19:46 

Комната №56

Jenny. Ien
Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Локи/Малекит
АУ, в котором селвиговы приборы сработали, но частично: руки Малекиту пообрывало, действие Эфира остановлено, но самого Малекита вместе со станцией телепортнуть в Свартальфхейм не удалось. Т.е. станцию эльфов быстренько увели оставшиеся эльфы. Малекит остался на земле, откуда его забрали Тор сотоварищи. Допрашивать, ага.
Где Эфир - непонятно. То ли глубоко засел, то ли Малекит успел его своим передать.
Один по-прежнему на троне. Локи не был "убит" в бою в Свартальфхейме, и Тора в Мидгард насовсем тоже никто не посылал: слишком уж опасен был Эфир, который теперь неясно где.

Комментарии
2014-01-19 в 12:53 

Книги эльфов были в библиотеке, но из всех жителей Асгарда знали о них разве что Один, да, пожалуй, еще Хеймдалль, видящий все, в том числе скрытое. Их забрал не Бёр и его воины, но ученые из числа ванов, выпросившие у тогдашнего правителя Асгарда возможность обшарить изуродованный, выпотрошенный и брошенный Свартальфхейм. В книгах темных эльфов любопытные ваны разобраться не смогли, но предпочли оставить их библиотеке Асгарда, вместо того, чтобы уничтожать. Эта информация, впрочем, дошла только до Одина, но не до его сыновей.
Тор убрал тяжелую книгу на полку и повернулся к Малекиту.
- Как ты? - мягко спросил он, запоздало подумав, что тяжело раненому эльфу непросто провести весь день на ногах.

URL
2014-01-19 в 13:35 

Никаких следов книг.
Малекит решил, что спросит потом еще у Локи. Остальное... он видел надписи на незнакомых языках, в том числе, который был чужим, но смутно узнаваемым, должно быть, эти книги писали в Альфхейме.
Нет, решил он. Не сейчас. Может быть, вообще не надо. Они даже не родственники... уже.
- Устал немного, - признался Малекит, напоследок еще раз оглядев библиотеку, полную знаний Девяти миров, которые ему одновременно хотелось постигнуть - и сомневался, что это действительно кому-то нужно.

URL
2014-01-19 в 21:33 

- Тогда, полагаю, экскурсия на сегодня закончена? - улыбнулся Тор, протянул было руку, но все-таки не положил ладонь Малекиту на плечо. - Идем? - предложил он.
И только чуть запоздало осознал, что не собирается вести эльфа в темницу. Что готов оставить его в своих покоях.

URL
2014-01-20 в 07:29 

- Идем,- согласился Малекит, и снова добавил, - спасибо. За экскурсию.
Куда именно его поведут, он не стал спрашивать. Тор и без того достаточно с ним возился, и в том числе - рисковал, водя опасного пленника по всему Асгарду.
В библиотеку Малекит планировал вернуться. Потом.
Посмотреть еще.

URL
2014-01-20 в 10:06 

- Не за что, - мотнул головой Тор.
Хотя, конечно же, было за что. Что там обычно делают с пленниками? Ну уж никак не водят по собственному дворцу.
Обратно в покои они возвращались длинным обходным путем. Отчасти, чтобы не попадаться на глаза слугам Одина, отчасти потому, что Тор хотел показать Малекиту красивейшие коридоры, на стенах которых были выписаны величественные сцены битв и празднеств.
Если бы Малекита по дворцу водил Локи, то неминуемо показал бы сцены разрушений, нанесенные атакой эльфов. Тор же, наоборот, старался избегать этих мест, не стремясь лишний раз ранить Малекита.
У покоев Тора слуги зажгли факелы в резных оправах, осветив коридор и давая рассмотреть вычурный узор на тяжелых дверях.
Тор толкнул двери своих покоев и чуть отступил, пропуская эльфа вперед.

URL
2014-01-20 в 10:27 

От Малекита не укрылась... избирательность Тора. В конце концов, ему оторвало руки, а не глаза и не мозги, и подозрительное почти-отсутствие охраны, как и следов вторжения — отметил.
Должно быть, Тор тоже устал и не хочет лишний раз касаться неприятных тем, решил Малекит. Он его вполне понимал.
- Снова в твоих покоях? - усмехнулся, когда Тор пропустил вперед. - Слуги заметят.

