Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:46 

Комната №56

Jenny. Ien
Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Локи/Малекит
АУ, в котором селвиговы приборы сработали, но частично: руки Малекиту пообрывало, действие Эфира остановлено, но самого Малекита вместе со станцией телепортнуть в Свартальфхейм не удалось. Т.е. станцию эльфов быстренько увели оставшиеся эльфы. Малекит остался на земле, откуда его забрали Тор сотоварищи. Допрашивать, ага.
Где Эфир - непонятно. То ли глубоко засел, то ли Малекит успел его своим передать.
Один по-прежнему на троне. Локи не был "убит" в бою в Свартальфхейме, и Тора в Мидгард насовсем тоже никто не посылал: слишком уж опасен был Эфир, который теперь неясно где.

Комментарии
2014-01-21 в 16:11 

Локи помолчал, устраиваясь удобнее и укутывая мерзнущие ноги одним из многочисленных одеял Тора. Потом, смирившись с неизбежным, посмотрел Малекиту в лицо:
- Я знаю того, кто поможет мне отыскать твои руки в Девяти Мирах. Но... - бог обмана помолчал, подбирая слова и, передумав лгать, рассказал как есть: - но за это он хочет с тобой поговорить. Я... не считаю, что имею права показывать тебя, как товар на базаре, - скривился Локи. - Поэтому я пришел тебя попросить.
Последние слова дались с трудом, но Локи все-таки выговорил их. Даже он понимал, что у издевательств должен быть предел, и вовсе не собирался переходить его в отношении Малекита.

URL
2014-01-21 в 18:33 

- Попросить, - повторил за Локи Малекит.
Ушам своим не верил. Нет, если бы на месте этого экспериментатора был Тор - все оказалось бы на своих местах. Но Локи? Насколько Малекит успел понять, младший принц не из тех, кто привык церемониться с подданными. Или пленниками. Или даже собственными родственниками - с Тором он не церемонился тоже.
С чего бы такая перемена?
- А если я откажусь "показываться"? - полюбопытствовал Малекит.

URL
2014-01-21 в 18:37 

- Потащу тебя силой, - пожал плечами Локи. - Но придется разыгрывать некрасивую сцену: швырять тебя ему под ноги, бить по лицу и всячески демонстрировать, что я все еще принц и имею власть, коей пленники не имеют, - пояснил он со змеиной улыбкой.
Он помолчал, глядя на то, как ползет по полу солнечный луч, пробившийся в щель между неплотно прикрытыми ставнями, и пояснил:
- Ты не можешь отказаться, Малекит. Хотя бы потому, что если мне - просто интересно пришить тебе руки, то тебе, полагаю, они действительно нужны. Или я не прав?

URL
2014-01-21 в 18:43 

- Ты прав. Руки мне нужны.
Малекит ответил спокойно.
Он ждал такого ответа - и не собирался, на самом деле, противиться. Что толку? Еще один шрам к имеющимся на лице и теле? С него довольно, пожалуй; во всяком случае, пожалуй, подыщет себе более достойный повод получить новые шрамы.
- Силой не придется тащить. Я пойду.

URL
2014-01-21 в 18:50 

Локи кивнул, но обрадованным не выглядел. На его красивом лице на короткое время промелькнула гримаса острой тоски, тут же смытая привычной уже улыбкой.
Богу обмана чудовищно не хотелось возвращаться на Радужный Мост. Не хотелось чувствовать под ногами зовущую, ждущую, притягательную Бездну. Не хотелось говорить с Хеймдаллем, который все еще считал его достойным наручников и решеток... Много чего не хотелось, на самом деле, но Малекиту знать об этом было не обязательно.
- Хорошо, - согласился Локи.
Но вместо того, чтобы куда-то идти, вытащил из кармана апельсин и принялся чистить, пачкая соком одеяла Тора. По покоям разлился сладкий запах свежих фруктов.

URL
2014-01-21 в 18:58 

Малекит наблюдал.
Неизвестный ему фрукт пах резко, но пожалуй, приятно. Локи чистил его сосредоточенно, точно от этого зависела его жизнь. Оранжевый сок стекал на простыни и одеяла. Тор не просыпался.
Малекит переводил взгляд с оранжевого шара на лицо самого Локи. Что-то ведь эта... пантомима значила?

URL
2014-01-21 в 19:06 

Локи поймал взгляд эльфа, тряхнул головой, снова улыбнувшись. На этот раз - открыто и ласково, без привычной насмешки.
Разломив апельсин пополам, Локи вытащил одну дольку, очистил от тончайшей белой кожуры и поднес к губам Малекита.
- Попробуй, - предложил он. - Я попытался сделать так, чтобы он не был ядовит для тебя.
Улыбался бог обмана с искренним любопытством, без азарта естествоиспытателя.

URL
2014-01-21 в 19:15 

Пахло незнакомо, но Малекит взял угощение, не боясь отравы. Очередной раз его кормили из рук... но так что ж теперь? Вернутся собственные - если только удастся их найти, если только они целы, если только приживутся, - и не будут больше...
Малекит разжевал дольку. Она лопалась, заполняя рот приятным кисло-сладким вкусом. Жжения или боли не чувствовал. Язв на языке тоже не появилось.
- Как ты это делаешь?
Вряд ли Локи расскажет все подробности, но он явно гордился своим достижением, и мог кое-что сообщить.

