязки. Легонько погладил шею, с любопытством прощупав мышцы (точно такие же, как у него самого или у Локи) и снова вернулся к груди, чтобы проследить пальцами, ладонями протянувшийся к животу длинный шрам, почему-то не кажущийся уродливым.
Спросил неловко:
- Кто это тебя так?
И так можно было догадаться - кто.

URL
2014-01-08 в 07:41 

Малекит старался спускаться аккуратно, опасаясь поскользнуться и совсем уж стыдно плюхнуться носом вниз. Хотя, саркастично подумал он, куда уж дальше - «стыдно».
А Тор его удерживал за шею, и жест заставлял думать об удушении, каким бы аккуратным ни была «страховка».
Вода щипала. Кололась крохотными иголками, но была горяча и смывала грязь. В кровь не попадет, не отравит... может статься, артефакт очистит не только легкие, но и остальные системы организма. Жаль, что Локи не все знает — или не все сказал — о его действии.
Шрам до сих пор оставался уязвим.
- Твой дед, - усмехнулся Малекит. - Как видишь, ты его превзошел. Он всего лишь сломал мне ребра и ожег грудь, а тебе удалось сжечь лицо и отрубить руки.
Он собирался добавить еще «Бёр бы тобой гордился», но почему-то оставил финальную часть при себе.

URL
2014-01-08 в 11:01 

- Я... - на короткую секунду Тору захотелось оправдаться, сказать "я не хотел", но это было ложью. Он замолчал, не убирая рук с чужого жутковатого шрама и проговорил медленно, подбирая слова. - Нельзя было поступить иначе. Я посмотрел на тебя и понял, что тебя нужно остановить, если я хочу, чтобы жила моя семья.
Бог грома коснулся здоровой щеки Малекита. Было во всем этом, в прикосновениях, в обнаженности, что-то донельзя интимное, близкое. Захотелось наклониться и снова тронуть губами узкие губы эльфа, как тогда, ночью. Тор отмахнулся от этих мыслей, спросил неловко:
- Твое лицо заживет?

URL
2014-01-08 в 11:17 

Малекит не выдержал: рассмеялся.
Получилось коротко и глухо, но незло:
- Ты думаешь, я не понимаю? Если приходится делать выбор, и выберешь своих, ты станешь злодеем и чудовищам для чужаков, но если поступишь иначе — станешь предателем.
Он едва не отступил от прикосновения, но то ли опасался поскользнуться на мокром камне, то ли просто упустил момент, да и это было всего лишь еще одно прикосновение, не больше и не меньше.
- Я стал тем и другим. Это никогда не заживет.

URL
2014-01-08 в 11:24 

Тор поймал себя на том, что если бы не языкастый язвительный Локи, наблюдающий за ними, он поцеловал бы Малекита прямо сейчас. Коротко и быстро, точно так же, как смеялся эльф.
Но при брате раскрываться так было неуютно.
- Мне кажется, я понимаю, - проговорил бог грома осторожно. Он прекрасно осознавал, как непросто понять древнейшее существо, жившее и сражавшееся, когда тебя еще не было на свете.
Тор легонько, давая возможность отступить, привлек Малекита ближе, проехался горячими влажными ладонями по спине, а потом прошелся пальцами, прощупывая мышцы, едва ощутимо разминая.

URL
2014-01-08 в 11:42 

«А я надеюсь, никогда не поймешь», - но начать говорить такое значило бы продолжить — приносить собратьев в жертву ради призрачного шанса вернуться через пять тысяч лет, разрезать грудь лучшего друга, чтобы сделать из него медленно умирающего от боли, но зато могучего, монстра...
Много другого.
И нет, Малекит не желал ничего подобного Тору; тот был каким-то... хорошим, если угодно. Однажды он сказал, что асгардцы прочувствуют боль эльфов как собственную, однако, пожалуй, был готов сделать исключение.
Или же считал, что Тор расплатился.
В любом случае, не желал продолжать этот разговор, и закрыл глаза, позволяя трогать себя и дальше, и словно наблюдая издалека, точно собственное тело было неким отстраненным от сознания предметом.

URL
2014-01-08 в 12:16 

Пользуясь молчанием и безответностью эльфа, Тор притянул его ближе, сграбастал в объятия, и это уже окончательно перестало напоминать мытье.
"На берегу" занервничал Локи:
- Тор, ты его, по-моему, с кем-то путаешь с похмелья, - заметил он насмешливо.
Бог грома вздрогнул и руки послушно разжал. Не умея ответить на насмешки брата, Тор нередко ловил себя на мысли, что Локи единственный, кто умеет им манипулировать.
- Наклонись немного, - попросил Малекита бог грома, твердо решив при Локи заниматься исключительно делом. - Так удобнее будет вымыть волосы.

URL
2014-01-08 в 12:31 

Малекит едва ли осознал, понял намек Локи. Если честно, последнее о чем он мог подумать — это о том, что выглядит для обоих, аса и ётуна, чем-то иным, кроме древней твари, или экзотического зверя. Да и потом, он был изуродованным калекой, разве не так?
Чего он не хотел, так это жалости.
Поэтому на всякий случай сверкнул глазами на обоих, и только после этого послушался. Распущенные длинные волосы уже намокли, став тяжелыми и потемнев до темно-серого оттенка. До чистоты им было далеко...

URL
2014-01-08 в 12:41 

Мыть волосы кому-то другому оказалось легче, чем себе. Тор вылил на голову Малекита густую смесь из мыльного корня, золы и чего-то еще, о чем бог грома даже не подозревал. Принялся массировать эльфу голову. Смесь хорошо мылилась, стекала мыльными клочьями по длинным волосам Малекита и хорошо очищала грязь.
- У вас, эльфов, какие-то другие средства для мытья, да? - спросил Тор с любопытством.

URL
2014-01-08 в 12:58 

Малекиту ничего не оставалось, кроме как прислушиваться к ощущениям. Они не были неприятны, хотя он подозревал, ванский артефакт или нет, его кожа не поблагодарит за обработку химическими веществами иного мира. Что ж, оставалось надеяться: обойдется без язв. И волосы не выпадут.
Не так уж его это беспокоило, конечно.
В остальном, тепло и запах нравились, а чистота — особенно.
- Тебе бы не понравились наши методы. Мы просто разрушали ненужные молекулы... молекулы грязи, да. Это не было приятно или неприятно. Вообще никак.
Теперь Малекит осознал еще одно отличие: тела асов пахли. Необязательно чем-то неприятным, но еще в столкновении с Фригг он заметил цветочный (наверное, цветочный?) аромат, который не был частью тела.
Он напомнил о собственной жене, о ее духах — совсем иных, разумеется.
- Когда-то у нас тоже были купальни. Еще до того, как Свартальфхейм стал пустыней.

URL
2014-01-08 в 19:58 

В словах Малекита не было осуждения, но Тор все равно чувствовал его. Он не был виноват в том, что Свартальфхейм стал пустыней и не пригоден для жизни, но все равно чувствовал вину. То ли из-за того, что помогал сейчас существу, видевшему расцвет Свартальфхейма, то ли из-за понимания: ничего из того, что рассказывает Малекит, уже не увидеть воочию. Этого больше нет, разрушено, уничтожено, стало пеплом и пылью.
Все равно было интересно расспрашивать.
- Но в этих купальнях были только средства для... разрушения грязи? Или просто вода, как здесь? - полюбопытствовал бог грома, и посоветовал: - Закрой глаза. Мыло щиплет.
Наощупь отыскал кувшин с чистой водой и принялся лить эльфу на голову, смывая мыльную пену. Волосы Малекита были белыми, как снег в Ётунхейме.

URL
2014-01-08 в 20:12 

- Просто вода. Тогда мы еще могли позволить себе... быть менее функциональны, - ответил Малекит, пытаясь сдержать тоску в голосе.
Утраты были незаживающими ранами, если говорить о погибших, но иногда он скучал и по простым вещам, таким как купальни, прохлада обсидиановых дворцов и прогулки в садах.
Уже давно не существовало тех растений - на свету они погибли первыми; и животные с птицами, обитавшие в них, прожили немногим дольше.
Стоя с закрытыми глазами, он мог почти поверить в то, что все вернулось, а когда распахнет их - вокруг будет живая плодородная тьма.

URL
2014-01-08 в 20:21 

Тор промолчал. Не знал, что ответить, да и незачем было отвечать.
Отжал волосы Малекита, чтобы с них не текла вода, и отбросил эльфу за спину.
- Наверное, все? - неловко проговорил бог грома, не зная, к кому конкретно обращается - к Малекиту, или к Локи, со злым удовольствием наблюдающему за ними.

URL
2014-01-08 в 20:26 

"Все".
Глаза пришлось открыть. Их резануло - то, что было для асгардцев полумраком, слепило немилосердно и неумолимо. Впрочем, даже та тьма, что существовала теперь, была слишком ярка для Малекита и остальных эльфов.
Тор смотрел на него, лицо выражало - да, Малекит немного различал уже, хотя мог и ошибаться, - удовлетворение, или нечто вроде того.
Он оглянулся к Локи. Казалось, тот собирается прыгнуть в слегка остывшую воду и утопить Малекита.
Чушь, разумеется.
- Все, - заключил Малекит, и добавил, потому что так было правильно. - Спасибо.

URL
2014-01-08 в 20:33 

- Не за что, - отозвался Тор. Улыбнулся искренне и открыто.
Тяжелая ладонь бога грома снова легла на шею Малекита, направляя его к лестнице из бассейна. Как иначе подстраховать эльфа от падения Тор попросту не знал.
- Все эльфы так хороши собой? - спросил вдруг Локи, жадно разглядывая Малекита.

URL
2014-01-08 в 20:39 

Выбираться было еще труднее, чем входить в бассейн. Недоставало баланса. К тому же, похоже, немного воды все же попало на раны, и боль стала сильнее. Поэтому Малекит пропустил вопрос, а когда сообразил, недоуменно уставился на Локи:
- Что?
Чувством юмора Малекит не отличался даже в лучшие времена, однако теперь принял за насмешку и нахмурился.
- Если ты пытаешься посмеяться, выбери другой способ. Это не то, что меня ранит.

URL
2014-01-08 в 21:03 

Локи картинно развел руками, обезоруживающе улыбнувшись:
- Я не пытался ранить тебя. Ты красив, Малекит. Не так, как асы или другие "дети света", как вы их называете. Твоя красота... совершенно особенная.
Бог обмана говорил искренно и, может быть, именно поэтому ему сложно было поверить.
Тор, все еще стоящий за спиной Малекита, набросил на плечи эльфа огромное полотенце, легонько привлек к себе, вытирая воду с чужой кожи. Жест получился двусмысленным: как будто бог грома пытался укрыть эльфа от слов и глаз брата.

URL
2014-01-09 в 07:14 

- Никогда не думал об этом, - ответил Малекит, ощущая очередную неловкость, с которой он не знал, что делать.
Он едва ли помнил как выглядит. Нет, знал по частям — как уложены волосы, как выглядит ожог на лице, потому что ожоги и шрамы — уязвимое место, и лучше в деталях запомнить их самому, чтобы не воспользовался враг.
Но не целиком... и не в смысле «красивый или нет».
Полотенце коснулось краев ран, и Малекит поморщился — впрочем, Тор был достаточно аккуратен, чтобы не прикасаться там, где болело.

URL
2014-01-09 в 10:11 

- У вас вообще нет такого понятия? - уточнил Локи улыбчиво. - Или ты просто не используешь его применимо к себе?
Взгляд бога обмана, колкий и ясный, полный колдовства, переместился с Малекита на Тора.
- Оставь нас, брат, - с кажущейся мягкостью попросил Локи, и в голосе его коротко звякнула магия.
Тор послушался, потому что привык слушаться, вместо того, чтобы подвергать сомнению слова и помыслы Локи.
- Садись, - снова обратился к Малекиту бог обмана, пододвигаясь на скамье и уступая эльфу место, - волосы расчешу.

URL
2014-01-09 в 10:40 

Малекит в очередной раз покорился, почему-то принимая почти как должное. Эксперименты Локи и Тора над собою он представлял иначе, но кто поймет чужаков? Что сам бы он сделал на их месте?
Малекит не знал. Он никогда не брал пленных.
Он сел на скамью, опустив голову — волосы рассыпались, теперь снова белые, идеально-белые, без следа серой грязи.
- Мы не употребляем это слово с тех пор, как не осталось тьмы. Свет исказил природу вещей, а глаза наши закрыты масками, спасающими от слепоты, но не позволяющими видеть. Но о себе я не думал подобным образом и прежде.

URL
2014-01-09 в 16:08 

- Почему? - ласково спросил Локи.
Вместо того, чтобы сразу расчесывать, накрыл голову Малекита полотенцем, принялся собирать влагу с волос ловко и осторожно, стараясь не дергать и не касаться краем ткани изуродованной щеки эльфа. Было что-то невыносимо интимное в том, чтобы находиться полностью одетым рядом с обнаженным пленником. Локи не нравились шрамы, но само тело Малекита казалось идеальным. Или близким к таковому.

URL
2014-01-09 в 17:02 

Нагота Малекита не смущала. Это было просто тело - кожа поверх мышц, мышцы поверх костей. Чем больше снимаешь, тем меньше остается. Все просто.
Наверное, следовало поскорее закрыться защитным костюмом, однако то ли действовал артефакт, то ли просто еще не успела подействовать отрава воды, язв на коже не появлялось. Малекиту нравилась эта свобода - иронично, свобода в плену.
- Потому что это не моя цель, - серьезно ответил он Локи. - Мне не нужно быть красивым или некрасивым. Мне нужно быть... эффективным.

URL
2014-01-09 в 17:21 

- О, - глубокомысленно заметил Локи.
Отбросил полотенце и вместо того, чтобы заняться обещанным расчесыванием, повалил Малекита спиной на скамью, перехватив за спину и плечи. Не столько из страсти, сколько из любопытства.
Спать с эльфом бог обмана вовсе не собирался, но так же и не собирался рассказывать об этом. Просто было интересно: как далеко Малекит позволит зайти? И попытается ли отбиться? И, если да, то как? Все-таки внутри него все еще есть Эфир, и Локи приходилось это учитывать.

URL
2014-01-09 в 17:36 

Малекит инстктивно вскинулся, но не сумел отразить удара - безрукий, беспомощный. Локи опередил его, прижав телом, и только тогда Малекит осознал, что вероломный колдун не собирается убивать его.
Локи навис, удерживая его. Малекит мог бы попытаться вывернуться - калека или нет, у него оставалась... большая часть тела, вот только стоило ли пытаться?
- Что тебе надо? - ровным тоном спросил Малекит, но мышцы напряглись.

URL
2014-01-09 в 18:01 

- Не бооойся, - сладким голосом протянул Локи.
Было смешно. Смешно и только. Малекит оказался жилистым, крепким, сильным (это отчетливо чувствовалось сейчас, когда Локи прижимал его собой). Бог обмана ткнулся губами куда-то эльфу в шею, прикусил несильно - не до крови, но до боли. И сунул руку между телами, прохладным - эльфа, и немногим более теплым собственным, чтобы нащупать ладонью вялый член Малекита. Погладить, а потом сжать в кулаке.

URL
2014-01-09 в 18:19 

Малекит зашипел от злости - к которой примешивалась изрядная доля недоумения.
"Зачем?"
- Тебе мало тех... - он выворачивался, пытался согнуть колени, высвободить член из ладони Локи. - ...Кто вокруг тебя?
Тот прикусил, оставляя ссадину - небольно, но разозлило еще больше.
- Прекрати.
Он слышал подобное о врагах. Они ненасытны в пище и совокуплениях. Им достаточно того, чтобы понравилось тело. Им все равно, *кто* ты на самом деле.
Но не думал, что настолько.
Малекит повторил настойчивее :
- Прекрати.
Но думал: а что я смогу сделать? И второй, Тор, наверняка, будет смотреть и смеяться, а может, решит присоединиться за братом.

URL
2014-01-09 в 18:36 

Пожалуй, меньше всего именно Тора Локи хотел видеть сейчас. Именно поэтому и отослал брата колдовским способом. Чтобы знать наверняка: Тор не войдет, пока Локи не разрешит.
Хорошо иногда быть магом.
- Не прекращу, - фыркнул бог обмана. - В конце-концов, я же хочу узнать тебя. Познать.
Он чуть отодвинулся, надавив ладонью на грудь Малекита, мешая сесть, и легонько пощекотал пальцами чужой член. Ласково, и в то же время возбуждающе. Его не удивило, что эльф начал вырываться: по большому счету, любой на его месте начал бы. Гораздо интереснее было: угомонится ли он, сумеет ли расслабиться? На удачу Локи не рассчитывал, но это нисколько не мешало ставить эксперименты.

URL
2014-01-09 в 19:04 

Всего лишь тело, думал Малекит, анализируя собственную реакцию (злость? гнев? беспомощность?).. все так, но доминантным все же было недоумение)
Зачем ему это?
У него тысячи женщин и мужчин - асов, ётунов, ванов, наверняка и светлых эльфов, дальних родственников, перерожденных настолько, что забыли своих предков.
- Это всего лишь плоть, - проговорил Малекит.
Анатомическое сходство подсказало Локи что делать, но Малекит был слаб, все еще болен и измучен; а главное - не хотел смиряться. У него мало выбора - его кормили с рук, его мыли, как ребенка, но некоторые части тела еще мог контролировать.
Наверное.
- Она не отличается от любой другой.

URL
2014-01-09 в 19:28 

- В этом-то и вся прелесть, - отозвался Локи, увлеченный делом. - Меня восхищает это, знаешь, - поведал он улыбчиво. - То, что мы не отличаемся друг от друга физически, хотя между нами такая пропасть...
Тело Малекита могло реагировать, среагировало бы, если бы не раны и боль. Локи ощутил короткий укол разочарования, не слишком, впрочем, сильный: ему нравилось ступать по граням, но не всегда нравилось их переступать. Малекита было интереснее дразнить и исследовать, чем насиловать.
Все еще прижимая Малекита к скамье, Локи убрал руку, перестав мучить вялый член. Но только затем, чтобы коротко облизнув пальцы, ткнуться ими внутрь эльфа.