URL
2014-01-20 в 16:28 

Тор вздохнул. Все оправдания вроде: "тебе может стать хуже, поэтому я не хочу отправлять тебя в темницу" выглядели полной чушью".
- Снова в моих покоях, - только и согласился бог грома, закрывая двери. - Пусть замечают.
Его слуги умели делать вид, что не видят, когда Тор хотел, чтобы они не видели. Но и он, и его подчиненные прекрасно знали, что Тор - все еще наследный принц, а значит, о том, что является, а не кажется из ряда вон выходящим, обязан знать Один. Тор надеялся только на то... впрочем, ни на что он не надеялся. Если Всеотец еще не отправил воинов взять эльфа и сопроводить в темницу или на казнь, значит, или уверен, что Малекит не опасен для его сына, или рассчитывает что-то получить с чужого... влечения. Второе было гораздо вероятнее.
Бог грома мотнул головой, отгоняя неприятные мысли, и прошел вглубь покоев. За время его отсутствия слуги разожгли камин, и оставшуюся после дождя сырость разогнало приятное тепло.
- Ты не против снова разделить со мной постель? - спросил Тор.
Прозвучало неожиданно пошло, хотя ничего такого бог грома не имел в виду.

URL
2014-01-20 в 16:56 

"Постель".
Малекит напрягся. После всего, что случилось - особенно после экспериментов Локи (и его выражения лица при этом, только не надо лгать, будто он всего лишь выполнял свою работу или экспериментировал с неведомой, чуждой плотью); после слов об "одержимости"...
После поцелуев, наконец.
- Что ты имеешь в виду? - спросил Малекит напрямую, потому что ходить вокруг да около можно бесконечно, но он этого не любил.

URL
2014-01-20 в 17:02 

- Эээ... - смутился Тор.
Ему тоже вспомнился Локи.
Локи, который пришел издеваться.
Локи, который трахал Малекита на этой самой постели.
- Я имел в виду просто спать, - твердо сказал бог грома. - Как вчера.

URL
2014-01-20 в 17:24 

Малекиту не доставило удовольствие видеть на лице Тора смущение (да, он уже научился распознавать эмоции асгардцев... во всяком случае, у тех из них, кто не слишком хрошо умел скрывать).
Но вопрос был задан, а ответ получен. Малекит не стал заострять внимание на очередной неловкости, их и без того хватало.
- В таком случае, давай спать. Как вчера.
Он счел нужным добавить:
- Здесь комфортнее, чем в камере, не стану обманывать.

URL
2014-01-20 в 17:35 

Тор кивнул с видимым облегчением.
- Помочь снять сапоги? - предложил он мягко, и улыбнулся замечанию про комфорт. Здесь действительно было комфортнее, чем в камре и, на взгляд бога грома, комфортнее, чем во многих других помещения дворца.
- Тебе самому нужно спать? - поинтересовался Тор, закрывая ставни, чтобы утренний свет не разбудил их. - Как вы вообще отдыхаете?










т

URL
2014-01-20 в 18:16 

- Помоги, - Малекит улыбнулся уголком губ, отмечая: это стало сродни ритуалу.
А потом подумал: мне нравится, когда меня спрашивают. В этом все еще было что-то болезненное, точно Малекит пытался рассказать о себе правду - мы не чудовища, мы из плоти и крови, только другие, но Тор слушал его, и был благодарным слушателем.
- Мы спим крепче, но нуждаемся во сне как любой другой. Эту ночь я буду спать. У меня упадет температура тела и почти прекратится дыхание. Не пугайся, если покажусь тебе... не вполне живым.

URL
2014-01-20 в 18:44 

- Я постараюсь, - искренне проговорил Тор.
Ничего хорошего не было в том, чтобы спать рядом с существом, которое во сне будет напоминать труп. Но в детстве Тору доводилось спать рядом с Локи, который чертовски быстро остывал во сне и невыносимо медленно отогревался, а Малекит из-за бледной кожи и ран и так выглядел не очень-то живым.
Бог грома мягко взял Малекита за плечи, посадил на постель и присел перед ним на корточки, точно так же, как утром в купальне, принялся снимать сапоги.
- Сапоги из другой... материи, да? - полюбопытствовал бог грома. - Не из той же, что твой костюм?