URL
2014-01-09 в 20:11 

И снова Малекит не понимал - почему, зачем ему это; нарушение любых правил - переступить порог интимности, но что даст подобное... преступление самому Локи? Ощущение силы? Мало чести быть сильнее безрукого и обнаженного.
Малекит сжался насколько мог, а губы вздернулись, точно в оскале:
- Нет.
Что могло означать: ты поплатишься. Я не буду мстить отдельно - просто добавлю к общему списку.
- Тебе это не нужно, - проговорил Малекит медленно, стараясь сдерживать ярость и ненависть.
Он знал: вот, что на самом деле необходимо Локи.
То, чего не даст в любом случае. Тело - всего лишь тело.

URL
2014-01-09 в 20:15 

- Я ведь не первый, да? - заметил бог обмана весело, и происходящее стало вдруг пикантнее и любопытнее. - Интересно, настолько ли ты неприступен, как хочешь показаться?
Пальцы шевельнулись внутри. Ловко, умело, ласково. У Локи Малекит тоже был не первым, и бог обмана не пытался сделать эльфу больно, просто двигал пальцами и запястьем, как умел. Стало интересно: получится ли сорвать с губ эльфа стон? Заставить ровное дыхание сбиться?

URL
2014-01-09 в 20:46 

Малекит не ответил.
Он говорил о многом - отвечал на вопросы, пока те, не касались ничего стратегически важного либо... как сейчас, интимного, но колдун ошибался, если надеялся, будто его так легко заставить говорить против воли.
Это всего лишь тело, думал он.
Кусок плоти - увы, слабой. Кожа покрывается язвами от ультрафилета, обугливается от молнии. Руки можно оторвать - вывернуть до осколков кости, раскидать по мирам.
(Тепло возникло под кожей и растекалось, словно Малекит все еще был в горячей воде).
Он сжал зубы и закрыл глаза.
Пытки бывают разные - и не всегда лишь болью; нужно вытерпеть в любом случае.

URL
2014-01-09 в 21:18 

- Ты считаешь, что выдашь какую-то страшную тайну, если мне ответишь? - ласково проговорил Локи.
Он убрал руку с груди Малекита, но лишь затем, чтобы сжать в ладони чужой член, не вынимая пальцев. Внутри эльф был горячим, и этим чудовищно напоминал "детей света", как будто между ними и не было никаких отличий. Как будто он не был старше Локи на вечность.
Бог обмана добавил третий палец, почти всухую, умышленно больно.
Тело - это всего лишь тело. И Локи хотел получить хоть какую-то реакцию на свои действия. Будь то слова, или отзыв чужого тела.

URL
2014-01-10 в 07:55 

Лежать неподвижно.
Как мертвый. Если ты ничего не можешь сделать — ты можешь отстраниться от плоти, потому что дух сильнее.
На поверку, это оказалось труднее выдержать, чем боль, быть может, оттого что к боли Малекит привык настолько, что едва ли обращал внимание, а ласки оставались интимным и... священным, если угодно.
Он не стал бы говорить этого Локи. Тот с удовольствием осквернил бы чужую святыню.
Боль от вторжения насухую — терпима. Это не оторванные руки. Горячие руки и нежные прикосновения, которым хочется... подчиниться, - куда хуже.
Малекит не подчинится.
Никогда.
- Я не стану отвечать, - он надеялся, что дыхание не сбилось.

URL
2014-01-10 в 10:05 

- Жаль, - совершенно искренне отозвался Локи.
И добавил четвертый палец.
Отсутствие ответа заводило сильнее, чем бог обмана мог ожидать, но все же недостаточно сильно, чтобы, например, раздеться самому. Вынуждающий других реагировать на себя, Локи, тем не менее, вовсе не собирался отвечать им тем же. Или хотя бы демонстрировать это.
Разочарованный неудобством позы и тем, что в ней, например, нельзя украсть с искусанных наполовину сожженных губ Малекита поцелуй, Локи толкнулся пальцами глубже. Впрочем, все еще сдерживаясь, чтобы не покалечить эльфа - это, на взгляд бога обмана, уже было лишним.
Другая рука уверенно ласкала чужой член, все ускоряя темп.
В конце-концов выходов было только два: или Малекит сдастся, или Локи надоест.

URL
2014-01-10 в 10:24 

Малекит ненавидел Локи.
За вот эту совершенно особую пытку. За то, что тот не собирался отступать — и даже насиловать по-настоящему, Малекит бы выдержал навалившееся на него тело, стремящееся взять то, что ему нужно, отвращение и гадливость тоже можно вытерпеть. Он в плену, среди врагов и новородков, бесчестных тварей.
Но особой ненависти Локи удостоился за то, что не торопился, а собственное тело, каким бы ни было слабым, умирающим скорее, чем готовым жить дальше, среагировало. Конечно, он не стонал и не произнес ни слова, и надеялся, что выражение лица не изменилось, но член в ладони Локи стал набухать.
Больше всего Малекит хотел сейчас, чтобы у него снова открылись раны и эта кровь вылилась бы на скамейку.

URL
2014-01-10 в 15:54 

Такой милости судьба эльфу не предоставила.
Зато Локи крайне обрадовался изменению в... анатомии Малекита. То есть, но не исключал тот факт, что эльфы мало чем отличаются от асов, и что у эльфов может стоять. Но одно дело: не исключать фактов, а другое - чувствовать то же самое руками.
- А ты не такой умирающий, каким хочешь показаться... - заметил бог обмана улыбчиво, и даже вытащил из Малекита один палец, оставив три - просто чтобы не причинять лишнего дискомфорта. - На твоей сперме, к слову, наверняка тоже можно колдовать. Хочешь, проверим?
Пальцы на члене сжались сильнее.

URL
2014-01-10 в 17:06 

Малекит скрежетнул зубами и чуть не застонал, не столько от удовольствия, сколько от все той же бессильной злобы.
Колдовство на сперме...
- Уходи, - еще раз попытался высвободиться. Дернулись культи рук - словно в попытке прикрыться или оттолкнуть.
Локи продолжал. От пальцев внутри все горело, но совсем не мучительно.
- Оставь меня.
Он понимал: пока жертва бьется, хищнику интересно с ней играть. Но изображать из себя мертвого не получалось...

URL
2014-01-10 в 17:11 

Больше всего Локи опасался, что Малекит догадается закричать. Или с грохотом свалиться со скамейки.
Тогда сюда, как в этих дурацких цветных картинках из Мидгарда, сюда ворвется старший принц, наследник и прочее и прочее. Тор, в общем. И конец веселью.
Но Малекит кричать не спешил, предпочитая дергаться, скрежетать зубами и пытаться взывать к... совести? Как раз ее-то у Локи не было.
Движения бога обмана стали более отточенными, внимательными. Он уверенно и умело подводил эльфа к пику. Не ради колдовства на сперме, само-собой.
Просто было до жути интересно: каким будет лицо сурового эльфийского правителя во время оргазма?

URL
2014-01-10 в 17:28 

Орать Малекит не собирался.
К чему он готовился, сдаваясь в плен? К унижениям - в том числе, асгардцы слишком долго страшились его племени, ужасных чудовищ, что прячутся в тенях и убивают свет. Не стоило надеяться, будто они откажутся от реванша. От мести. От возможности... посмеяться.
Но это было иное - совсем не то, чего ждал.
В паху тянуло почти болезненно, и он чувствовал, как внутренние мышцы пульсируют, обхватывая пальцы Локи, и так тянуло забыть - кто именно ласкает его, солгать себе - какая разница.
Малекит прикусил губу. Обоженную - она тут же лопнула, во рту расплылся терпковатый привкус сукровицы и крови.
Кричать не будет в любом случае. Никаких звуков.

URL
2014-01-10 в 18:18 

С сожалением поняв, что ни орать, ни вырываться жертва не собирается, Локи тут же потерял интерес к эксперименту. Конечно, его следовало бы закончить, просто ради завершения начатого, но бог обмана терпеть не мог заниматься тем, что его не развлекало. Поэтому, отпустив возбужденный член эльфа и убрав пальцы, Локи пружинисто поднялся на ноги.
"Хочешь меня убить?" - вертелось на языке, но бог обмана сдержался.
Хватало того, что Локи собирался вдоволь полюбоваться на то, как Малекит будет мучиться с нереализованным возбуждении.

URL
2014-01-10 в 20:43 

Малекит почувствовал себя одураченным.
Локи ушел, оставив его лежать - с торчащим членом, в непристойной, униженной позе, а сам как будто потерял всякий интерес к жертве.
Малекит должен был радоваться: я победил, он не сумел сломить моего духа; все, как должно - плоть слаба, но дух несгибаем...
Вот только все равно не мог отделаться от ощущения: меня обманули. Хуже всего, не мог понять, в чем именно.
- Ты передумал... колдовать? - спросил он.

URL
2014-01-10 в 21:05 

- Да я и не собирался, - честно признался бог обмана, рассматриваю обнаженного эльфа. Определенно, в таком виде Малекит нравился ему гораздо больше.
Он прошелся по купальне, задумчиво потирая руки. Нужно было работать, но хотелось только спать или развлекаться.
- Можешь одеваться, - вздохнул Локи, лениво махнув рукой. - Заплести тебе волосы? - поинтересовался он язвительно. - Или можешь Тора попросить, если меня ты теперь... не переносишь.
Бог обмана умышленно использовал это "попросить", зная, как тяжело эльфу ощущать свою беспомощность.

URL
2014-01-10 в 21:13 

Возбуждение отступало, оставляя после себя растерянность и неприязнь, причем Малекит даже не мог понять, на кого конкретно он злится.
На Локи?
Отчасти да, но тот не сделал ничего... неожиданного, правда? По правде, Малекит ожидал худшего.
Он поднялся, чтобы подобраться к полужидкой массе костюма. Когда привычная прохлада легла на разгоряченную кожу, Малекит выдохнул с облегчением.
- Зачем ты это делал? - только теперь спросил он.

URL
2014-01-10 в 21:58 

- Было любопытно, - пожал плечами Локи. - Не думай, что я готов носиться с тобой, ничего не получая взамен. Считай это платой за то, что я... вообще с тобой вожусь.
Момент торжества нарушил стук в двери купальни, и после короткой паузы Тор сунул голову внутрь:
- Локи, тебе еще нужна моя помощь? - поинтересовался он.
Смотрел бог грома только на Малекита.

URL
2014-01-11 в 07:36 

"Платой. Вожусь".
Мне ничего не надо, полагалось бы рявкнуть, вот только разве Малекит не принял дары лживого создания? Его артефакт, его... заботу, он даже позволили ему прикасаться к волосам.
Он в своем праве, подумал теперь Малекит, и опустил голову, не зная даже, что именно чувствует - злость, растерянность, отвращение к себе...
Слишком много.
- Нет, - ответил он Тору. Распущенные волосы скользили по плечам. "Пускай", отметил Малекит. "Символом того, что я - пустота, я - ничто".

URL
2014-01-11 в 09:01 

Локи с эльфом был не согласен.
- У меня есть идея, - проговорил он, и Тор, уже собравшийся было засунуть голову обратно, замер. - Мне нужно подумать и почитать. Желательно - одному.
Он оглянулся на Малекита с самой невинной из своих улыбок:
- Ты же не против побыть с моим братцем?
Ответ был богу обмана не нужен. Властно махнув Тору, "забирай его", мол, Локи направился к выходу из купальни.

URL
2014-01-11 в 11:24 

Возражать Малекит не стал. Кивнул - мол, делайте как хотите, мне все равно. Распущенные волосы немного мешали.
Зато он снова был одет, а Тор, насколько Малекит понял, куда... деликатнее своего брата. Пожалуй, этим он нравился - честный воин, безжалостен в бою, но не мстит пленникам.
Чем-то он напоминал Алгрима. Немного.
- Надеюсь, что ты не против, - сказал Малекит Тору, когда Локи ушел.

URL
2014-01-11 в 13:04 

Тор пожал плечами:
- Да нет. Я хотел потренироваться, - признался он, и добавил с улыбкой, - так это можно и при тебе.
В купальне было жарко, Тор почувствовал, как под одеждой по спине течет пот, но не стал заострять на этом внимание - он был намного менее прихотлив, чем Локи. Бог грома подошел ближе, поймал Малекита за подбородок жесткими пальцами, вынуждая эльфа поднять голову. На губах пленника была кровь, и это совершенно не понравилось Тору.
- Локи что, ударил тебя? - хмуро поинтересовался бог грома.

URL
2014-01-11 в 13:05 

Тор пожал плечами:
- Да нет. Я хотел потренироваться, - признался он, и добавил с улыбкой, - так это можно и при тебе.
В купальне было жарко, Тор почувствовал, как под одеждой по спине течет пот, но не стал заострять на этом внимание - он был намного менее прихотлив, чем Локи. Бог грома подошел ближе, поймал Малекита за подбородок жесткими пальцами, вынуждая эльфа поднять голову. На губах пленника была кровь, и это совершенно не понравилось Тору.
- Локи что, ударил тебя? - хмуро поинтересовался бог грома.

URL
2014-01-11 в 13:19 

Тор рассматривал так, будто понял - догадался, слишком хорошо знал своего брата. Малекит не собирался ничего рассказывать.
В целом, происходящее раздражало. Как будто парочке принцев подарили забавную игрушку, и теперь оба развлекались как могли.
Ладно, к Тору относилось в меньшей степени.
- Нет. Ничего не случилось.
Малекит высвободил голову, встряхнулся. К окровавленным губам прилипла белая прядь, окрасившись темным - черным почти.

URL
2014-01-11 в 13:30 

В общем и целом, Малекит был прав. Только Локи считал, что забавную живую игрушку они отвоевали и честно имеют права делать с ней, что хотят, Тор же изо всех сил пытался относиться к эльфу как к равному, и только отсутствие рук мешало ему невыносимо.
- Ты так отвергаешь помощь, - заметил бог грома осторожно, - что я начинаю подозревать, что что-то все же случилось. Но я не буду спрашивать, - тут же добавил он, - если ты не хочешь говорить сам.
Надо было выйти из купальни хотя бы в комнату, смыть кровь с губ Малекита преобразованной Локи водой, но эльф так дергался, что Тор попросту не знал, как к нему подступиться. Бог грома вообще знал только одни метод: силовой, - и здесь он явно не подходил.
- ДАва

URL
2014-01-11 в 13:30 

- Давай помогу надеть сапоги? - предложил он наконец.

URL
2014-01-11 в 13:42 

Малекит мрачно уставился на Тора.
Сапоги.
Проклятые сапоги. Которые никак не наденешь, если у тебя нет рук.
Больше всего ему хотелось погрозить кулаком куда-то в пространство, если там еще остались древние протобоги, те, что породили саму Тьму, вот только кулаков у Малекита не осталось даже для столь недостойной цели.
- Не нужно.
Ходить босиком? Почему бы и нет.
Хотя вряд ли стоило надеяться, что его оставлят в покое. Слишком многого хочет.

URL
2014-01-11 в 13:55 

- И ты умрешь от заражения, пропоров чем-нибудь ногу, - заметил Тор без издевки. - Не очень-то достойная смерть, согласись.
Стало труднее: Малекит закрылся, перестал разговаривать, перестал идти на контакт, и бог грома безотчетно ловил себя на мысли, что ему хочется пойти и пересчитать Локи зубы за то, что брат... испортил его игрушку?..
Тор тряхнул головой. Что делать и как вести себя он не знал.
- Я просто хочу помочь, - проговорил он наконец, почувствовав себя совершенно беспомощным.

URL
2014-01-11 в 15:00 

- Я не настолько уязвим, - фыркнул Малекит, признавая: ситуация, описанная Тором, возможна. Теоретически.
К тому же Тор действительно просто хотел помочь.
Ведь ему-то можно было верить?
- Что ты захочешь в обмен на свою помощь? - снова фыркнул, на сей раз насмешливей; названные или нет, они братья - и вряд ли один далеко ушел от другого, пусть и кажется честным воином.

URL
2014-01-11 в 15:21 

- Э... - Тор завис. И почти минуту просто стоял, хлопая глазами, и мучительно соображал. Наконец, не придя к какому-то конкретному выводу, проговорил осторожно: - А за помощь обязательно нужно что-то хотеть? Ну... можно ведь и просто так помогать.
В голосе отчетливо прозвучало: "раньше именно так и было".
И, в общем и целом, Тора это вполне устраивало. Он не воспринимал никакие отношения с позиции товарно-денежных, не считал, что за все надо платить и спокойно принимал тот факт, что пока его пленник покалечен и беспомощен, за ним придется ухаживать. Ничего требующего платы Тор в сложившейся ситуации попросту не видел.
- Понимаешь, - заговорил бог грома наконец, и даже сел на скамейку. - Ты мой пленник. Не моя игрушка и не моя любопытная зверушка, а просто мой пленник. Я хочу, чтобы ты выжил, выздоровел и, возможно, мы... что-то решили в отношениях между нашими народами. Мне не нужно ни издеваться над тобой, ни унижать тебя. Только говорить. И помогать, потому что тебе нужна помощь.

URL
2014-01-11 в 15:49 

Усталость накатывала волнами - словно в такт мерно, почти незаметно, рябящей в купальне воде.
Пленник.
От пленников ничего не хотят, но обращаться с ними можно как угодно, особенно, если не собираешься заключать мирных договоров. Тор, вероятно, даже собирался. Вот только с кем заключать, если эльфов осталось всего ничего, да и те будут скрываться в темноте, как и прежде... потерянные, лишившиеся лидера.
Малекит не имел права умирать.
Не имел права даже сдаться.
Что ж, в конце концов, Локи не сделал с ним ничего ужасного - посмеялся грязновато, и только. А Тор не виноват в этом.
- Да. Я понимаю. Мне действительно... нужна помощь, - признавать очевидное неприятно, но нетрудно. - Я готов говорить и дальше.
Всегда есть цена и плата.
- Все в порядке.

URL
2014-01-11 в 16:17 

- Не все, - вздохнул бог грома негромко, но продолжать и углублять тему не стал.
Просто поднялся на ноги и подошел к Малекиту ближе, чтобы убрать окровавленную прядь с его губ. Стер с чужих волос кровь и отпустил.
- Все-таки собираешься ходить босиком? - полюбопытствовал Тор. Не насмешливо, просто улыбчиво.
И в который уже раз пожалел, что Малекит - не женщина. С женщинами все проще: обнял, пообещал чего-нибудь, да побольше, поносил на руках, и она успокаивается, а потом, глядишь, и рассказывает. И там уже понятно, кому ребра считать и за что. То, что с эльфов подобное не пройдет бог грома понимал, и настаивать не стал. И обнимать Малекита за плечи не стал тоже, хотя и хотелось - Тор ненавидел, когда из его объятий выпутывались и ощущать подобное (а он почему-то не сомневался, что эльф повел бы себя именно так) не намеревался.

URL
2014-01-11 в 16:27 

"Он ни в чем не виноват".
То есть, конечно, виноват - в том, что у Малекита рук теперь нет, например, однако с этим как-то уже свыкся, да и страдать из-за того, что младший брат Тора засунул между ног пару пальцев Малекит не собирался. У него хватало поводов посерьезнее.
Он вздохнул, надеясь оставить позади хотя бы конкретно этот эпизод со всей неловкостью и недомолвками.
- Я был бы благодарен, если бы ты помог мне с обувью, - произнес он. - Извини, что... не дал сразу однозначного ответа.
И снова не хватало рук. Отмахнуться - мол, все ерунда.
Действительно.

URL
2014-01-11 в 16:41 

Тор все-таки взял Малекита за плечи, но осторожно и только затем, чтобы посадить, наконец, эльфа на скамейку.
"Я только вчера чуть его не убил, - напомнил себе бог грома, присаживаясь перед Малекитом на корточки и надевая сапоги на ноги эльфа. - Рано надеяться на то, что он будет тебе доверять".
- Ты объяснишь, как заплести тебе волосы? - поинтересовался Тор, легонько и щекотно поглаживая колени Малекита. Вряд ли эльф что-то чувствовал через костюм, но богу грома просто нравилось к нему прикасаться.

URL
2014-01-11 в 16:53 

- Я расскажу, - ответил Малекит, не пытаясь избавиться от рук на коленях.
И стал говорить.
Он выбрал самую простую форму - ту, которая означала бы "у меня все еще есть цель, но моя судьба неясна, сокрыта в иных мирах за черными дырами".
Проще говоря: не знаю, что делать дальше.
Только выжить, но Малекит даже не мог сказать для чего конкретно. Чтобы не оставить своих сородичей без предводителя? Чтобы не оставить без Эфира - последней надежды?
Все это по-прежнему лежало в иных измерениях.
Очень, очень далеко.

URL
2014-01-11 в 17:02 

Тор послушно сел позади эльфа, расчесал длинные белоснежные волосы и принялся заплетать. Не очень умело, но старательно, стараясь не дергать и не плести слишком туго.
- Твоя цель - все еще уничтожить свет? Уничтожить нас? - спросил Тор и продолжил свою мысль раньше, чем Малекит успел ответить: - А есть хоть какая-то возможность... изменить Девять Миров? Сделать их пригодными и для вас, и для нас?

URL
2014-01-11 в 17:49 

Малекит ответил далеко не сразу.
Хотел ли он уничтожать миры? И да, и нет: он жаждал отомстить Асгарду, но до остальных попросту не было дела. Они для него не существовали, вот и все.
Пожалуй, теперь однозначного ответа не нашлось бы.
- Я... - снова пауза. - Если бы существовала такая возможность...
Он осекся.
- Я не знаю, есть ли она.
И честно добавил:
- Никогда не пытался ее найти.

URL
2014-01-11 в 18:04 

- Вы намного умнее нас. Вы создали Эфир, - проговорил Тор осторожно. - Я имею в виду, что если кто-то и может создать... такую силу, которая не разрушила бы все, но научила нас жить вместе - это вы, а не мы. Эльфы, а не асы или жители других миров.
Тор впервые, пожалуй, всерьез задумался над тем, что это возможно. Что можно никого не убивать, не уничтожать подчистую, как делал его дед, а договориться и создать другой мир - вместе. Создавать миры бог грома не умел, он вообще мало что умел создавать, но сама идея внушала ему надежду. Надежду на то, что не будет больше войны. Надежду на то, что эльфы больше не выпустят Эфир на свободу, если будут жить в мире.

URL
2014-01-11 в 18:29 

- Умнее, - повторил Малекит, примеряя этот комплимент чуть отстраненно. Да, они были умнее. Старше. И относились к появившимся позже расам в лучшем случае с презрительным равнодушием.
Почему должно было быть иначе? В конце концов, эти другие ничего не пытались сделать, кроме как уничтожить темных эльфов.
- Возможно, если бы все началось иначе, я бы задумался о создании не оружия, но...
Малекит недоговорил.
Он думал: можно ли использовать Эфир иначе? Изменить мир настолько, чтобы он стал пригодным для жизни и для асгардцев, и для эльфов?
- Слишком поздно, - добавил он, где-то очень в глубине души надеясь: не совсем.
Есть надежда.

URL
2014-01-11 в 18:33 

- Почему? - тут же спросил Тор, легонько подергав Малекита за только что заплетенную косу. Было не слишком уютно говорить, не видя лица эльфа, но не хотелось лишний раз демонстрировать собственную власть, разворачивая пленника к себе. - Ты ведь не пробовал. И никто из эльфов не пробовал. Я могу понять, почему, - уже мягче проговорил бог грома. - Но может быть пришла пора что-то изменить?

URL
2014-01-11 в 19:23 

- Потому что...
Как тут ответить? Пожимать плечами - и то неудобно, культи болтаются, уродливые бесполезные отростки. Глупый жест.
- Потому что вы этого не позволите.
Малекит развернулся сам, глядя в глаза Тору, и ухмыльнулся, растягивая губы:
- А разве вы позволите нам жить в мире с вами? Нет, не так: Бёр тоже предлагал мир, при условии, что мы сгинем, уползем под землю, словно крысы, и в идеале сами медленно передохнем прямо в своих масках и костюмах. Разве вы согласитесь пожертвовать частью вашего мира? Менее яркое солнце? Холодный воздух и долгие ночи. В садах Асгарда я видел деревья с золотыми плодами. Они погибнут, скорее всего. Ты готов пожертвовать всем этим ради тварей из темноты?

URL
2014-01-11 в 19:34 

Тор ответил не сразу. Они оба знали, что ответ будет "нет". Они оба знали, что никто не хочет жертвовать своим миром ради тех, кого проще убить.
- Я не знаю, - ответил бог грома медленно, и это было равносильно поражению. Беспомощные слова. Слабые. Не достойные царя Асгарда.
Тяжелый, невозможный выбор. Ваше удобство против их жизни. Что для тебя дороже: деревья с золотыми плодами, или существо, которое ты обнимал ночью?
- Должен быть способ, который не изуродует наш мир настолько! - проговорил Тор отчаянно. И замолчал, вспомнив, как свет изуродовал Свартальфхейм.

URL
2014-01-11 в 19:51 

Ну что ж, иного не ждал.
Малекит еще раз улыбнулся, осознавая - ненависти не осталось вовсе, этот мальчишка, Тор, действительно хотел бы "чтобы всем было хорошо", вот только еще не понимает, - невозможно.
- Может быть. Я не знаю такого способа, - он показал на собственное горло. - Артефакт ванов позволил мне дышать, но вода по-прежнему ядовита, я чувствую это по костюму, который уничтожает частицы воды с кожи. Без него я бы сейчас корчился от язв на коже. И без магии твоего брата умер бы от первой же ложки супа.

URL
2014-01-11 в 19:58 

"Тебе их не вытащить, - как-то очень отчетливо, до сосущей боли под сердцем, понял Тор. - Они все умрут, и ты не будешь в этом виноват, но все равно будешь себя винить".
- Мы попробуем что-нибудь придумать, - пообещал бог грома, скорее себе, чем Малекиту. И поднялся на ноги. - Давай вернемся в покои? - предложил он, и добавил: - Мне здесь очень жарко.
В купальнях действительно было жарко. Так, что волосы Тора прилипли ко лбу и шее, намокнув от пара.

URL
2014-01-11 в 20:19 

- Идем, - согласился Малекит.
Слишком тяжелый получился разговор.
Даже хотелось извиниться, хотя вроде бы не говорил ничего дурного, только правду, как и прежде.
Мелькнула мысль - что сказал бы брат Тора? Наверное, посмеялся бы...

URL
2014-01-11 в 20:28 

После купален в покоях Тора показалось почти холодно. Бог грома поежился, захлопнул дверь купален за спиной Малекита, чтобы сырость не тянуло в комнату.
- Что все-таки у тебя с губой? - спросил Тор после паузы. Кровь у эльфа уже не текла, но ее размазанные следы на губах и подбородке еще остались и основательно смущали бога грома. - Давай я хоть кровь уберу? - предложил Тор после очередной паузы.

URL
2014-01-11 в 20:32 

Костюм или нет, но разницу температур Малекит ощущал. От перепада его стало знобить, словно тело решило напомнить - он все еще болен, и если не умирает, то не значит, что уже выздоровел полностью.
Они вернулись в то помещение, где Малекит провел предыдущую ночь. Испачканные пылью и грязью простыни сменили.
- Я ее прокусил, - ответил Малекит, когда Тор, закрыв дверь, снова обратил свое внимание на окровавленную губу.
Тон подразумевал: ничего больше не скажу. Малекит надеялся, что принц поймет.

URL
2014-01-11 в 20:40 

- Садись, - предложил Тор, кивнув на один из стульев c высокой спинкой. А потом обратил внимание на то, как дрожит Малекит. Снова захотелось обнять его, хотя бы чтобы согреть, но не хотелось обижать. - Можешь лечь, если тебе нехорошо, - проговорил бог грома.
Локи предусмотрительно оставил на столе измененную воду для эльфа и бинты, и Тор подумывал, а не перевязать ли раны Малекита. Он еще помнил слова эльфа о том, что вода Асгарда может вызвать язвы на его коже, и небезосновательно опасался за чужие раны.

URL
2014-01-11 в 21:18 

Малекит сел, не став распространяться насчет "хорошо- не хорошо". Терпимо. Он знал свой организм, и знал что в данный момент ничего не угрожает.
Раны, правда, опять начинали кровоточить. Когда капля упала на пол, Малекит вздохнул.
- Они не заживут. Вернее, - он сделал паузу, чтобы объяснить. - Для того, чтобы образовался шрам, нужна новая кожа, новые ткани. В вашем мире у нас не заживают даже порезы на пальцах. Самостоятельно, по крайней мере.
Некстати вспомнился Локи с его намерением найти и приживить обратно оторванные руки. Парадоксально, но это было возможно. Именно потому что не образуются рубцы, а оторванные куски плоти не гниют.

URL
2014-01-11 в 21:25 

Тор смочил край бинта измененной водой, приподнял голову Малекита за подбородок, принялся стирать кровь с его лица. Осторожно, стараясь не задевать обожженную кожу.
- То есть, чтобы у тебя зажили ожоги, Локи придется создать какое-то лекарство? - уточнил Тор, заглянув эльфу в глаза. Синие-синие, с ума сойти. В Асгардских легендах у "тварей из тени" глаза были чернее ночи, и бог грома в который раз удивился тому, как сильно расходятся легенды с реальной жизнью. - И раны тебе стоит перевязать заново, - вздохнул Тор, заметив медленно капающие на пол темно-алые капли.

URL
2014-01-11 в 21:36 

- Ожог мне залечивали на корабле. Не полностью, потому что не было времени... - Малекит терпеливо подставлял лицо, пока Тор стирал кровь.
- Но да, ты прав. Нужно... колдовство, - сказал он, потому что "адаптация на атомарном и молекулярном уровне" звучало бы слишком не по-асгардски. Некоторые термины Малекит просто не знал как перевести на чужой язык.
Он помрачнел, подумав о Локи.
Без него не обойтись. И, что еще хуже, придется вновь и вновь просить его о помощи... но отступать Малекит не намеревался. Не для того - выжил.

URL
2014-01-11 в 21:43 

- Он хороший, - вступился за брата Тор, правильно расшифровав, к чему (точнее - к кому) относится мрачность на лице Малекита. Спрашивать о том, что сделал эльфу Локи не хотелось. Отчего-то Тор был уверен, что ему это не понравится. - Он просто... импульсивный. И слишком любопытный.
"И недобрый", - всплыло в голове, но это бог грома озвучивать не стал.
Закончив с лицом пленника, Тор занялся руками. Точнее, тем, что от них осталось. Сначала размотать бинт, потом промыть рану (все еще кровит, даже и не думает подживать. Больно, наверное), потом наложить чистый бинт. Размеренность действий успокаивала.

URL
2014-01-11 в 22:52 

Размеренность успокаивала не только Тора.
Малекит расслабился, и даже прикосновения к открытым ранам не слишком беспокоили - притерпелся уже, наверное.
Говорить с Тором о его брате Малекит не хотел. То, что случилось в купальне, осталось там, даже если повторится снова, а такой возможности он не исключал.
- Ты мог бы поручить это лекарям, - заметил Малекит, имея в виду перевязку.

URL
2014-01-11 в 23:05 

- И кто-нибудь из них убьет тебя, чтобы угодить Всеотцу, - буркнул Тор неохотно.
Закончил с ранами, сел напротив эльфа, опустив плечи.
- Я еще не правитель, - напомнил бог грома. - Я только наследный принц. И слово Одина сильнее моего. Он позволил мне сохранить тебе жизнь, хотя и не одобряет этого. Многие во дворце согласны с ним. - Тор улыбнулся воспоминаниям и рассказал: - Когда в Джейн был Эфир, мы похитили ее из дворца, и множество воинов пыталось остановить нас. Среди них были даже те, кто входил в мою личную тысячу. Сейчас ты под моей ответственностью, и мне проще самому заботиться о тебе, чем доверять слугам. К тому же, - Тор снова улыбнулся. На этот раз - неловко, - мне не сложно.

URL
2014-01-11 в 23:20 

- Понимаю, - ответил Малекит.
На самом деле, Одина он впрямь понимал куда лучше, чем Тора - и тем более, Локи. Тот был из тех асгардцев, кого Малекит знал; сын Бёра, достойный своего отца. Все просто - врага нужно уничтожить, а не возиться с ним.
Но стоило признать... подход Тора и Локи по крайней мере, интересней.
И благодаря ему Малекит все еще жив.
- Но что ты собираешься делать со мной дальше, принц?

URL
2014-01-11 в 23:41 

- Если честно - получить от тебя информацию. Столько, сколько ты готов будешь дать сам, - признался Тор. - Мы... не слишком хорошо развиты. Мы угнали один из эльфийских кораблей, когда сбегали отсюда с Эфиром. Он оказался гораздо сложнее, чем я ожидал. Еще несколько таких кораблей все еще в Асгарде. Они частично сломаны, но, думаю, не фатально. Я хотел бы научиться... управляться с ними. Ты расскажешь, как?
По большому счету, Тор принял бы ответ "нет". В конце-концов, одно дело - это рассказы о прошлом и праздные мечты о том, чтобы вернуть Свартальфхейм к жизни, и совсем другое - боевые корабли. Реальное, весомое оружие.

URL
2014-01-12 в 11:35 

Малекит долго молчал.
Он решал для себя: может ли отдать еще немного информации? Корабли у асгардцев уже есть, рано или поздно, расскажет он или нет, все равно поймут как управлять. И одновременно...
Ничего не выйдет, вот что он мог сказать. В зависимости от того, чего хотел Тор.
- Неудивительно, что у вас ничего не получилось. Корабли живые, - Малекит сделал паузу и пояснил. - Как остальное. Как костюм... и Эфир тоже. В чужих руках они могут быть транспортом, но никогда - оружием.
Малекит усмехнулся.
- Потому что изначально у нас вообще не было никакого оружия, а все, что пришлось добавить позже, добавлялось таким образом, чтобы враги, даже захватив, не могли бы воспользоваться.
Теперь он смотрел Тору в глаза.
- Итак, если тебя устроит корабль, которым нельзя воевать, я расскажу, как им пользоваться.

URL
2014-01-12 в 12:03 

- Ну, у нас тоже не все корабли боевые, - улыбнулся Тор. С одной стороны - он чувствовал разочарование. Захватить боевую машину и не иметь возможности воспользоваться ею! С другой его радовало, что Малекит готов рассказать. Потому что узнать хоть что-то о том, как работают их машины было важным и интересным. А там, глядишь, маги что-нибудь придумают, чтобы использовать корабли на всю величину их мощности.
- Один корабль стоит недалеко от хранилища. Я могу отвести тебя туда, - предложил бог грома.

URL
2014-01-12 в 12:55 

На мгновение Малекиту захотелось отказаться.
Потому что... слишком велико искушение. Здесь, в стенах Асгарда, он беспомощен, пленник, и даже почти смирился с этим; но на борту корабля вновь почувствует себя королем и генералом.
- Ты не боишься, что я попытаюсь сбежать? - усмехнулся Малекит. - Или даже убить тебя?

URL
2014-01-12 в 13:11 

"Ты слишком ему веришь", - мельком подумал Тор и не смог не согласиться. Неожиданно, невозможно, но он действительно верил Малекиту. Как будто нет никакой опасности в том, чтобы верить пленнику!..
- Вчера ночью ты говорил, что не попытаешься убить меня, пока мы не окажемся на поле боя, где будем врагами, - с улыбкой напомнил бог грома. - Нет. Я не боюсь, что ты сбежишь или попытаешься мне навредить. К тому же, - он коротко улыбнулся, пожав плечами, - корабль серьезно поврежден. Сомневаюсь, что он сможет взлететь.