URL
2014-01-20 в 18:52 

- Из другой. Сапоги менее...- "живые", но нет, снова эта разница в понятиях. - Адаптивны.
Когда Тор снял их, показались ступни - не совсем голые, но покрытые тонким слоем защиты, симбионта, обеспечивающего чистоту и цельность кожи.
- Сапоги больше похожи на ту одежду, которую носите вы, - Малекит пошевелил ступнями, приказывая темноте отступить, и продемонстрировать голые пальцы, очень белые, почти прозрачные.
Он все-таки признался:
- Мне трудно это объяснить. Вы считаете... - Малекит обвел взглядом комнату. - Все - кровать, вон тот кувшин на столе и даже воду или вино... то, что в нем - неживым. Но это не так. Помнишь, я говорил тебе о светлых эльфах? Вся Вселенная - одна материя. и темной материи до сих пор больше всего.
"Но свет сильнее".
Малекит чуть не сказал это вслух.

URL
2014-01-20 в 19:10 

- Поэтому свет так боится тьмы? И тех, кто появляется из нее? - проговорил Тор негромко, скорее утверждая, чем по-настоящему спрашивая.
Сгреб в ладони чужие удивительно бледные ноги, легонько и щекотно погладил.
- Вы как будто видите суть вещей, - продолжил бог грома медленно. - И мы боимся, что вы придете и покажете ее нам.

URL
2014-01-20 в 19:16 

Нога непроизвольно дернулась. Малекит отмечал собственные реакции тела, думая, что отвык от него. От тела, вот именно.
- Не знаю. Наверное.
Тор прикасался к нему с какой-то совершенно непостижимой чувственностью, в этом невинном жесте откровенности - и откровения было больше, чем во всех манипуляциях Локи. Может, оттого, что Тор пытался сделать... приятно, а не просто использовал физиологическое сходство.
- По правде, мы не собирались ничего показывать. Всего лишь вернуть свой мир.
"И уничтожить ваш".
Впрочем, нет, это как раз не было самоцелью.

URL
2014-01-20 в 19:28 

- Вы просто бросили бы нас во тьму, - напомнил Тор. - Это не обязательно значило бы, что мы умерли.
Он помолчал, умело и сильно разминая стопы Малекита, иногда коротко щекоча и радуясь тому, как эльф реагирует, дергаясь. Было жалко, что он почти не улыбается и никогда не смеется. Тору хотелось хоть ненадолго, хоть на пару секунд сделать Малекита... счастливым?
- Вероятно, мы бы попытались выжить, - продолжил бог грома. - Изо всех сил рвались бы, чтобы выжить, перестроиться, научиться видеть во тьме, как вы. Я бы не хотел этого, - признался Тор честно. - Я... боюсь, наверное.
И подумал, не сумев сказать: не "наверное". Боюсь. Боюсь до крика, что однажды выйду на улицу и не увижу солнца. И что буду знать, что не увижу его никогда.

URL
2014-01-20 в 19:33 

- Да.
"Мы ведь не умерли".
Просто однажды половина ослепла, и еще треть оставшихся сошла с ума от боли. Но оставшиеся выжили, и даже сумели жить дальше.
- Понимаю. Это действительно страшно, когда все, что ты знал, весь твой мир рушится до основания.
Утешитель из Малекита неважный.
Он замолк, потому что здесь уместно было бы сказать что-то вроде "я больше никогда не попытаюсь сделать ничего подобного", но обещать Малекит не мог...
- Спать? - неловко предложил он.

URL
2014-01-20 в 19:42 

Тор был благодарен Малекиту за то, что тот прервал тяжелый, сложный разговор.
- Хочешь, сделаю тебе массаж? - вопросом на вопрос ответил он.
Нестерпимо хотелось прикасаться, и нестерпимо хотелось прикасаться еще. Хотелось забрать руками чужую боль, усталость и тоску. Как будто это было возможно!

URL
2014-01-20 в 20:07 

Почему бы и нет.
Малекит знал, что может довериться, что Тору не придет в голову придушить его или даже рвануть бинты, обнажая раны. Знал, что сильные... существа - неважно, эльфы или асы, - чаще всего аккуратны и осторожны, поскольку сознают свою силу.
- Я не против, - и он даже открыл тело до пояса - такое же блеклое, как ноги, с темными шрамами и еще более темными венами под кожей. Когда-то асы отзывались о темных эльфах как об отвратительных созданиях, возможно, именно это - белое и черное, - имели в виду.