URL
2014-01-12 в 13:27 

- Звучит разумно, - заметил Малекит, так и не поняв: доверяет ли Тор потому что действительно поверил в обещание врага, или все дело в сломанном корабле.
И все равно, знал Малекит, тоска и искушение будут велики - может, не убивать, но отдать приказ внутренним системам, скрытым для чужого глаза - исторгнуть чужеродный элемент.
Бежать.
"Нет", ответил себе Малекит. Он не будет удирать. Рациональная часть подсказывала: тем более, что его все равно собьют где-то на первом рубеже.
- Тогда пойдем, - нахмурился. - Насколько поврежден? - спросил так, как спрашивал бы о здоровье кого-нибудь из подопечных.

URL
2014-01-12 в 13:45 

- В боку дыра, - пожал плечами Тор. - И от него что-то отвалилось, но я даже не знаю, что и откуда. Они... совершенно непонятны для нас.
Бог грома поднялся на ноги.
- Я просто подумал... что можно будет починить, если ты объяснишь, как.
Вероятно, тащить Малекита на корабль сейчас было не лучшей идеей. Все-таки, только вчера пленил. Но Тору не терпелось. Хотелось узнать и про корабль, и про эльфа, и сделать это было проще, когда Малекит окажется в своей среде. К тому же, богу грома было тяжело от того, каким беспомощным был сейчас Малекит в стенах дворца. Именно эта беспомощность мешала воспринимать его как равного, именно эта беспомощность подзуживала желание обнять его, которое тоже мешало Тору.

URL
2014-01-12 в 14:03 

Малекит только в очередной раз вздохнул.
Дыра, отвалилось...
- Пойдем, - поторопил Тора.
Ему хотелось бежать. Он снова чувствовал себя нужным кому-то - не как пленник, игрушка или источник информации. Корабль был живым. Малекит даже задумался, узнает ли он хозяина, или... или повреждения свели его с ума?
Тор будет задавать вопросы, Малекит даже согласен ответить. Но потом. Сначала он должен увидеть корабль.

URL
2014-01-12 в 14:15 

Тор с короткой заминкой положил Малекиту руку на плечо. Повел сложными, запутанными коридорами дворца, причудливо изукрашенными, но местами еще сохранившими следы недавней битвы в виде выломанных плит, разбитых окон и валяющихся на полу обломков. В отличие от Локи, Тор не умел отводить охранников магией, и они временами встречали на пути. И почтительно расступались. Ладонь наследного принца на плече эльфа однозначно говорила: "он мой пленник, любая попытка прикоснуться к нему равносильно попытке прикоснуться ко мне".
Хранилище располагалось рядом с дворцом отдельной пристройкой, там собирались материальные вещи, доставшиеся асгардцам в битвах в качестве трофеев. Не магические, магические хранились глубоко до дворце, а более простые, вроде оружия, доспехов или вот кораблей.
Корабль эльфов не поместился в хранилище, и его оставили прямо на улице, на небольшом постаменте, прикрыв, по приказу Тора, от солнца и дождей широким навесом. Сам корабль выглядел... плохо. Помятый, с несколькими глубокими царапинами по бокам, с отчетливой крупной дырой в обшивке, от которой по корпусу тянулись трещины. Рядом лежало что-то вроде крыла, тоже покореженное, изломанное.
Тор подвел Малекита ближе. Под навесом был полумрак: прямые солнечные лучи оставили на обшивке корабля пятна, похожие на ожоги, и маги укрыли корабль тенью, чтобы сохранить в целостности.

URL
2014-01-12 в 15:23 

Шли довольно долго, а еще Малекит ловил на себе злобные взгляды охранников. Наверное, кто-то из них думал, что безрукий калека все равно способен причинить зло их ненаглядному принцу. Разумеется, вслух никто ничего подобного не высказал.
На улице было... светло.
Слишком светло; Малекит поморщился, едва не сбившись с шага, но в поле его зрения попал корабль.
То, что осталось от корабля. То, что лежало под навесом, словно туша убитого зверя, добыча на охоте.
Малекит не выдержал: прижался лбом к прохладной обшивке, как никогда чувствуя себя виноватым перед всеми, кто погиб тысячи лет и недавно. Корабль не был поврежден необратимо, соприкоснувшись голой кожей, Малекит даже перехватил вибрацию темной энергии, но...
- Он чувствует боль. Или что-то в этом роде, не совсем как живое существо, но... - сказал Малекит. И пояснил. - Они способны... ремонтировать? Исцелять? Себя самостоятельно, поэтому и сделаны так, чтобы ощутить повреждения. Корабли сильнее нас: со временем восстановится полностью.

URL
2014-01-12 в 15:36 

- Я опасался, что ты начнешь... обвинять меня за это, - вздохнул Тор. И переспросил: - То есть, его можно просто оставить здесь и не трогать, и он сам восстановится?
Вероятно, на это потребуется несколько лет, - подумалось богу грома.
И, вероятно, Всеотцу это не понравится.
Тор тронул ладонью изборожденный царапинами бок корабля. Похоже на металл, но не совсем. Едва ощутимо пульсирующая прохлада, не более.
- Если хочешь, можем войти внутрь, - предложил бог грома. - Там тоже все... не очень цело.

URL
2014-01-12 в 15:45 

- Да, именно так. Через несколько... лет, - Малекит употребил это слово без уверенности, потому что его представление о времени отличалось от того, что появилось со светом. - Разумеется, этот процесс можно ускорить.
Он отодвинулся от корабля.
- Войдем. Я хочу посмотреть.
Как будто приказывал.

URL
2014-01-12 в 15:51 

- Но слушаться он нас все равно не будет? Даже если мы его... вылечим? - уточнил Тор.
Где-то в глубине души он понимал: нет, не будет. Просто потому, что эти корабли слушаются только эльфов. Как их костюмы, которым они отдают приказы. Интересно, корабль управляется точно так же - путем мысленных приказов?
Двери были открыты, кажется, их попросту заклинило. Тор пропустил Малекита вперед и вошел следом, в густой сумрак внутри корабля, едва ощутимо подсвеченный светом, чей источник так и не был найден.

URL
2014-01-12 в 16:46 

Внутри не работало ничего. Системы фильтрации воздуха не откликнулись на первый вдох, когда Малекит вошел (он задумался - оттого, что в глотке артефакт ванов, или просто поломка?). Механизмы молчали. Корабль казался... мертвым.
Только где-то в глубине мелькал сигнал. Крик о помощи.
Выжившие могли его видеть. И, наверняка, если кто-то сейчас следил за далеким "маяком", почувствовать и самого Малекита. Эта мысль заставила его вздрогнуть, а дыхание - сбиться.
"Нет", - остановил себя. "Я обещал".
- Его можно... изменить, - с неохотой сообщил он Тору. - Именно потому, что он настолько... искалечен.
Малекит осекся, осознав, что подобрал неправильное слово.
Правильнее - "сломан". Так асгардцы говорят о неработающей технике. Или о разрушенных колоннах в тронном зале.
Но поздно, сказанное - сказано.

URL
2014-01-12 в 16:58 

- Изменить? - переспросил Тор. От всех этих "живой", "исцелить", "искалечен" по отношению к неживым предметам, бога грома ощутимо коробило, но он старался не перебивать и не поправлять Малекита. Все-таки, чужой язык, может быть он просто не знает нужных слов? - Ты имел в виду - починить? Или переделать так, чтобы он подчинялся асам?
Тор поймал себя на том, что смотрит не на корабль, а только на эльфа. Реакция Малекита была интереснее, чем полуразломанная груда железа.

URL
2014-01-12 в 18:18 

- Ты ведь понял, - выдохнул сквозь зубы.
Получилось резко. Как удар кинжалом. Малекит снова прижался лбом и виском к стене корабля - единственной открытой кожей.
Он поймал себя на том, что не хочет здесь находиться - как и ожидал, ненависть подкатывала к горлу комком.
Асгард. Враги.
- Не переделать. Приручить, - все-таки ответил Малекит, и подумал: а меня? Меня они уже приручили?

URL
2014-01-12 в 18:27 

На короткую секунду Тор ужаснулся тому, как они похожи: искалеченный, изуродованный корабль и искалеченный изуродованный эльф. Слабые, измученные, находящиеся вдали от родного дома.
Тор не отреагировал на резкость в словах Малекита, потому что она не ударила его. Сейчас он отчетливо видел, чувствовал, что они по-прежнему враги. Как раньше. Как всегда.
Но все равно предложил:
- Если тебе больно, мы можем уйти. И... если ты хочешь, мы можем не трогать корабль. Пусть он сам восстановится.
Последнего говорить не стоило, конечно, но промолчать Тор попросту не смог: где-то в глубине души он не понимал, но чувствовал, как тяжело и больно сейчас Малекиту, и неосознанно хотел уберечь его от этой боли.

URL
2014-01-12 в 18:51 

Это всего лишь корабль.
Полуразумный - да, но даже в Мидгарде, похоже, знают понятие "искусственного интеллекта" - насколько Малекит успел понять по этому странному миру и его игрушкам, тем, что оторвали ему руки.
Корабль, который можно использовать. Который лучше не отдавать врагам.
- Ему можно помочь, - вздохнул Малекит. - Их строили после появления света. Они могут... питаться любой материей.
Малекит подошел к открытому рту топливного отсека.
- Камни, песок. Неважно.

URL
2014-01-12 в 18:56 

- Я прикажу, - кивнул головой Тор, - чтобы его... накормили обломками тронного зала.
Он сам не понял, откуда появилось это "накормили" - просто показалось, что так будет правильно. В конце-концов, судя по словам Малекита, этот корабль был скорее чем-то вроде живого существа, чем просто грудой непонятных материалов.
- Как-то еще ему можно помочь?

URL
2014-01-12 в 19:00 

- Хорошо.
Малекит все-таки шагнул к маячку - серебристый луч вздрагивал в глубине, словно там пряталось маленькое испуганное животное.
Малекит помедлил немного, а потом отдал приказ на родном языке погаснуть.
Он уже запретил собратьям искать его. Не следовало мучить их этим бесконечным и безнадежным призывом.
После чего оглянулся к Тору:
- Больше ничего. Спасибо.

URL
2014-01-12 в 19:15 

Повисло молчание.
А потом его нарушил дробный стук каблуков, и в проеме двери появился Локи, улыбчивый и злой.
- Так и думал, что найду вас здесь. Хвастаешься трофеями? - радостно поинтересовался он у Тора. - Хорошенький кораблик. Жалко, что не летает.

URL
2014-01-12 в 19:37 

Малекит невольно подобрался, когда услышал голос Локи - как будто для атаки. И, поймав себя на этом, заставил расслабиться. Нет уж. Не будет он бояться никого из Асгарда.
Никогда.
- Не летает, - подтвердил Малекит, встретившись взглядом с младшим принцем.
С Тором было проще. Даже объяснить "он живой" - и (парадоксально видеть милосердие во врагах, но это правда) Тор соглашается "лечить".
Локи - совсем другое.

URL
2014-01-12 в 19:44 

- У меня есть для тебя отличная новость, - не угомонился Локи, входя внутрь и глядя Малекиту в лицо. Боится? Опасается? Уверен в себе? Последнее - вряд ли. - Я придумал, как найти твои руки. Ну, чтобы не обшаривать все Девять Миров по миллиметру.
Бог обмана прошелся по кораблю, бездумно погладил кончиками пальцев чуткие клавиши, которые с таким энтузиазмом нажимал Тор, поднимая похожий корабль в воздух, и картинно обернулся к эльфу.
- Только для этого мне в самом деле потребуется твоя сперма.

URL
2014-01-12 в 19:59 

Аж дернуло где-то внутри, будто снова ощутил жестокие любопытные пальцы в паху. Перекосило от ярости.
Малекит шагнул к Локи - тот был выше почти на голову, почти одного роста со своим братом, и пришлось вздернуть голову.
- Вот как. Хорошая шутка.

URL
2014-01-12 в 20:08 

- О, это не шутка, - искренне обрадовался реакции бог обмана. И с трудом сдержался, чтобы не погладить разнервничавшегося эльфа по щеке. - Или можешь вон Тора попросить, если я тебе противен.
Хотелось смеяться до слез. Над злостью, вспыхнувшей в синих глазах Малекита, над промелькнувшим на лице Тора совершенно очаровательном выражением полнейшего непонимания.
- О чем ты говоришь, брат? - спросил Тор грозно.
- Я сделаю артефакт, что-то вроде маяка, - пожал плечами Локи, жалея, что приходится рассказывать сейчас. - Даже Хеймдалль не сможет найти твои руки, эльф, хотя видит во всех Мирах. Это вроде того, что искать иголку в стоге сена - ужасно сложно. Артефакт же, состоящий из твоей крови, слюны, волос, той же спермы - укажет на них достаточно точно. Но, чем больше... составляющих я получу, тем меньше буду искать.

URL
2014-01-12 в 20:17 

Скрежетнул зубами. Проклятье, звучало разумно.
- Только волос, крови, слюны... можешь взять даже плоть и кости, - Малекит дернул культей, где по ощущениям оставалось несколько осколков, - недостаточно?
Тор казался растерянным.
Сам же Малекит помрачнел еще больше. Глупо упираться, конечно, и он действительно хотел вернуть себе руки... вернуть прежнюю силу, но...
- Это действительно необходимо? - уточнил он, имея в виду "особый" компонент. Добыть который без рук было очень трудно. Как назло.

URL
2014-01-12 в 20:22 

- Да, - кивнул Локи совершенно серьезно.
Он надеялся, Малекит никогда не узнает, чего стоило ему сейчас сохранить серьезное выражение. Сейчас, когда хотелось хохотать в голос.
Артефакт он создавать действительно собирался. И обойтись волосами, плотью, костями, кровью - тоже было бы можно. Но, с одной стороны: чем больше компонентов - тем точнее результат. С другой - Локи немного жалел, что не закончил свое грязное дельце в купальне, и ему все-таки чертовски хотелось еще раз прикоснуться к эльфу. Или не раз.
- Это действительно необходимо. Я бы взял еще твои слезы, но как-то... не слишком этично с моей стороны заставлять тебя плакать.
"Намного этичнее заставить кончить", - промелькнуло в голове, и Локи снова потребовалось приложить усилие, чтобы не расплыться в улыбке.

URL
2014-01-12 в 20:59 

- Эльфы не плачут, - заявил Малекит.
Это не совсем было правдой - но в любом случае, показывать свои слезы кому-то... да даже сородичам взрослый не должен. Только дети могут плакать так, чтобы это видел кто-то еще.
Как бы то ни было, прозвучало пафосно, но смущения и неловкости не убавило.
Малекит искоса посмотрел на Тора. Что он скажет?
- Примитивные технологии, - проворчал Малекит себе под нос.

URL
2014-01-12 в 21:07 

- Какие есть, - весело огрызнулся Локи, не слишком-то обидевшись. И поинтересовался язвительно, картинно пошевелив пальцами: - Ну так что, согласен на меня? Или тебе больше Тор приглянулся?
- Брат, - тяжело уронил Тор.
Локи закатил глаза.
- Тор, это необходимо, - проговорил бог обмана таким уверенным тоном, что можно было позавидовать. - И кстати, можно воспользоваться твоей постелью?
- А мне прогуляться прикажешь? - обозлился бог грома.
- Ну зачем же! - радостно воскликнул Локи. - Можешь посмотреть.
Тор, вспыхнув, отвернулся, и бог обмана понял, что ничего брат ему не запретит. И даже в постель свою пустит. В своем стремлении спасать всех вокруг Тор временами был наивен, как ребенок, и это только играло Локи на руку.

URL
2014-01-12 в 21:17 

Хуже всего, что Малекит не понимал: чего Локи добивается. Знаний? Информации? Да нет же. И вроде бы особенной жестокости в его действиях не прослеживалось, не из тех он был, кому в радость крики боли и хрипы агонии.
Как будто... смеялся, над братом, над Малекитом. Почему брат позволяет это? Хороший вопрос. Когда-нибудь спросит у Тора, хотя и не его, Малекита, то дело.
- Идем отсюда, - проговорил он. Будто разговор мог потревожить раненый корабль или - услышать остальные эльфы.
- Мне все равно. Только не здесь.

URL
2014-01-12 в 21:24 

- Отлично, - обрадовался Локи.
И поймал Малекита за плечо, властно и сильно, как будто эльф был его собственностью.
Тор вышел первым, и повел их длинными коридорами, теми же самыми, какими водил Малекита прежде. Он ни разу не обернулся, и как будто пытался идти быстрее. И только у самых покоев остановился, распахнул дверь и отступил.
- Не хочешь наблюдать? - с сожалением спросил Локи. Он знал, что Тор откажется, но промолчать не мог - слишком уж смешно реагировал старший принц, слишком уж отчетливо краснел. А вроде взрослый мальчик, знает, что к чему.
- Потренируюсь, - отрезал Тор. И хрустнул кулаками так, что Локи порадовался, что воспитание не позволяет богу грома бить брата прилюдно. Хоть чему-то его мать научила.

URL
2014-01-13 в 07:54 

Малекита передергивало от какой-то трудновыносимой гадливости. Разрезать себе грудь и вложить туда вулканическое семя - или, что еще труднее, сделать такое с тем, кто дорог тебе - тяжелее, но понятнее, это осознается как жертва, необходимая жертва.
Сейчас от него требовали... да ничего особенного, в общем.
Поэтому логичных причин для злости не так уж много.
Все же он счел нужным сказать Тору, точно объясняя или извиняясь:
- Это всего лишь тело. Всего лишь плоть.
Он не обязан был, конечно.

URL
2014-01-13 в 10:06 

Тор кивнул. В этом было что-то от невысказанного то ли: "Я понимаю", то ли: "Я позже попытаюсь объяснить". Что именно - он и сам не знал.
Когда брат ушел, Локи несильно втолкнул Малекита в покои и захлопнул дверь, как будто отрезая их от всего остального мира.
- Ложись, - улыбнулся бог обмана. - И сними костюм. Можешь даже рассказать мне, как тебе нравится, - Локи облизнулся - пошлости неосознанно возбуждали его. - Это ускорит... процесс.