URL
2014-01-20 в 20:16 

Тор улыбнулся, разглядывая Малекита так, как будто видел впервые в жизни. С любопытством, но без осуждения. Ему нравилось, какой эльф худой, как выступают под его бледной кожей темные вены - как нити рек в горах Ётунхейма, родного мира Локи.
Усилием воли заставив себя отвести взгляд, бог грома принялся раздеваться, оставшись вскоре в одной только длинной белой рубахе длиннее бедер. Спать обнаженным рядом с Малекитом ему было неуютно и... стыдно.
- Ложись на живот, - попросил Тор и, подумав, все-таки уточнил: - Нужно помочь?

URL
2014-01-20 в 20:21 

- Нет, - ответил Малекит, украдкой разглядывая Тора.
Сходство с Алгримом заставляло сглатывать. Это было не совсем физическое сходство - ничего общего ни в цвете волос, ни кожи, - разве, в фигуре, и вероятно, манере держать себя. Алгрим был жестче, а кроме того, старше на много тысяч лет, хотя все равно юноша по сравнению с Малекитом.
Малекит отвернулся, чтобы не сравнивать.
Лечь на живот оказалось нетрудно - хотя, подозревал он, со стороны напоминал нечто вроде гусеницы. Какой уж тут эстетизм.
- Все в порядке.

URL
2014-01-20 в 20:30 

Тор присел рядом, а потом, подумав, перекинул ногу через Малекита, нависнув над ним, опираясь на колени. Проехался пальцами по многочисленным шрамам, расчерчивающим спину эльфа, как будто все его тело было письменами, а потом, наклонившись, провел языком по самому длинному и глубокому.
И, выдохнув и усилием воли взяв себя в руки, принялся за массаж. Начав с плеч, осторожно и бережно, чутко прислушиваясь к дыханию Малекита.
Массировать там было страшно - слишком близко были жуткие культи, и Тор боялся, что неловко надавив или потянув может причинить боль, поэтому осторожничал.
- Если будет больно или просто неприятно - говори, ладно? - попросил он.

URL
2014-01-20 в 20:57 

- Скажу, - пообещал Малекит.
А сам затаился.
Больно не было, нет. Но языком - чересчур... просто чересчур. Одергивать не стал - в конце концов, Тор получал удовольствие, и даже если это (одержимость? безумие?) неправильно, кто такой Малекит, чтобы судить?
Тор мог просто взять желаемое, но не делал этого.
И руки у него были сильные, и много раз искореженные, восстановленные заново мышцы и кости откликались на глубокое массированние с благодарностью.
- Приятно, - заверил он Тора, и закрыл глаза.

URL
2014-01-20 в 21:09 

Чувствуя пальцами и ладонями, как Малекит расслабляется, откликаясь на прикосновения, Тор не мог не улыбаться. И не целовать коротко и быстро чужие выступающие позвонки, удивительно хрупкие и беззащитные, не мог тоже.
Очень медленно разогрев чужую спину, бог грома принялся разбирать перекрученные мышцы. Внимательно и бережно, подолгу возясь с каждой мышцей и каждым суставом. Тор любил это. Любил чувствовать чужое тело руками, любил угадывать, как и где нужно прикоснуться, чтобы получить отклик, чтобы лежащий под ним расслабился, раскрылся, доверился. Это было интереснее, чем секс. Более многогранно, более удивительно.
Он не боялся, что Малекит уснет в процессе. Пожалуй, даже рассчитывал, что эльф уснет - это бы значило, что он все сделал как надо.

URL
2014-01-21 в 06:51 

Малекит действительно засыпал.
Аккуратные прикосновения убаюкивали - ни единого резкого или грубого движения, которое подкинуло бы его в привычную готовность сражаться, убивать и умирать. Это всего лишь плоть, сказал бы сам Малекит, но сейчас признал бы - иногда влияние телесного велико, и иногда даже не надо этому сопротивляться. Он будто возвращался в какие-то полузабытые (тщательно хранимые в глубине памяти) времена, когда не было никаких врагов, никаких угроз, и сам он был не мрачным предводителем чудовищ, Проклятым, а просто королем-ученым, причем ученым гораздо больше чем королем.

URL
2014-01-21 в 10:11 

Тор не тревожил эльфа.
Прикосновения его стали ласковей и легче, успокаивая, усыпляя. Бог грома как будто бы говорил не словами, но руками и касаниями: все будет хорошо, никто не тронет тебя, я не позволю.
Интересно, когда к нему прикасались последний раз? - думал Тор, прослеживая кончиками пальцев длинные линии шрамов, отчетливо видные на бледной коже. Когда его обнимали, гладили, когда прикасались не для того, чтобы ударить?
Тор вздохнул, поцеловал Малекита в затылок и бережно укутал одеялом, сохраняя тепло.
И отстранился, не став ложиться сразу - еще побродил по покоям, допивая остатки компота и успокаивая неуместное, сильное и злое возбуждение. И только справившись с собственной физиологией, лег в постель, подгребая эльфа ближе к себе, и почти сразу уснул.

URL
2014-01-21 в 10:49 

Малекит действительно заснул.
Это был первый раз после неудачи со Схождением, когда он спал почти без боли. Культи саднили и ныли, конечно, но притерпелся, это вполне можно было терпеть.
И первый раз за пять тысяч лет, когда спал спокойно, не готовясь к битве и не погружая себя в отключку-анабиоз.
Он сказал Тору правду: тело замирало и почти останавливались жизненные процессы. Во сне Малекит напоминал мертвого. Согреть не мог - но все-таки мог сохранить чужое тепло, если только был тот рядом, кто готов поделиться.

URL
2014-01-21 в 14:37 

Локи проснулся затемно, отдохнувшим, довольным и полным новых идей. Он не видел во сне решения своих проблем, просто с утра думалось лучше, поэтому бог обмана еще с час повалялся в постели, прикидывая и раскручивая перед глазами тончайшую магию, плетя из нее начерно пробный узор, пытаясь сформировать и увидеть воочию то, что было в голове. Все-таки, нити, чтобы пришивать эльфу руки, тоже придется начинять магией, и было неплохо хотя бы подумать, как.
Когда солнце сунулось в щель между ставнями, Локи сделал волевое усилие и поднялся. Следовало делать артефакт, чем он и занялся, едва успев умыться.
Из кости, волос, крови, спермы и слюны Малекита бог обмана сформировал тугой влажный комок, намотал на него сверху собственную золотую цепочку и сжал в ладонях. Магия обожгла. Сначала огнем, потом – жгучим холодом. Локи терпел, сколько смог, потом отбросил воссозданный амулет на стол. От ладоней, покрытых ётунской синью, шел дым. Или пар.
Локи поднял артефакт, круглый алый камень, в глубине которого мерцала истинная тьма, за цепочку. Артефакт был тяжелым и каким-то неприятным на ощупь. Улыбнувшись, бог обмана убрал маяк в карман одежды и занялся вещами более простыми, и потому менее интересными.
Например, мазью от ожогов, которую можно использовать на темных эльфах. На одном конкретном, точнее.
Последним этапом Локи преобразовал настой, который изменял сущность воды, превращая ее в темную материю. Отыскал приспособление ванов, похожее на обычный шприц, которым пользуется в Мидгарде, и вколол преобразованное лекарство в толстый рыжий бок апельсина. И усилием воли отогнал мысли о том, что с удовольствием бы попробовал сделать это с кем-нибудь живым.
Рассовав все свое богатство по карманам, Локи решил заняться самым важным из планов на сегодня. И самым неприятным.