URL
2014-01-13 в 10:19 

Это напоминало ритуал, один из тех, что посвящали изначальной Тьме - плодоносящей, рождающей и убивающей. Темные эльфы не поклонялись персонифицированным богам, а культы были рациональны: можно отдать энергию и получить что-то взамен. Вселенная живая. По этому принципу были созданы и корабли, и костюмы... и Эфир.
Малекит не стал упоминать, что для сотворения Эфира понадобилось в том числе и подобное... мероприятие - чтобы "приучить" рукотворный Камень Бесконечности к хозяину.
Однако Локи умудрялся обставить это унизительно, с насмешкой, так, что мыслей о ритуалах и необходимых приготовлениях не возникало вовсе.
Малекит присел на край кровати, отдавая мысленный приказ костюму открыть определенные части тела, и его снова передернуло от брезгливости.
- Мне все равно, - повторил на всякий случай, не глядя на Локи.

URL
2014-01-13 в 16:02 

- Даа? - протянул Локи язвительно.
Бог обмана не ненавидел эльфов, не презирал их и вовсе не считал Малекита врагом, но желание унижать было у него в крови, унижать других, потому что унижали его самого.
Локи опрокинул Малекита на постель, навалился всем весом, впечатывая в искусанные, обожженные губы поцелуй - как удар. Он не был отвратителен сам себе, хотя прекрасно отдавал себе отчет в том, что его действия сейчас больше всего напоминают насилие. Эльф заводил его, сводил с ума, Локи знал, почему, и это хотелось остановить - так же сильно, как поддаться.
Рывком разведя ноги Малекита, Локи сжал в горсти вялый член, с трудом сдерживая желания причинять боль.

URL
2014-01-13 в 17:26 

Малекит догадывался, что именно так это будет.
Хуже всего: он сам согласился, и отказываться не намеревался, конечно, но и отвечать на поцелуи тоже.
У Локи были горячие и мокрые губы. От него пахло... травами, должно быть, сам по себе не неприятный запах, но в сочетании с настойчивостью, с которой тот пытался открыть его, Малекита, рот, - вызывало отвращения.
Он сосредоточился на том, что "надо".
Механически выплеснуть семя, вот и все. Как назло, даже закрыв глаза не мог представить ничего... подходящего.

URL
2014-01-13 в 17:39 

Локи глубоко втянул запах крови, исходящий от эльфа. Тщательно вылизал кровь, выступившую на прокушенной губе Малекита от грубого поцелуя и отстранился, чтобы устроиться у эльфа в ногах. Так было удобнее и... нагляднее.
Бог обмана не хотел насиловать Малекита... в прямом смысле этого слова. Тор мог расстроиться, а расстраивать Тора иногда выходит себе дороже - это Локи уже понял. Поэтому просто задвигал рукой на чужом вялом члене и, облизнув пальцы, медленно обвел вход.
- Не станешь рассказывать? - снова поинтересовался бог обмана. - Я бы уж постарался тебя... порадовать.
Он фыркнул и принялся очень медленно вводить палец. Один, для начала.

URL
2014-01-13 в 18:27 

Повторялось уже пройденное. Но, поскольку повторялось - то и впечатления производило меньше. Малекит уже знал, чего ожидать и знал, что это вполне можно вытерпеть. Как однажды сказал - "мне приходилось выдерживать и худшее".
И это действительно было так.
Сейчас ему не было по-настоящему плохо.
- Послушай, не надейся, что я признаю тебя... как это у вас говорится... женой? - Малекит приподнял голову и торс, но не хватало опоры и он вернулся на место.

URL
2014-01-13 в 18:31 

- Ну зачем же так сразу? - рассмеялся Локи.
Он действовал на этот раз осторожно, ласково, почти нежно. Насилие ведь может быть разным. Это было безудержно сладким, уверенным, нежным и внимательным. Локи двигал пальцем внутри, перебирал пальцами по члену, дразняще и ласково, надеясь если не растопить сердце эльфа, то хотя бы растопить его физиологию. Это-то было в разы проще.
- Мне вовсе не нужна жена. Мне даже любовник, признаться, не нужен.
Он подмигнул, не став заканчивать, что именно ему нужно, и продолжил двигать руками.

URL
2014-01-13 в 18:57 

- Что такое... любовник? - Малекит путался в понятиях, выражающих столь интимные сферы жизни. Он выучил язык Асгарда как язык врагов, и любовь - последняя тема,которую они обсуждали с Бёром и его воинами...
Локи трогал его приятно. Даже не хотелось заставлять его прекратить - и не только потому что Малекит знал, что выполняет необходимый "ритуал". Член налился в его ладони, и Малекит даже невольно подался вперед.

URL
2014-01-13 в 19:05 

Налившийся член и движение вперед Локи оценил. И добавил второй палец, для полноты ощущений. И рукой по члену задвигал чуть быстрее, жестче, но так, чтобы не причинять дискомфорта. Ужасно хотелось сорвать с губ Малекита стон, но спешить с этим не стоило.
- Любовник, это тот, с кем ты спишь, - пояснил бог обмана с улыбкой. - Кого любишь, но с кем не узакониваешь отношений. Или кого просто трахаешь, без любви. Вот как сейчас.

URL
2014-01-13 в 19:11 

- Так... не бывает, - выдохнул Малекит.
Его тело подчинялось, но лишь потому что он сам позволил. Так нужно.
- Разве можно...
Он снова чуть выгнулся, про себя отмечая эту свою реакцию, вместе с томительной тяжестью, все густеющей, по мере того как кровь приливала к паху.
Но это ничего не значило.
- ...быть с кем-то лишь телом, не душой? И какой смысл... - Малекит не был уверен в смысле слова, догадался скорее по интонации и особо властному движению пальца Локи, - ...просто "трахаться"?

URL
2014-01-13 в 19:17 

- Удовольствие, - пожал плечами бог обмана. И замер, не убирая рук, но и не двигая ими.
- Вот, например, ты сейчас, - он втолкнул пальцы глубже и развел их внутри, принялся поглаживать ладонью чужой член, осторожно, едва касаясь. - По большому счету, ты попросту позволяешь мне себя трахать. И при этом для нас обоих в этом есть огро-омный смысл.

URL
2014-01-13 в 19:44 

- Я выполняю твои условия.
Малекит даже раздвинул ноги, выгибаясь бедрами, теперь не стесняясь этого. Они с Локи не понимали друг друга - тот мог овладеть телом, но не душой, вот и вся разница.
Просто тело.
Какая разница, что с ним случится? Даже руки нужны были Малекиту, чтобы вновь оперировать энергиями.
- В этом смысл. Это не любовь.
Возможно, он не понимал.
Локи замер, но потом снова продолжил, и Малекит вдохнул и шумно выдохнул, невольно порадовавшись, что артефакт позволяет ему делать это, не раня легких.

URL
2014-01-13 в 19:51 

Слова Малекита дернули что-то внутри, поддели.
"Любил ли меня кто-нибудь, с кем я спал? - промелькнуло в голове. - Любил ли меня хоть кто-нибудь?"
- Секс не обязательно равен любви, - отозвался Локи глухо. - Как и любовь не равна сексу. Вовсе не обязательно любить, чтобы спать. И наоборот.
Движения бога обмана стали грубее, жестче, он втолкнул третий палец, задвигался внутри резко и зло, как будто чужой болью пытаясь заглушить не вовремя вспыхнувшую собственную.

URL
2014-01-13 в 19:55 

От третьего пальца стало неприятно, появилась тянущая боль. Малекит сжался, пытаясь высвободиться, едва не сказал - ты делаешь неправильно, словно действительно управлял ритуалом, а Локи нарушил правила.
Но промолчал.
Закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на более приятных ощущениях - они оставались, и от пальцев внутри тянуло сладко и дразняще.
- Необязательно. Секс может быть ритуалом. Как сейчас.
Малекит ведь соглашался... во всяком случае, он так думал.

URL
2014-01-13 в 20:07 

- Для тебя секс всегда только ритуал? - уточнил Локи. Хотелось добавить четвертый палец, но бог обмана чувствовал, как Малекит сжимается, и не стал. В конце-концов, он хотел получить результат, а не просто вдоволь поиздеваться.
Движения руки на члене стали внимательнее и быстрее, увереннее. Локи ловко и умело подводил эльфа к пику, не торопя, но и не затягивая процесс.

URL
2014-01-13 в 20:20 

Малекит не отвечал - весь был в ощущениях, теперь - исключительно приятных. Он не двигался, и дыхание не стало чаще, напротив, выровнялось; если не считать легких движений бедрами взад-вперед.
Закрыл глаза, и теперь было так легко представить другие руки - более жесткие, с мозолями от оружия, крупные руки; слишком далеко в воспоминания Малекит не уходил, потому что всякий след памяти причинял боль.
Ему хотелось забыть о ней - хотя бы на несколько мгновений.
- Нет, - все-таки проговорил он, прежде чем окончательно отдаться рукам, пульсации в паху и ласке. - Не всегда.

URL
2014-01-13 в 20:34 

Локи не стал ничего спрашивать больше, дав эльфу возможность сосредоточиться на ощущениях. Было чертовски жаль, что он не стонет, что дыхание не срывается, но движения бедрами ясно давали понять: ему нравится, он доверился тебе. И Локи продолжал ласково, нежно, уверенно и сладко. Чуть ускоряясь, чтобы ощущения Малекита стали еще острее, еще ярче.
Пожалуй, даже хорошо, что Тор не остался.

URL
2014-01-13 в 20:45 

Последние мгновения было хорошо.
По-настоящему хорошо - Малекит тянулся за пальцами, отдавался им, чувствуя как сжимается все внутри, как сам он истекает влагой. В паху пульсировало, между ног - тоже, и плечи подрагивали - будь у Малекита руки, он бы сжимал сейчас простыни пальцами.
А потом замер, изливая прохладное семя в слишком горячую руку.

URL
2014-01-13 в 20:52 

Локи удовлетворенно хмыкнул, и даже наклонился, чтобы коротко поцеловать Малекита куда-то в низ живота рядом с обмякающим членом. И убрался с кровати, чтобы слить густое белое семя во флакончик.
Обернулся, улыбаясь язвительно и довольно, и не смог промолчать:
- Понравилось?

URL
2014-01-13 в 21:04 

Малекит позволил Локи закончить - с флакончиком тоже, и только после этого сел, закрывая пах костюмом - тьма наползла на кожу, словно затмение.
- Это было необходимо, - заявил он, но потом добавил. - Мне не было неприятно, если ты это имеешь в виду.
Он покачал головой.
- Но это не любовь.

URL
2014-01-13 в 21:12 

- А тебе хотелось бы, чтобы была любовь? - вдруг спросил Локи.
И понял с отчаянной, страшной ясностью: "Мне хотелось бы".

URL
2014-01-13 в 21:21 

Малекит поднял голову и очень долго смотрел на Локи.
- Все, кого я любил, мертвы, - проговорил он, надеясь - нет, зная, - голос звучит спокойно. Он принял это. Он смирился.
Он не хотел это обсуждать с... чужим.
Да ни с кем на самом деле. Потому что не осталось никого, с кем бы мог; даже среди собратьев - никого по-настоящему близких.

URL
2014-01-13 в 21:30 

Локи промолчал. Ему нечего было ответить, нечего было сказать эльфу. Все, кого любил бог обмана, предали его. И это тоже не хотелось обсуждать ни с кем. Да и нечего было обсуждать.
Он почти обрадовался, когда в двери покоев осторожно постучали. Стоящие на пороге слуги не удивились, увидев Локи в покоях старшего брата. Бог обмана не пустил их за порог, зато занял делом: сообщив, что ни Тор, ни он сам в обеденном зале не появятся, отправил на кухню, чтобы обед принесли прямо в покои Тора.
А в ожидании можно было продолжать заниматься делами, стараясь не отвлекаться на то, как непривычно остро и зло ноет под сердцем. Локи не любил, когда его задевали за живое, а любые разговоры о любви задевали его однозначно.
- Мне нужна твоя кровь, кости, волосы, слюна, - перечислил он, захлопнув за слугами дверь и повернувшись к Малекиту. - Чем еще ты готов поделиться?

URL
2014-01-13 в 21:36 

Кажется, оба были рады перейти к более "деловым" вопросам. Малекит точно вздохнул с облегчением, надеясь - это не очень заметно со стороны.
- Ты можешь взять это. Волосы, кости, кровь, слюну, - повторил он за Локи. - Можешь взять несколько капель костюма: мои руки были закрыты таким же материалом, и он должен защищать даже оторванные. Их никто не тронет: помнишь, я говорил, что наша плоть ядовита для любых животных, растений...
Малекит осекся.
- Если только не существует каких-нибудь достаточно глупых... недоживотных, - этим термином он мог обозначить тех же асов или ётунов, вот только вряд ли Локи бы понравилось. - Которым не хватило бы инстинкта не трогать

URL
2014-01-13 в 21:53 

- Разве этот инстинкт не основной? - полюбопытствовал бог обмана, присаживаясь на постель рядом с Малекитом. - Я имею в виду самосохранение?
"Нет, не основной", - сам себе ответил бог обмана, вспомнив Тора, который ломанулся воевать со всем Ётунхеймом с армией в количестве шестерых асов.
- Не вставай, - предупредил он эльфа. - Мне удобнее, когда ты сидишь.
Поманил пальцами низенький столик, и тот, натужно скрипя ножками по полу, подъехал ближе. Локи разложил на столике инструменты, бинты и пустые пузырьки и с деланной веселостью улыбнулся Малекиту:
- С чего начнем?
И поднес к его губам пустую склянку.
- Сплюнь.

URL
2014-01-13 в 22:01 

- А как ты думаешь? Твой брат привел во дворец существо - врага, пускай ослабленного, но возможно, скрывающего внутри смертельное оружие. А ты сам...экспериментируешь с этим врагом.
Не только Локи умел смеяться. Впрочем, насмешка получилась безобидной.
В склянку послушно сплюнул.
Во рту, правда, немного пересохло, и слюны набралось немного.

URL
2014-01-14 в 10:43 

- Да, неосмотрительно, - фыркнул Локи. - Будь я Одином или хотя бы его ровесником: убил бы тебя на месте или, если бы рука не поднималась, бросил бы в темницу, где ты умер бы своей смертью. Вот только выгоды этом не было бы ровным счетом никакой. Живой ты ценнее, Малекит. Гораздо, гораздо ценнее.
Бог обмана взмахнул коротким кинжалом у виска эльфа, срезая тонкую прядь.
- Наверное, мы слишком далеко ушли от неразумных животных, если рассуждаем так, - резюмировал Локи с полуулыбкой, сам не зная, хорошо это или плохо.

URL
2014-01-14 в 10:56 

- И какая же от меня польза? - осторожно спросил Малекит.
Локи насмешничал, но из насмешек можно вычленить полезную для себя информацию. Расслабляться он не собирался.
- Мы не считали вас животными. Мы считали... и считаем вас врагами.
Это прозвучало как - "гордитесь". Тот срединный мир, который Малекит выбрал как наиболее удобную точку для удара Эфиром, он вовсе не принимал в рассчет.
- Достойными врагами, - на всякий случай уточнил Малекит.

URL
2014-01-14 в 11:51 

- Пока ты способен лишь удовлетворить мое любопытство, - признал Локи с жалостью. - Мне льстит, конечно, что асы для вас достойнейшие враги и все такое, - продолжил он, убирая чужие волосы в очередной флакон и затыкая пробку, - но лично я был бы в тысячу раз счастливее, если бы вы были нашими союзниками.
Это было правдой: бог обмана жалел, и не мог перестать жалеть о том, что эльфов вырезали почти подчистую, что разрушили их города и строения, уничтожили технологии и культуру. Любопытство всегда было у Локи на первом месте, а уж после шло пакостничество и то, что принято называть "кровной враждой".
В щель между полуприкрытыми ставнями врезался луч молнии, а следом грохнуло и с неба стеной рухнул дождь, принеся в покои прохладу.
- Тор нервничает, - пояснил Локи с улыбкой. - Погодные аномалии, это почти всегда его рук дело.
Бог обмана пододвинулся ближе, принялся разматывать бинт на руке Малекита. Подумалось, что не стоит все время тревожить рану, но эльфа, кажется, сам говорил, что она не заживает, так что тревожь-не тревожь разницы нет.

URL
2014-01-14 в 11:56 

Малекит оглянулся на шум дождя. Он знал технологии, позволяющие контролировать погоду, но с трудом представлял себе как такую способность можно использовать для... выражения чувств?
- Я уже говорил Тору, - Малекит назвал старшего принца по имени, поймал себя на этом и мысленно отметил, не зная, какие стоит из этого делать выводы. - Союз невозможен: это вопрос выживания. Или, быть может, ты готов пожертвовать частью своего мира ради нас? Я задавал ему тот же вопрос, принц Локи.

URL
2014-01-14 в 14:24 

- У меня, в отличие от моего драгоценного братца Тора, есть мозг, - отозвался Локи. - И фантазия. И магия. И много чего еще. Пока у меня нет мыслей на тему того, как можно по-минимуму пожертвовать нами, и вытащить вас. Но, возможно, появятся.
Бог обмана ничего не обещал, просто размышлял вслух. Он был почти уверен, что в какой-то момент догадается, как вернуть эльфам их мир, не разрушив при этом остальные восемь. Он вообще был на редкость уверен в себе.
- Потерпи, - попросил Локи мягко.
Отбросил на пол окровавленный бинт, до того скрывавший уродливый обрубок на месте руки Малекита, и чуть нажал на края раны, сцеживая кровь в очередной пузырек.

URL
2014-01-14 в 14:54 

Малекит наблюдал за тем, как Локи добывает его кровь. Прикосновение к ранам заставило вздрогнуть, но не более того. Привык. Даже подумалось как-то отстраненно - он не боится работать с моими... жидкостями, защищен или просто не настолько ядовита наша материя для их мира?
Пожалуй, последнее походило на правду. Малекит не помнил, чтобы кто-то из асов умер только оттого, что перерезал глотку эльфу и его залило черной кровью.
- Возьми больше крови, - почти приказал Малекит Локи. В конце концов, асгардский принц тут не единственный был магом и экспериментатором. - Заставь кого-нибудь выпить ее.
Он перехватил взгляд.
- Я имею в виду животное. Ну, или можешь использовать кого-нибудь из тех, кого вы все равно держите в клетках.

URL
2014-01-14 в 16:16 

- И что будет? - полюбопытствовал Локи, пытливо вглядываясь в лицо эльфа. - Не знаешь, но хочешь знать, да?
Он послушно сжал чужую рану сильнее, и кровь полилась быстрее, заполняя сосуд.
- Я бы попробовал сам, - признался он, когда пузырек заполнился доверху. - Но я маг, и это делает меня... менее уязвимым к различного рода ядам. Хочешь, напою Тора? - предложил бог грома с насмешкой.

URL
2014-01-14 в 16:34 

- Что?
Малекит неверяще уставился на Локи.
Тот шутил, наверное. Малекит плохо понимал чужой юмор. На самом деле, юмор вообще никогда не был его сильной стороной.
- Ты хочешь напоить своего брата тем, что может оказаться ядом?
Малекит нахмурился.
- Никогда не подумал бы, что это может прийти в голову... кому бы то ни было. В любом случае: нет. Я поклялся ему, что если и придется убить, то сделаю это на поле боя, честно.
Малекит чуть не добавил еще - о чести, например, вместо этого коротко заключив.
- Возьми животное.

URL
2014-01-14 в 17:21 

- Эх, - вздохнул Локи весьма реалистично. - Какой ты скучный.
Конечно, Малекит вовсе не был для него скучным, но отсутствие у эльфа чувства юмора несколько... огорчало.
- На самом деле, - счел за нужное пояснить бог обмана, - Тора не так-то просто убить. Его кожу не обжигает твоя кровь, так что вряд ли, он серьезно тобой отравится.
Отвлекая эльфа разговором, Локи залез пальцами в рану, вытаскивая обломок кости.

URL
2014-01-14 в 17:27 

Локи с ним опять играл - в свои эти словесные игры, и Малекит чувствовал себя косноязычным, что даже не слишком раздражало. В родном языке Малекита двусмысленности практически невозможны, как и ложь.
Вот это - "скучный", что оно значит?
- Я не отказывался сотрудничать, - возразил Малекит. Он замер, сжав губы, потому что Локи как раз доставал из мокнущего мяса обломки костей, и на миг от боли аж в глазах потемнело.
Когда закончилось, Малекит проговорил:
- Вероятно, это так. Тогда вы в выигрыше: комфортный для нас мир необязательно будет непригоден для вас.

URL
2014-01-14 в 18:06 

- Не в таком уж мы и выигрыше, - вздохнул Локи. Он бы предпочел два пригодных мира вместо невыносимого выбора. - Все в порядке? - мягко поинтересовался бог обмана, приподнимая голову Малекита влажными от крови пальцами. Он опасался, что от боли эльф потеряет сознание и, с одной стороны, это тоже было интересно, но с другой - разговаривать было все же интереснее.
- Вероятно, ты тоже не отравишься от моей крови, - продолжил Локи задумчиво. - Точнее, не отравился бы, если бы все это время мы прожили бок о бок.

URL
2014-01-14 в 18:37 

- Твоя кровь - материя нового мира... - но Малекит заинтересовался, и даже потянулся за склянкой. От боли все еще хотелось скрючиться, однако толку в том не было никакого. На самом деле, его уже скорее раздражали бесполезные культи - даже беречь раны не пытался.
- Неважно, - оборвал разговор вместе с начавшей зарождаться, но такой уже отчаянно-реальной надеждой на мир, где смогут жить и те, кто были до света, и те, кто появились после.
Это невозможно, знал Малекит. Ни тысячи лет назад, ни теперь.
Надежда - вот настоящая отрава.

URL
2014-01-14 в 20:27 

- Неважно, - пошел на попятную Локи. Ловко и умело перевязал снова начавшую кровоточить рану эльфа и отошел к столу, собирая свои многочисленные склянки.

Тор приказал засыпать в топливные отсеки всех трех оказавшихся в Асгарде кораблей песок и камни. Все корабли были одинаковыми и отличались только степенью повреждения. Тот, что Тор показывал Малекиту был самым целым. Два других (один сбили еще на излете, и он пробороздил каменную кладку, глубоко распоров брюхо, другой Тор угонял вместе с Локи из тронного зала, когда боги покинули его, никем не управляемая искалеченная машина врезалась в стену, а после бравые асгардские преследователи отконвоировали изуродованный корабль обратно к замку) были заперты на темном складе, чтобы достаться Асгардским ученым, но у тех пока были другие заботы – слишком много всего было разрушено и выведено из строя.
На тренировке Тор выбрал меч, хотя не любил мечи и не был с ними достаточно ловок: хотелось отвлечься, сложностью движений перебить растущую внутри злость, оглушительную и заглушающую слабенький голос рассудка. Но тренировка не принесла желаемого облегчения, только распалила и раззадорила, и с каждым ударом меча, со свистом рассекающего воздух, Тор чувствовал захлестывающую с головой злость.
Тор не ревновал Малекита к брату. И уж вовсе не хотел сам оказаться на месте Локи. Просто было что-то неправильное, отвратительное в том, как Локи относился к пленнику. Но было и что-то неправильное в том, как сам Тор к нему относился.
Стеной хлынувший дождь подействовал на Тора отрезвляюще. Слегка. Потому что потом грохнул гром, и старший принц осознал, что гроза является лишь отражением его эмоций. Он закончил тренировку раньше, потому что тренироваться под дождем, означало лишь раззадоривать себя и затягивать грозу дольше необходимого, что, учитывая дыры в крыше дворца, вовсе не обрадовало бы его обитателей.

Когда двери в покои распахнулись, с грохотом ударившись в стены, Локи подпрыгнул. От неожиданности.
Со стоящего на пороге Тора ручьями стекала вода, образовывая под ногами маленькое озеро.
- Рад тебя видеть, братец, - поприветствовал бога грома Локи.
- Пошел вон, - хмуро посоветовал Тор и, подтверждая его слова, за ставнями зычно грохнуло.

URL
2014-01-14 в 20:50 

Малекит услышал шаги. Резко запахло озоном и свежей влагой. С тех пор, как артефакт фильтровал яд, Малекит поймал себя на том, что принюхивается к ароматам мира, всегда бывшего лишь враждебным.
Тор и не скрывался - поступь его разносилась по Асгарду, словно грохот грома, богом которого он считался благодаря своему артефакту, влияющему на погоду. Но предупредить Локи Малекит не успел, вернее - не посчитал, что это необходимо, и когда старший и младший принц встретились, в очередной раз ощутил ту особенную неловкость, которая раздражала куда больше экспериментов... или даже прикосновений к открытым ранам.
Они мне чужие, вот что думал Малекит. Они мне чужие, и я не обязан понимать, что происходит между ними.
Правда заключалась в том, что Малекит не мог подобрать ничего похожего.
Создания света действительно отличались от созданий тьмы.
Он промолчал, хмуро уставясь на обоих.

URL
2014-01-14 в 21:06 

За спиной Тора с грохотом захлопнулись двери.
- Не заставляй меня повторять, - попросил бог грома хрипло.
- Тор, - мягко проговорил Локи, поднимаясь на ноги и каким-то шестым чувством осознавая, что брат накрутил себя до состояния затяжной грозы. Или братоубийства, что было значительно хуже. - Ты не влюблен в него, Тор, - бог обмана мотнул головой в сторону Малекита, медленно отступая от так же медленно надвигающегося на него Тора. - Тебя просто влечет к нему. Потому что он не ас и не ётун, не "дитя света". С ним все по-другому. Другие реакции, другие формулы. В этом что-то от той же чистой магии, только ее природа - другая. Не только у него, у всех эльфов. Они высшая раса, высшая кровь. Нас не может не тянуть к нему, потому что мы слабее. Так жителей Мидгарда тянет к тебе или ко мне, потому что для них мы - высшая раса. Для той же Джейн, ее подружки, этого Селдвига. Потому что мы старше их на вечность, так же как он на вечность старше нас. Он - твое безумие. Твое влечение. Сиюминутное. Равнозначное вечности. Это пройдет, Тор.

URL
2014-01-14 в 21:12 

Малекит слушал.
Ему хотелось рассмеяться. Это создание - о, оно признало правду, и когда? Теперь, когда представитель "высшей расы" сидел на кровати, беспомощный и изувеченный; странные они - дети света, им потребовалось разрушить все, чтобы понять правду.
Ложь создана светом.
Когда свет заканчивается, остается темнота - и истина.
Вот только ему совсем не хотелось быть безумием Тора, асгардского принца, мать которого Малекит убил, и который стал причиной его настоящего положения.
Влечение... безумие.
"Они все безумны", - в этот момент Малекит вспоминал первые циклы линейного времени и ослепших, умирающих от язв и задыхающихся сородичей.
- Отведите меня в камеру, - сказал он.

URL
2014-01-14 в 21:34 

Локи со стуком захлопнул рот. Тор остановился.
Они оба не знали, что делать, и только переглядывались. Испуганные, беспомощные дети света.
- Почему-то я хотел убить его в бою, - осторожно и очень тихо по сравнению с шумящим за ставнями дождем проговорил Тор, - и не чувствовал никакого... влечения.
- Но сейчас нет боя, - отозвался Локи так же тихо.
Только сказав то, что сказал он сам с пугающей ясностью осознал, что Малекит был и его безумием. Если бы не это - разве захотел бы он беспомощного и изувеченного эльфа? Вряд ли.
Зато так же ясно было, что это не навсегда. Вероятно - на пару дней, не более. Потом они просто привыкнут. И он, и Тор. Привыкнут к тому, что эльфы существуют, осознают это не только разумом, но и душой. И все встанет на свои места.
- Я могу... попросить тебя остаться? - негромко спросил Тор Малекита. Хмурости на его лице уже не было, и в шуме дождя за стенами больше не дрожал гром.

URL
2014-01-15 в 07:27 

Вот так оно и было.
Когда впервые асгардцы — или это были ваны? - увидели темных эльфов, побежали прочь, не оглядываясь и крича от ужаса. Малекит никогда не мог понять причины: внешне они не слишком различались (оттого ли, что весь свет и все дети его были созданы в результате ошибки самих эльфов?).
В любом случае, Девять миров были населены куда худшими чудовищами. Те же инеевые великаны, признавал Малекит, смотрелись куда более внушительно. Хотя бы за счет своего десяти-двенадцатифутового роста.
Но асы, ваны, и ётуны боялись эльфов.
Возможно, так, как боятся недружелюбных и мстительных богов.
Малекит задумывался об этом и прежде, но признание со стороны асгардцев видел впервые.
- Я останусь, - осторожно ответил он, и даже улыбнулся Тору. Точно желал успокоить. Смешно. - Если ты уверен, что хочешь этого. Я не хочу быть ничьим безумием.
«Безумные непредсказуемы».

URL
2014-01-15 в 10:08 

- Я... прошу прощения, Малекит, - медленно и чинно выговорил Тор. - За свою несдержанность. За то, что вел себя...
"Недостойно будущего царя Асгарда" - следовало сказать.
- ...как дурак, - сказал Тор.
Локи сдержался, чтобы не прыснуть в кулак и, шестым чувством осознав, что бить его сегодня точно не будут, вернулся к столу, чтобы собрать оставленные склянки.
- Я хотел показать тебе другие корабли, - добавил Тор, глядя только на эльфа.

URL
2014-01-15 в 10:23 

В «семейную сцену» Малекит не вмешивался. Хороший принцип — не лезь туда, где все равно ничего не сможешь сделать, да и не нужен. Но когда Тор обратился к нему, серьезно проговорил:
- Прощаю.
И отметил про себя: асгардцы действительно изменились. Представить себе Бёра, просящим прощения... о, скорее Вселенная бы вывернулась наизнанку!
- Другие? Разве вы не разрушили их, - но встал, снова чувствуя опасную тоску. Видеть обломки кораблей было почти так же тяжело, как ходить по черным пескам погибшего Свартальфхейма.
Но необходимо.

URL
2014-01-15 в 10:29 

- Есть еще два, - признался Тор. - Но они... в плохом состоянии. Их планировалось отдать ученым, но я могу отменить этот приказ.
Он готов был вести эльфа прямо сейчас, но Локи, прислушавшись к шуму дождя за ставнями, остановил брата движением руки.
- То-ор, - протянул он мягко. - Я бы не советовал тащить своего пленника под дождь, если ты хочешь, чтобы он однажды выздоровел. А тебе я посоветовал бы переодеться, опять же, если ты не хочешь, чтобы твои покои превратились в небольшое озерцо.
Тут Тор оценил, что его одежда все еще пропитана водой, и эта вода все еще оставляет живописные следы на полу.
- А еще я твоих слуг за обедом отправил, - радостно закончил Локи.
Тор кивнул, признавая все действия брата верными.
- Давай подождем, пока кончится дождь, - предложил он Малекиту. - И я отведу тебя к кораблям.

URL
2014-01-15 в 11:55 

Локи был прав: дождь был водой, а вода по-прежнему не обещала ничего хорошего. Как бы ни устал Малекит от этих ограничений, с ними приходилось смириться. Куда проще, если задуматься, дышать отравленным воздухом и идти напролом, отсчитывая минуты до Схождения...
- Давайте подождем, - послушно кивнул он. И вместо того, чтобы задать свое обычное «что дальше», сказал:
- Я отнимаю у вас много времени. Наверное, это неудобно для вас?

URL
2014-01-15 в 14:41 

- Нет, - отозвался Тор, и ушел куда-то вглубь покоев. Переодеваться.
- Нет, - повторил за братом Локи. Мягко взял Малекита за плечо и посадил обратно на постель, сев рядом. - Обязанности принцев... не слишком серьезны, - фыркнул бог обмана.
Локи не лгал: их вряд ли привлекли бы к восстановлению дворца и перевооружению, а на фоне разрухи в Асгарде никаких внешних военных действий асы не вели. В связи с этим заниматься пленником и добывать информацию - лучшее, чем могли заниматься и Тор, и Локи.
- Не сердись на него, - Локи кивнул в глубину покоев, где шумно ходил Тор. - Его влечет к тебе, и он не знает, что делать со своими эмоциями. Это пройдет. Он не попытается ни принудить тебя, ни взять силой. Если тебе не нравятся бессмысленные объятия - попроси его сделать тебе массаж. Это братец действительно хорошо умеет.
Бог обмана улыбался, но не язвительно, как обычно, а по-доброму. Брата он по-настоящему любил, хотя вряд ли был готов кому-то в этом признаться.

URL
2014-01-15 в 15:13 

- Хорошо, - согласился Малекит.
Если они так привыкли общаться с пленниками... впрочем, нет. Локи объяснил — это влечение и безумие. Возможно, в иной ситуации Малекит бы посмеялся. Но сейчас его жажда мести казалась неуместной настолько, что он почти забыл о ней.
- Я не «сержусь», - Малекит вздернул бровь, словно бы удивившись: откуда ты взял, что я вообще способен на столь мелочные эмоции. Он сознался, впрочем.
- Я просто не знаю, что с этим делать.
И проворчал под нос, опустив голову:
- Ненавижу, когда нечто происходит вопреки здравому смыслу. Но объятия определенно не самое худшее.

URL
2014-01-15 в 16:21 

- Ничего не делай, - пожал плечами бог обмана. И объяснил мягко, внимательно подбирая слова: - Мы не знали вас, эльфов. Я имею в виду - наше поколение. О войне мы слышали только легенды, и, на самом деле, мы даже не можем ненавидеть вас - нам попросту не за что. Для нас вы - чужие существа из другого мира, далекие, сложные, новые. Это всегда рождает... более яркие эмоции. Будь то ненависть или влечение.
Локи вздохнул, развел руками:
- Я не могу объяснить иначе. Когда я пытался захватить Мидгард, тамошние жители глаз с меня не сводили и, наверное, не будь я колдуном, предпочли бы завалить меня на землю, а не падать на колени. Просто потому, что я тоже был для них существом из другого мира, далеким и новым.
Бог обмана замолчал, заметно выдохнувшись.

URL
2014-01-15 в 17:07 

- Верно. Вы не знали нас, но знали, что мы враги. Справедливости ради, мы вернулись как враги.
Малекит вздохнул.
- Если задуматься, довольно бессмысленно мстить тем, кто о тебе разве читал в книгах и даже не может понять, за что именно мстят.
Теперь он думал: может быть, не стоило вообще атаковать Асгард. С другой стороны, причиной был Эфир - который оказался спрятан здесь. Схождение подчинено собственным законам, ждать, пока артефакт сожрет оболочку смертной и выберется наружу самостоятельно не получилось бы.
Слишком много сожалений, подумал Малекит.
- Мидгард - это срединный мир тех короткоживущих? Зачем захватывать нечто настолько... бесполезное.
Он помнил женщину - глупого ребенка, по сути, случайно стянувшего чужую вещь, словно игрушку.
- Воевать с детьми и убивать их - недостойно, - вынес вердикт.

URL
2014-01-15 в 17:10 

- Я просто хотел вернуться домой... - негромко и глухо отозвался Локи.
И оборвал себя, тряхнул головой, рассмеялся весело и совсем чуть-чуть искусственно.
- Я тебе потом расскажу, ладно? - пообещал он. - Не о том, зачем захватывать бесполезный мир, а просто о себе.

URL
2014-01-15 в 17:22 

Повисла неловкая пауза.
Малекит кивнул: мол, я не настаиваю, чтобы ты рассказывал. Да и осуждать... кто он такой, в конце концов, и какое на то имеет право? Ровным счетом, никакого.
Но для себя отметил: интересно.
Интересно услышать чужую историю. Интересно рассказать свою, быть может, в ответ.
Мрачное равнодушие сменилось чем-то другим, хотя руки болели по-прежнему, а вопрос "что дальше" оставался неотвечен.