Хеймдалль не спал никогда. В его желтых, как солнце в зените, глазах сплетались и расходились Вселенные, и Локи, отведя взгляд, стал смотреть на посох в руках Хранителя.
- С чем пришел, Локи? – спросил Хеймдалль, и его голос гулко разнесся по Радужному Мосту.
- С просьбой, - не стал темнить бог обмана, потому что не было смысла обманывать того, кто видит все и всех.
Хеймдалль кивнул:
- Я знаю, что это за просьба. И знаю, что ты ничего не готов предложить взамен, потому что это даже не пришло тебе в голову.
Локи покаянно кивнул, и Хеймдалль продолжил:
- Позволь спросить: зачем ты делаешь это?
- Мне… интересно, - передернул плечами Локи, догадавшись о том, что Хранитель имеет в виду.
- Ты думаешь, что успеешь убить его раньше, чем он убьет тебя? – скучающим голосом спросил Хеймдалль.
Бог обмана задумался. Потом качнул головой и честно ответил:
- Нет.
- Нет, - удовлетворенно покивал Хеймдалль.
- Ты поможешь мне? – спросил Локи, чувствуя, что его план трещит по швам. Он не ожидал, что Хеймдалль будет его допрашивать. Как не ожидал неудобных вопросов и попытки уязвить. И без того уязвимый бог обмана не был к этому готов, поэтому все, что ему оставалось – это просить. И язвить в ответ: – Или сразу расскажешь все Одину? – добавил Локи, чтобы хоть как-то сравнять позиции.
- Один знает, - уронил Хеймдалль.
Локи почувствовал, что у него темнеет в глазах, но никто не пытался нацепить ему на запястья, с не сошедшими еще старыми синяками, новые железные наручники, а значит, Один пока готов его терпеть. Пока.
- Я хочу на него посмотреть, - продолжил Хеймдалль, дождавшись, пока Локи придет в себя.
- Ты же и так видишь, - выдохнул бог обмана.
- Я хочу с ним поговорить, - поправился Хранитель. – Это мое условие.
- Я… принимаю его, - качнул головой Локи.
Хеймдалль под руку вывел Локи на Радужный Мост. Ветер из Бездны и улыбка Хранителя отрезвили бога обмана.
- Ладно, - махнул он рукой. – Ты увидишь его, поговоришь с ним… чего ты там еще хочешь?
- Пока все, - улыбнулся Хеймдалль. Одними губами.
Локи с усилием воли отвел взгляд от закручивающейся Бездны в чужих зрачках, высвободился из руки Хеймдалля и направился обратно во дворец. На Бездну под ногами он старался не смотреть.

В покои Тора Локи вошел не слышно. Не слышно, но не пользуясь магией. Догадывался, что Малекит все равно его почувствует, и знал доподлинно – что почувствует Тор, но не проснется, потому что брату все еще… доверят, пожалуй. Верит.
- Привет, - негромко, чтобы не будит Тора, поприветствовал Локи эльфа, присаживаясь на край постели.
Уперся носком сапога в пятку другого, стаскивая обувь. Сначала один сапог, потом второй, и с ногами забрался на постель с другой стороны от Малекита.
Торовой кровати на них троих: спящего наследного принца, пленного эльфа и ётуна под личиной аса - хватило с лихвой, и еще место осталось.
- Я пришел с тобой говорить.

URL
2014-01-21 в 15:11 

Малекит проснулся в час, когда этот пронизанный светом мир был наиболее темен, открыл глаза, и долго лежал, прислушиваясь к дыханию спящего рядом существа.
Ему удалось перевернуться на спину, и Малекит почувствовал, что застарелые шрамы — боль от них никогда не проходила, но он перестал замечать ее много тысяч лет назад, - словно бы поблекли, ослабели на рисунке его тела; эльфы не умирают от старости, но Малекит уже давно чувствовал себя дряхлой развалиной, а Тор будто исцелил его.
Ну, или хотя бы принес облегчение.
Он лежал и думал... сам не зная, о чем конкретно. Его выжившие воины — за пределами досягаемости, Малекит лично погасил последний «маячок» корабля, чтобы они сами никогда не нашли его.
Словно бы отрекся.
Да, мог сколько угодно объяснять себе: для их же безопасности. Чем встретит Асгард темную громаду эльфийского корабля, если не выстрелами и защитным экраном?
Все верно.
Вот только...
Малекит повернул голову, рассматривая спящего Тора. Как тому удавалось так быстро... забыть зло? Простить? Понять и принять?
Может быть, этим подверженные тому странному и пугающему для эльфов понятию - «естественная смерть», - существа отличались? Благодаря слабости — стали сильнее? Темной материи по-прежнему больше всего во Вселенной, но эльфы никогда не пытались изменить ее суть, принимая живое таким, как оно есть, разве — незначительно меняя форму для собственного комфорта. Корабли и костюмы оставались плотью и сукровицей вселенной-до-света, а Эфир стал ее душой.
Ничего... своего, если задуматься.
Странные мысли. Малекит анализировал их, словно рассматривая камни на ладони. Впрочем, ладоней у него все равно больше не было.
Когда появился Локи, Малекит только проследил за ним взглядом и молчал, пока тот не устроился рядом. На одно безумное мгновение померещилось — сейчас будет опять... экспериментировать (играть?), прямо рядом со спящим братом.
- Доброе... утро, - поприветствовал Локи Малекит. Прозвучало немного неуверенно - оттого, что еще не до конца разобрался. - Я слушаю.

URL
   

Ролевой бордель

главная