URL
2014-01-15 в 17:32 

Из глубины покоев вернулся Тор в свежей сухой одежде, на которой небрежно собранные в хвост мокрые волосы уже успели оставить влажные следы. Старший принц посмотрел на сидящих рядом ётуна и эльфа со смесью грусти и удивления, и собирался, кажется, что-то сказать, но в двери постучали. Слуг бог грома в комнату не пустил, зато забрал поднос с едой.
- Ты пообедаешь с нами? - спросил Тор у брата. Мягкость в его голосе была искусственной, но все равно отчетливо слышной.
Локи помотал головой:
- Я очень устал. Поэтому я предпочту пойти к себе, - он пружинисто поднялся, выставил на край стола два пузатых флакончика. - По двенадцать капель в воду, - бог обмана ткнул пальцев в первый флакончик, - и пищу, - палец уперся во второй. - И они перестанут быть ядом для него, - младший принц мотнул головой в сторону Малекита.
Собрал остальные флаконы с волосами, кровью и костями, рассовал по многочисленным карманам одежды и театрально отступил к двери.
- Больше от меня ничего не нужно? - полюбопытствовал Локи, глядя на Малекита.

URL
2014-01-15 в 18:22 

Знакомая уже эта была неловкость. Не знаешь, что сказать - и что будет правильным, потому что эти двое ведут себя совсем не так, как ожидаешь. Малекиту пора привыкнуть: его представления о "рожденных в свете" устарели. Тысяч на пять лет, а то и больше.
- Я бы хотел тебя поблагодарить за заботу, - немного церемонно высказался Малекит, искоса глянув на Тора: может быть, стоило попросить Локи остаться? Но Малекит-то сам не хозяин - всего лишь пленник.
Не ему решать.
Но Локи ведь действительно заботился о нем. Насмешки можно вытерпеть - настоящей жестокости в Локи не чувствовалось, уж кто-кто, а Малекит, принесший однажды в жертву войне три четверти войска, мог судить со знанием дела.

URL
2014-01-15 в 18:32 

Локи, склонив голову к плечу, посмотрел на Малекита долгим взглядом.
- То, что я уже сделал для тебя, пока не стоит благодарности, - проговорил он медленно. Не став снова напоминать про то, что вернет эльфу руки. - Если не будет острой необходимости - не буди меня до утра, - попросил Локи брата, и ушел, неслышно прикрыв за собой дверь.
Тор остался.
И видно было, что мучительная неловкость отчаянно мешает старшему принцу. Ему было стыдно за свои не вполне адекватные реакции и даже за дождь, все еще льющий за окном, который вполне наглядно их демонстрировал.
Судя по всему, ничего по-настоящему страшного Локи с эльфом не сделал, но спросить, чтобы быть уверенным, у Тора язык не поворачивался.

URL
2014-01-15 в 18:43 

Они снова остались вдвоем - плюс обед или ужин и капли, эдакое напоминание о том, что Локи все-таки сделал для Малекита. Малекит, в свою очередь, понимал: без магии, без артефакта ванов, без заботы Локи, скорее всего, он был бы уже мертв.
Но и Тор заботился о нем.
Это так... странно, в очередной раз отметил Малекит. Он привыкал. Он чувствовал необходимость, например, объясниться.
- Локи не причинил мне вреда. Все хорошо. Я благодарен вам обоим... - все-таки качнул головой, неверяще.
Но ведь правда.

URL
2014-01-15 в 18:55 

- Я знаю, ты ожидал, что мы бросим тебя в камеру и, возможно, будем пытать, - вздохнул Тор. - Но от того, что мы... помогаем тебе, разве мы перестаем быть врагами?
Локи бы не согласился с братом. Локи-то знал наверняка: если Малекит поверит, что асы не враги, то поверят и все оставшиеся эльфы. И всем будет проще.
Тору было тяжело апеллировать такими сложными моделями и тяжело просчитывать наперед. Он предпочитал спрашивать и получать ответы. И, в отличие от брата, он гораздо серьезнее относился к Эфиру, все еще скрытому внутри Малекита.
- Можешь не отвечать, - снова вздохнул бог грома. - Мне не сложно помогать тебе.

URL
2014-01-15 в 19:03 

- Нет. Не перестаете, - Малекит не выдержал, отвернулся.
Раньше было проще. Гораздо проще: если он видел асгардца, то пытался его убить. Совершенно взаимно - никаких двусмысленностей, никаких... сложных отношений, будь они неладны.
Было бы даже проще ,если бы они действительно пытали.
Он все-таки вернул взгляд к Тору - зачем-то отмечая, у того голубые глаза, без эльфийской пронзительной яркости, но все же...
"По образу и подобию".
- Но мне все чаще приходится напоминать себе об этом.

URL
2014-01-16 в 04:52 

Тор кивнул: я понимаю, я напоминаю себе - тоже, но вслух сказал другое:
- Ты голоден? - и неловко улыбнулся: - Мне, видимо, придется снова кормить тебя.
Не то, чтобы это слишком смущало Тора, но бог грома осознавал, как это может смущать Малекита. Он очень рассчитывал на Локи с его обещанием вернуть эльфу руки - тогда им всем будет проще. По-крайней мере, какое-то время.

URL
2014-01-16 в 07:11 

«Кормить...»
Но ничего не поделаешь: руки пока еще ему никто не пришил. С другой стороны, Малекит был рад, что Тор ушел от неприятной темы — наверное, сам малодушничал, но вообще-то — а зачем сейчас выяснять отношения? Ничего не изменит в любом случае.
- Если тебе не трудно.
Тор мог позвать слугу, но Малекиту не хотелось показывать свою слабость перед кем-то еще.

URL
2014-01-16 в 10:04 

Пожалуй, Тор понимал это тоже - не стоит привлекать слуг, чтобы лишний раз не задевать раненое самолюбие эльфа. Уж проще все сделать самому. В отличие от Локи, бог грома не питал надежды "приручить" Малекита, просто совершенно искренне хотел помочь.
Вместо супа на этот раз была каша с чем-то, напоминающим вишневое варенье. По крайней мере, по виду. Вместо воды имелся компот, и Тор с тоской подумал, в каких именно фразах Локи объяснял слугам, что богу грома нужна жидкая пища...
Растворив в каше дюжину капель густой смеси, созданной братом, Тор вооружился ложкой и сел на постель рядом с Малекитом.
- Надеюсь, она хотя бы вкусная, - неловко улыбнулся бог грома, набирая первую ложку.

URL
2014-01-16 в 10:43 

Во второй раз это... действо уже не казалось таким унизительным. Малекит поймал себя на том, что привыкает.
Ох, ко слишком многому.
- Сладко, - ответил он, задумавшись. - Наверное. Не знаю.
Он улыбнулся Тору, потому что тот тоже чувствовал себя не в своей тарелке.
- Мне трудно судить. Пять тысяч лет жизнь во мне поддерживали трубки и механизмы. Я забыл как это... «вкусно».
Малекит даже надеялся, что это замечание позабавит Тора. Его самого — действительно немного забавляло.

URL
2014-01-16 в 17:17 

- Пять тысяч лет! - присвистнул Тор.
Для него это было очень, запредельно много. "Столько не живут".
Тор улыбнулся и подумал, что хотел бы увидеть, как улыбается Малекит, как он смеется. Какой он, когда ему не больно.
Это было невозможно, и именно поэтому этого "невозможно" чертовски хотелось.
- Что ты вообще... помнишь? - осторожно спросил Тор. Вопрос был не слишком этичным, но это "забыл" в словах Малекита оказалось неожиданно горьким и ранящим.

URL
2014-01-16 в 17:56 

- Я помню...
Многое.
И почти ничего - и никого - из этого не осталось. Но Малекит не хотел думать о том, что причиняло ему страдания.
- Помню, что мы ловили рыбу в реках. Свартальфхейм был теплым миром, и влажным, с джунглями, озерами и реками. Лучшая рыба водилась в самых глубоких омутах - огромная и круглая, как шар. Абсолютно белая, белей моей кожи. Ее можно было есть сырой или готовить с цветами папоротника. А сами по себе эти цветы дарили друг другу, когда хотели стать друзьями или извиниться за какую-то провинность...
Как ни странно, воспоминания не причиняли боли. Словно впервые за много - гораздо больше, чем пять, - тысяч лет Малекиту удалось отложить в сторону мысль "ничего не осталось".

URL
2014-01-16 в 19:04 

- Хочешь, я свожу тебя половить рыбу в одном из низших миров? - спросил Тор с улыбкой.
То, что рассказывал Малекит было светлым. Больше всего богу грома хотелось сказать, что он мечтал бы увидеть Свартальфхейм, половить круглую рыбу с белой чешуей и подарить кому-нибудь цветы папоротника. Но знал: невозможно. То, о чем рассказывал эльф, кануло в прошлое.
- В Мидгарде мужчины дарят цветы женщинам, которые им нравятся, - зачем-то вспомнил бог грома. - Я, правда, ни разу не дарил.

URL
2014-01-16 в 19:15 

Пойти ловить рыбу.
В другом мире, в чужой воде, рыбу, названия которой не знал. Но почему бы и нет? Малекит по-прежнему ждал - сам не зная теперь, чего; отчаяния - много, всего остального -мало, но отчаяние плохой питательный раствор для ожидания.
Прошлый раз он выбрал забвения. Теперь может попробовать что-то еще.
Пока у Локи есть его "капли".
- Только женщинам? - спросил Малекит и осекся. Может быть, он спросил что-то неприличное?
- У нас было много цветов и каждые означали свое, - попытался объяснить.
Скорее - выкрутиться, впрочем.

URL
2014-01-16 в 19:28 

- Ну, так принято, - удивился Тор. - Наверное, можно и мужчинам дарить. Я не знаю, я... не слишком хорошо разбираюсь в традициях других миров, - признался бог грома.
Потянулся, стер пальцами варенье с губ Малекита, на секунду остро пожалев, что нельзя сделать это губами и языком.

URL
2014-01-16 в 19:37 

Малекит провел языком по губам, где только что коснулся Тор.
"Безумие", вспомнились слова Локи. "Одержим".
Да нет, непохоже. Просто... еще слишком юный. Станет старше - может измениться.
- Иногда мы дарили цветы просто чтобы сделать приятное. Чаще всего это были... - Малекит замолк, подбирая слово, и неуверенно произнес. - Ромашки? Нет. У вас, кажется, это такие белые цветы. У нас они были серебристые и светились изнутри, собственным светом.

URL
2014-01-16 в 20:04 

"Хочешь, я подарю тебе цветы?" - чуть не спросил Тор, но не спросил.
Вместо этого потянулся, положил ладонь Малекиту на затылок и привлек к себе, робко касаясь губами чужих губ. Теперь это был уже поцелуй, хоть Тор и смущался целовать мужчину, которого не так давно пытался убить.

URL
2014-01-16 в 20:17 

Локи бы Малекит оттолкнул.
Потому что Локи смеялся, потому что хотел поиграть, а Малекит определенно не был настроен поддаваться чужим играм.
Но здесь он не знал что делать. Тор не играл. Ничуть.
"Безумие. Одержимость".
Наверное, нельзя позволять... и наверное, он поступил неправильно, когда послушно позволил - и даже попытался ответить.

URL
2014-01-16 в 20:23 

Когда Малекит поддался, Тор понял, что его накрывает с головой. Невозможно было оторваться, невозможно было перестать целовать эти губы вкуса вишни и крови.
Бог грома выпустил из пальцев пустую тарелку, и она со звонко грохнулась об пол - он не обратил внимания.
Не обратил, потому что опрокидывал эльфа спиной на постель, не отрываясь от его губ.

URL
2014-01-16 в 20:46 

Тор был сильнее.
Намного сильнее - даже с обеими руками вряд ли Малекит одолел бы его только за счет силы, тот был тяжелее, наверное, вдвое. Одержимость придала решительности, наверное. Малекиту попытался отстраниться:
- Тор.
Он хотел сказать намного больше. Например: я не хочу быть твоей одержимостью, безумием, мне это не нужно.
Но что мог сделать? Поцелуй был силой - не злой, не жестокой, но непреодолимой.

URL
2014-01-16 в 21:10 

Его собственное имя, произнесенное Малекитом, отрезвило.
Тор оторвался от чужих губ, красных и горько-сладких от крови, снова выступившей из прокушенной губы. Он все еще наваливался на Малекита, прижимая его к постели своим телом, и не знал, что делать дальше. Не хотелось отстраняться, не хотелось выпускать его из рук.
Бог грома уткнулся лицом куда-то эльфу в шею, не обращая внимания на то, что выбившиеся из косы белые волосы щекочут ему лоб.
Он бы вечность так пролежал.

URL
2014-01-16 в 21:17 

...и ничего не случилось дальше.
Просто обнимал. Просто сжимал, как будто боясь, что Малекит растворится , превратится в Эфир, например, и исчезнет.
Дыхание щекотило шею.
Это было... приятно.
Следовало продолжить разговор или кормление, но есть больше не хотелось, а вот лежать так было очень как-то тихо, и хорошо.

URL
2014-01-16 в 21:25 

Тор вздохнул и очень осторожно поцеловал Малекита в не зажившее еще, обожженное ухо.
- Я... - неловко начал он, - сделал что-то неправильное?

URL
2014-01-17 в 06:44 

Ухо было чувствительно, но дотронувшиеся аккуратно губы не причинили боли. Только дрогнуло немножко - непроизвольный рефлекс, сродни суставному.
Ответил Малекит совершенно честно:
- Не знаю.
Обо всем этом... "безумии" говорил Локи, а сам он не имел никакого представления о том, что делать.

URL
2014-01-17 в 09:06 

- Я... не это имел в виду, - попытался объяснить Тор.
Губы осторожно коснулись заклеенной целебной смолой ссадины на щеке Малекита. Это было странно - целовать там, где раньше бил. Странно, но не неприятно.
- Я спрашиваю: не делаю ли я чего-то неправильного для тебя?

URL
2014-01-17 в 09:09 

- Нет.
Малекит попытался судить отстраненно: что именно Тор от него ждет? Признания... в чем? Или что оттолкнет? Или нечто другое.
Хотелось попросить прощения за то, что он сейчас понятия не имел, что делать дальше. Еще одна капля в море ощущения собственной беспомощности. Вот только сейчас это не мучило.
- Все хорошо, - заверил он, и сморгнул, когда губы коснулись щеки.

URL
2014-01-17 в 10:07 

- Я все еще хочу показать тебе корабли, - проговорил Тор.
И поцеловал Малекита снова. В губы, горячо, жарко и жадно. Властно. Сладко. Требовательно раздвинул чужие губы, проникая языком внутрь.
Он сам не знал, чего хотел дальше. То ли целовать эльфа дальше, то ли прекратить все и сделать вид, что ничего не было.
В штанах было тесно, и безумно хотелось содрать с Малекита мешающий сейчас защитный костюм. Хотелось отследить губами линию каждого из его шрамов, вылизать синяки и ссадины, заявить свои права на каждый дюйм его кожи.
Тор не сделал ничего - только целовал. Локи был прав: бог грома не собирался принуждать Малекита или брать его силой.

URL
2014-01-17 в 10:15 

Какое-то решение здесь, несомненно, стало бы правильным.
Вот только Малекит не знал, какое. Очень скверно для того, кто считал себя не худшим в девяти мирах стратегом и тактиком.
Он осторожно ответил на поцелуй, словно спрашивая: ты не безумен? Я не хочу этого — не потому что боюсь, что ты убьешь меня или ранишь. Я просто не хочу причинять того вреда, который не собирался.
Малекит чувствовал, что Тор думает вовсе не о кораблях. Но напомнил:
- Корабли.
Все равно не уверенный, что поступает правильно. От источника безумия следует держаться подальше, не так ли?
Надо поговорить с Локи, мелькнула мысль. Малекит устыдился и рассердился - неужели сам не могу ничего решить, а потом признал: не может. Локи в любом случае знал собственного брата лучше, чем существо, попавшее в Асгард несколько дней назад.

URL
2014-01-17 в 11:33 

Тор урвал еще один поцелуй: короткий и жадный, - прежде чем отстраниться.
- Прости, - пробормотал он неловко, садясь на постели.
И больше ничего не смог сказать. Было неловко, неудобно, но губы все еще помнили вкус чужой кожи, и от этого перед глазами слегка плыло.
- Я...
"Не мог себя контролировать?"
"Не знал, что делаю?"
Мог и знал, в том-то и дело.
- ...голову с тобой теряю, - выговорил Тор. - Я надеюсь, Локи прав и это пройдет, - добавил он.

URL
2014-01-17 в 12:27 

- Ничего. Я... не понимаю, но пытаюсь понять.
Улыбнулся.
Кривовато, наверное. Малекит учился улыбаться практически с нуля. Не так уж плохо для новичка.
- Тебе просто нужно задуматься, чего ты на самом деле хочешь, - добавил он и заверил. - Пройдет. Твой брат мудр: он сумел преодолеть даже отторжение одной вселенной от другой, - Малекит кивнул в сторону разбитой тарелки и остатков пищи на полу.
Вот так, признал, что Локи... умнее его.
Что дальше? Братание с Одином?
Малекит продолжал улыбаться.

URL
2014-01-17 в 16:58 

Тор улыбнулся в ответ. Почему-то от объяснений Малекита стало спокойнее.
- Локи не мудрее тебя. Не стоит идеализировать его.
Бог грома поднялся, окончательно разрывая объятия.
- Я еще не решил, чего я хочу, - признался он неохотно. И замолчал, давая понять, что не хочет больше об этом говорить. Собственный порыв был теперь Тору отчетливо неприятен.

URL
2014-01-17 в 18:14 

- Он знает то, чего не знаю я. И наоборот. Поэтому мы и можем быть полезны друг другу, правда?
А теперь Малекит невольно отметил, что в объятиях было... неплохо. Он не обрадовался, когда его освободили. То есть, не стал бы настаивать, чтобы Тор вернулся, но...
"Враги".
Да-да. Он помнил.
- Никто никуда не торопится. У тебя будет время решить.
Малекит поднялся с кровати.
- Все-таки пойдем, покажешь остальные корабли?

URL
2014-01-17 в 21:07 

- Ты подождешь, пока я поужинаю? - как-то неловко попросил Тор.
С подноса доносился приятный запах не успевшего еще остыть мяса, и бог грома только сейчас почувствовал острый голод, как бывает всегда после тренировки.

URL
2014-01-17 в 21:12 

- Конечно.
Малекит чувствовал, что должен добавить что-то еще и сказал:
- Могу развлекать тебя застольной беседой.
Шутить у него не очень получалось, конечно.

URL
2014-01-17 в 21:21 

- Мне... было бы интересно, - кивнул Тор.
Кивком головы указал Малекиту на один из стульев у стола, и сам сел напротив.
Почему-то даже просто быть рядом с эльфом, разговаривать с ним - было уютно. И это непривычное, неожиданное чувство хотелось растянуть на как можно более долгое время.

URL
2014-01-17 в 21:35 

Малекит занял предложенное место. Словно на пиру - одном из тех самых знаменитых асгардских пиров.
Он видел такой однажды - когда приходил на то *издевательство*, которое дед Тора называл "переговорами". Тот угощал эльфов асгардской пищей, прекрасно зная, что ни Малекит, ни его приближенные не возьмут в рот ни кусочка.
Пожалуй, Малекит много бы дал, чтобы узнать - что бы сказал Бёр, если бы дожил до дня, в котором его потомок заботится о враге...
- Я бы хотел посмотреть не только корабли, - сказал Малекит, все еще со следами улыбки на лице. - Знаю, многие из обитателей желают меня убить... но я верю, ты не позволишь.

URL
2014-01-17 в 21:46 

- Не позволю, - кивнул Тор.
Улыбнулся в ответ, чувствуя, что его накрывает с головой каким-то совершенно невозможным, светлым и теплым счастьем. Такого никогда не было с Джейн или с Сиф. Такого никогда не было ни с кем, кому Тор симпатизировал или кого желал. Бог грома понимал, что то, что он испытывает к Малекиту сродни магии, неосознанной, но непозволительно сильной и, как к любой магии, к этой Тор тоже однажды привыкнет. С одной стороны - так было бы проще. С другой... бог грома нестерпимо этого не хотел. И старался не думать о том, что в какой-то момент разливающееся где-то в груди тепло от улыбки Малекита перестанет быть.
- Ты хочешь посмотреть Асгард?

URL
2014-01-17 в 22:28 

Малекит наблюдал за Тором - а тот улыбался. Счастливо. Невероятно-счастливо, точно всю жизнь только и мечтал завести ручного темного эльфа, прямо в точности как в их книгах...
Малекит ответил короткой улыбкой. Смутился, наверное. Немного.
- Хочу, - ответил он. - Сомневаюсь, что уйду далеко, но необязательно же сразу весь, правда?

URL
2014-01-17 в 22:31 

- Он большой, - кивнул Тор. - Я могу показать тебе часть дворца и сад, например. У нас нет светящихся цветов, но те, что есть, в темноте тоже смотрятся очень красиво.
"Хочешь, я подарю тебе цветы?" - снова всплыло в голове.
А почему, собственно, и нет?

URL
2014-01-17 в 22:36 

- Для меня нет "темноты", - напомнил Малекит. - Я буду видеть все даже лучше, чем при дневном свете, который чересчур ярок.
Он задумался, представив себе Асгард без излишнего света - конечно, ночью его тоже было многовато, но лучше, чем днем.
И еще решил: что будет ждать ночи.

URL
2014-01-17 в 22:58 

Из-за дождя и затянувших небо туч темнело быстрее. Дождь заканчивался неохотно: Торово настроение вызвало вполне себе обычное изменение погоды.
- Насколько опасно для твоего зрения постоянно находиться при свете? - уточнил Тор, только сейчас задумавшись о том, что Малекит рискует попросту ослепнуть в Асгарде.
Локи не задумывался об этом, потому что решал те проблемы, которые были очевидны: невозможность дышать, оторванные руки... Если бы эльф жаловался, бог обмана подумал бы и о глазах, но жаловаться, кажется, вообще не в характере Малекита.
Впрочем, именно за это Тор тоже уважал и ценил эльфа.

URL
2014-01-18 в 07:37 

Малекиту ничего не оставалось как в очередной раз пожать своими обрубками, которые были теперь плечами:
- Я не знаю. Я могу видеть при свете - это просто как если бы ты постоянно смотрел на солнце.
Он не стал вдаваться в особенности анатомии: более сухие роговицы и способность почти не моргать. Свет все равно вынуждал это делать, хотя глаза и не слезились постоянно.
- Не беспокойся об этом, - попросил Малекит.
Новая улыбка.
"Заботится обо мне".

URL
2014-01-18 в 12:02 

- Мне не хотелось бы, чтобы ты ослеп, - заметил Тор.
"Мне не хотелось бы, чтобы с тобой вообще что-нибудь случилось".
Он отодвинул опустевшую тарелку и по старой привычке облизал блестящие от жира пальцы. Мысль о том, что впереди целая ночь, в которую Локи их не побеспокоит, отзывалась теплом внизу живота.
- Пойдем? - предложил бог грома, сделав несколько глотков компота, который оказался чересчур кислым.

URL
2014-01-18 в 13:00 

- Я не ослепну.
"Некоторое время. А потом..."
Малекиту, если честно, не хотелось загадывать далеко вперед. Рано или поздно свет выжжет ему глаза, это правда, но произойдет это не сегодня, не завтра и даже не через неделю; да и в любом случае, имитировать темные окуляры, подобно тем, что были на масках - несложно.
Малекит мог сам изготовить подобные... ах да, не мог. Не раньше, чем ему вернут (вернут ли?) руки.
- Пойдем, - сказал он, когда Тор закончил трапезу.

URL
2014-01-18 в 13:09 

Снова положив ладонь на плечо эльфа, Тор поймал себя на том, что отсутствие у Малекита рук... нервирует его. Это как будто все усложняло, делало пленника уязвимее, слабее. Мешало воспринимать его как пленника. Вынуждало заботиться. В общем: смещало акценты. Не смотря ни на что, бог грома осознавал, как сложно будет воспринимать Малекита как врага, если они... привяжутся друг к другу.
Под вечер дворец заметно пустел: большая часть его обитателей собиралась в обеденном зале, наслаждаясь ужином, затягивающимся, временами, до полуночи.
Дождь кончился, и Тор вывел Малекита в один из внутренних садов дворца, за которым начинались склады.
- Это сад моей матери, - проговорил бог грома негромко. И добавил, глуше: - Был ее садом.

URL
2014-01-18 в 13:31 

Снаружи немного стемнело, когда они вышли в прохладу сада. Влажный цветочный запах мягко касался лица, кожи, и Малекит думал невольно - этот новый мир не уродлив, не отвратителен, просто другой.
Дневные цветы закрылись, смежив бутоны, точно спящие веки, а ночные - распушились, раскрылись. Они пахли ярче - до приторности. В кронах деревьев пели птицы, имен которых Малекит не знал.
- Здесь красиво, - признал Малекит.
Он опустил голову, когда Тор упомянул о матери. Если прежде он просто "не гордился" тем, что было сделано - то теперь сожалел об этом. Вот только не хотел напоминать Тору.

URL
2014-01-18 в 14:57 

Если бы здесь был Локи, обязательно заметил бы что-нибудь вроде: "потом ты начнешь себя винить". Тор не сказал ничего, просто повел Малекита по узкой дорожке вдоль темных цветочных кустов, на которых росли розы, измененные Фригг и потом светящиеся в темноте неярким, матово-желтым цветом.
- Этот сад - самый красивый из тех, что есть в Асгарде, - продолжил бог грома. - Многие цветы здесь магические. Локи делает из них свои лекарства и яды, но я даже не знаю, какие из них наделены магией, а какие обычные, - Тор улыбнулся своим мыслям и воспоминаниям. - Я не любил здесь бывать - сад слишком яркий днем, так, что глаза слепит. Ночью здесь лучше.
Он подумал, что где-то здесь вполне могут расти цветы и из Свартальфхейма - Фригг собирала цветы из других миров, учила их приживаться в Асгарде.

URL
2014-01-18 в 15:21 

Для Малекита сад оставался и сейчас ярким, но он признавал: в этой пестряди был смысл, было некое единое дыхание, которое превращало заросли разных цветов, кустарников и деревьев в нечто цельное.
Его взгляд остановился на крупном круглом цветке - был ли это папоротник? Измененный... искаженный, но живой.
Малекит остановился рядом с клумбой, и присел, чтобы вдохнуть аромат. После чего объяснил Тору:
- Это цветок из нашего мира. Тот самый папоротник... - Малекит проговорил с сомнением, но затем все-таки кивнул. - Его трудно узнать. Он почти не напоминает то, каким был прежде.
"Но он жив".

URL
2014-01-18 в 16:15 

Присев рядом, Тор протянул руку, тронул ладонью круглый белый цветок, осторожно, чтобы не поранить хрупкие лепестки. На коже осталась пыльца, едва заметно мерцающая в темноте.
"То же самое будет и с вами, если вы выживите... Хочешь ли ты быть таким, как этот цветок? Почти не напоминающим себя прежнего" - бог грома покосился на Малекита, и не стал озвучивать своих мыслей.
- Я хотел бы дарить тебе эти цветы, - вместо этого выговорил Тор.

URL
2014-01-18 в 16:37 

Цветы мерцали, и кажется, чувствовали себя совсем неплохо - Малекиту почему-то померещилось, что Тору они позволили прикоснуться с легкой... улыбкой. Ерунда, разумеется, хотя Малекит и верил, что все во Вселенной имеет некое подобие разума, не стоило напрямую сравнивать растения и высших существ.
Он ответил Тору:
- Я не знаю, что это бы означало.
И добавил:
- Это означает, что можно придумать новое значение. Такое случается редко.

URL
2014-01-18 в 16:45 

- Какое значение ты бы придумал? - улыбнулся Тор.
Ему хотелось убрать это выражение усталой сосредоточенности с лица Малекита, хотелось, чтобы эльф опять улыбнулся.
Сам он представлял, какое бы значение придумал для этих цветов, но все никак не мог сформулировать его словами. Что-то вроде: цветы, которые даришь врагу, переставшему быть врагом и ставшему очень... близким.

URL
2014-01-18 в 16:50 

Малекит ответил не сразу.
- Что-то вроде... - начал и осекся, потому что "примирение" не совсем подходило по смыслу, только приблизительно, не то. Они не заключали перемирия.
- "Можно попробовать начать сначала", - сказал Малекит, и усмехнулся. - Довольно длинно.
Было более короткое слово - вот только Малекит не стал его говорить. Потому что сам не хотел его осознавать - позволить себе прочувствовать.
"Надежда".

URL
2014-01-18 в 16:54 

Тор понял.
Кивнул головой и поднялся на ноги, коротко тронув эльфа за плечо.
- Лучшего значения для них быть не может, - выговорил он глухо.
Нестерпимо хотелось сделать что-то для Малекита, что-то хорошее, но все, что мог сделать Тор сейчас - это обещать. А вот как раз обещать не хотелось. Он не любил обещаний, гораздо больше бог грома любил действия. Поэтому предложил:
- Пойдем дальше. Склад, где находятся корабли, расположен за садом.

URL
2014-01-18 в 17:02 

Тор это понял? Даже больше, чем было сказано?
Малекит опустил голову, отвернулся - смутился. Тор с ним возится, как будто он не пленник, а почетный гость.
Это безумие, звучали слова Локи. Одержимость. Потом пройдет.
Малекит подумал: я бы не хотел, чтобы когда "одержимость" закончится, он возненавидел меня снова. Он в своем праве, но...
- Да, пойдем, - вот и все, что произнес вслух.

URL
2014-01-18 в 17:18 

Они прошли через сад, неярко светящийся в темноте, даже сейчас восхищающий и чарующий своим многообразием.
С другой стороны сад огораживали склады, где хранилось оружие и техника, которой Асгард владел в малой степени. У склада, где стояли корабли, их приветствовал молодой воин. Точнее - приветствовал Тора, на Малеките лишь дольше задержав взгляд, полный даже не ненависти, а недоумения и любопытства.
Тор медленно сжал пальцы на плече эльфа, и молодой воин согласно кивнул, признавая власть старшего принца. И отпер тяжелую дверь, впуская мужчин в полнейшую темноту склада.

URL
2014-01-18 в 18:19 

Взгляд охранника был ожидаем. Скорее, удивительно, что не пытался напасть...
Корабли оказались внутри. И то, что было темнотой для Тора - для Малекита оставалось ярчайшим светом, в котором он мог разглядеть каждую деталь разрушенных кораблей. Они напоминали груды бесформенного материала - почти мертвые, вроде тех, что лежали тысячи лет уже на руинах Свартальфхейма.
Малекит стоял на пороге и думал: их не удастся восстановить. Скорее всего, нет.
Но темная энергия по-прежнему вилась вокруг обломков, похожих на мертвые кости, черные и глянцево блестящие; и Малекит сказал:
- Я ожидал худшего.

URL
2014-01-18 в 18:33 

- Я приказал их... "накормить", - проговорил Тор негромко. - Не знаю, что еще можно было бы сделать.
Он правда не знал. Только сейчас, приведя Малекита на склад, бог грома поймал себя на том, что ему... жалко корабли. Он не умел жалеть вещи, но корабли эльфов не были в полном смысле вещами и теперь, не видя, но вспоминая нанесенные им повреждения, отчетливо чувствовал жалость.

URL
2014-01-18 в 18:40 

Малекит помолчал.
Накормить. В этот момент Тор напоминал ребенка... и Малекит одернул себя: это именно так. Дитя, которое не знает что делать.
- Боюсь, что этим уже не поможет просто "кормить".
Он подошел к обломкам - они казались кровоточащими. На искореженной обшивке проступала зеленоватая жижа.
- Боюсь, они... - "мертвы". - Не подлежат восстановлению, - вовремя употребил нейтральную фразу Малекит. "Мертвый" говорили о... хм, животных? Разумных существах? В языке Асгарда очень сильно было это разделение, а он путался. Цветок, корабль, он сам... "сломанный"? "Мертый"?
- Но можно собрать эту материю и сделать что-то новое.

URL
2014-01-18 в 18:56 

- Это сможешь сделать ты, - проговорил Тор, тоже подходя ближе. - Но наши ученые, даже Локи - вряд ли. Я едва разобрался, как его водить...
Бог грома коснулся ладонью искореженного бока корабля. На секунду показалось, что металл (металл ли?) горячий, как будто корабль бьется в агонии.
- Я имею в виду, - после паузы оформил свои мысли в слова Тор. - Что мы, возможно, сможем разобраться, как он работал, но вряд ли сумеем сделать из этой... материи что-то новое. Если хочешь, - снова предложил бог грома то, что о чем уже говорил сегодня, - я прикажу, чтобы корабли не трогали. И ими сможешь заниматься ты.
Тор подумал: не дам ли я ему в руки оружие, которое навредит Асгарду?
И не смог себе ответить.

URL
2014-01-18 в 19:24 

Это было соблазнительное предложение: направить темную энергию, заставляя печальные останки возродиться. До того, как появился свет, смерти не было - вернее, не так остро она ощущалась, все было более...цельным. Материя не исчезает - только меняет форму.
Формы бесконечны.
Из этой бесконечности родился Эфир - абсолютная форма, бесконечно изменчивая и оттого неуничтожимая.
Малекиту вновь захотелось коснуться - но мог лишь прижиматься щекой.
- Не сейчас.
Он обернулся к Тору.
- Я не стану забирать у тебя слово. Сейчас я все равно не могу ничего сделать, но если у Локи получится восстановить мои руки, я спрошу тебя еще раз: разрешаешь ли ты мне это.
"Возможно, ты передумаешь".

URL
2014-01-18 в 19:38 

Тор согласно кивнул.
Малекит был прав: без рук ему действительно не стоило делать таких предложений. Слишком уж он... ограничен физически, чтобы иметь возможность что-то изменять, что-то создавать.
- Ты хочешь еще побыть здесь? - спросил бог грома после паузы. - Или, если хочешь, я мог бы показать тебе дворец?
Не целиком, - решил для себя Тор. Только то, что красиво и безопасно.

URL
2014-01-18 в 19:44 

Малекиту хотелось остаться.
Но он слишком хорошо знал, чем бы занялся здесь - особенно, наедине с собой, без Тора. Он бы просто стоял, не двигаясь, или может быть, сел бы рядом с одним из... скелетов, и сидел бы.
Почти как в пятитысячелетнем сне.
И потому сказал:
- Лучше дворец. Надеюсь, у тебя не будет из-за этого неприятностей.
Да, Тор был принцем, но не королем.

URL
2014-01-18 в 20:14 

- Я тоже надеюсь, - искренне отозвался Тор.
Тоже подумал о том, что он только наследный принц - не король.
А еще: я проведу его по замку, и он будет знать его входы и выходы.
Впрочем, этого Тор не боялся. Скорее опасался попасться на глаза Всеотцу, и заранее решил, что не пойдет в направлении его покоев.

URL
2014-01-18 в 20:37 

А неприятности быть могли. И Малекит понимал: довольно серьезные, нравилось ему или нет.
- Ты можешь... заставить меня выглядеть более... пленником, - потребовалось усилие, чтобы выговорить это.
Добровольно.
"Да, но разве это нечестно?"
"Честно".
- Не знаю... ошейник? Цепи? Все, что заставит твоего отца поверить, что я действительно безопасен.

URL
2014-01-18 в 20:48 

- А ты опасен, Малекит? - Тор посмотрел эльфу в глаза.
Заковывать его в цепи и ошейник, на взгляд бога грома, было... бессмысленным. Заковывать в цепи и ошейник, чтобы потом водить по дворцу - бессмысленным тем более.
- Пленников не лечат. Пленникам не показывают дворец.
Пленников не целуют в губы - промелькнуло в голове.
Но этого Тор не сказал.
- Цепи не обманут моего отца, - добавил он только. - Поэтому в них нет смысла.

URL