URL
2014-01-21 в 19:25 

- Выделяю из твоей крови... тьму? - действительно попробовал объяснить бог обмана, продолжая кормить Малекита апельсином.
Ему хотелось рассказать, поделиться с кем-нибудь своей гордостью, своим талантом. Вот только не хватало слов, чтобы объяснить, как он это делает на самом деле.
- По-крайне мере, что-то на нее похожее, - продолжил Локи. - Я могу... представить ее структуру. И подобрать, что-то пусть отдаленно похожее из тех ядов и лекарств, что умею делать сам. А все остальное - это магия. И получается что-то вроде... истинной тьмы, наверное. Или чего-то на него похожего. Это сильный состав, нескольких капель достаточно, чтобы преобразовать то, где он оказывается.
Бог обмана помолчал, рассеянно разделывая остатки апельсина.
- Если бы у меня была ваша пища, - проговорил он тоскливо, - у меня бы получалось лучше. Но у меня есть только ты.

URL
2014-01-21 в 19:38 

- Флюиды тьмы, - согласился Малекит.
Он с усилием сел - снова пришлось свернуться, как гусенице, и только из такой позы, оттолкнувшись, принял сидячее положение.
- Посмотри на меня, - сказал он Локи перед тем, как тот положил бы в рот новую дольку. На лице открылась борозда - единственная, вторая была закупорена из-за ожога, но и одного похожего на рану отверстия хватало, чтобы пропускать оставшуюся во Вселенной темную энергию. - Даже наши маски были сделаны таким образом, чтобы забирать темную материю и энергию извне.
"Еды" в прежнем смысле не осталось, конечно, но...
- Когда корабли восстановятся... они тоже смогут конденсировать. В топливо для себя, но может быть...
"Велика ли разница?"
"Живое или нет?"
Материнский корабль-станция мог превращать враждебную материю и в настоящую пищу - безвкусную, годную только чтобы вводить через трубки в кровь, и все же выживали на ней. Шаттлы такого не умели.

URL
2014-01-21 в 19:48 

Дольки апельсина рассыпались по одеялу.
Локи смотрел, и не мог насмотреться, потому что ничего подобного не видел никогда в жизни.
- Как?.. - только и спросил он.
А больше ничего не спросил, потому что потянулся к Малекиту, обхватил его шею мокрыми липкими ладонями, осторожно и ласково, и, придвинувшись, провел языком по борозде на щеке эльфа. Медленно, едва касаясь, прекрасно отдавая себе отчет, что может умереть в эту самую секунду.
В первую очередь он был ученым. И он попросту не мог иначе.
- Я понял, - выдохнул Локи хрипло, как пьяный, и заговорил быстро, не убирая рук. - Если корабли могут изменять нашу материю, превращая ее в вашу, я смогу использовать их. Понять их работу, понять вашу тьму, научиться делать это быстрее и проще, не тратя столько сил...

URL
2014-01-21 в 19:59 

- Как? Как дыхание, - ответил Малекит, потому что это было самое простое сравнение.
На самом деле - много больше. Когда пропускаешь через себя материю и энергию, становишься частью изначального пра-хаоса; того, что был прежде цивилизации темных эльфов, того, из которого они появились.
Втягивать ее теперь - все равно, что рыбе дышать водой, в которой больше масла, чем воды.
Прикосновение языком заставило его замереть, а потом отшатнуться.
Одуряюще-интимное.
Болезненно-интимное.
Все равно, что вскрыть грудную клетку и поцеловать бьющееся сердце, а потом зашить как ни в чем не бывало. Малекит едва не зашипел - убирайся, но что-то остановило его; а потом Локи сказал - "понял".
(Понял - что? Возможность создать "изменить" тьмой несколько апельсинов или тарелку супа? Это и так известно было; тот же принцип масок и костюмов ... но возможно, Малекит просто пессимист... или напротив, хочет все и сразу, решение для всего народа, которое не могли отыскать тысяи лет)
Малекит кивнул:
- Верю, что у тебя получится.

URL
2014-01-21 в 20:04 

- Я научусь, - прошептал бог обмана, не отпуская пленника.
И поцеловал снова, на этот раз в губы. Пьяняще жарко, сладко, как символ благодарности, отравленный удушающей лживой нежностью. Локи целовался значительно лучше Тора, вот только в поцелуях слишком уж отчетливо чувствовалось, как вечно балансирует он на грани лжи.

URL
2014-01-21 в 20:36 

"Научится".
Малекит почему-то даже не сомневался. Наверное, дело было в поцелует, который скорее утверждал свою власть, нежели выражал страсть или нежность.
Сам Малекит невольно подумал, что его, кажется, целовали за последние несколько тысяч лет. С запасом еще на пару.
Забавная мысль заставила фыркнуть, и даже тихонько рассмеяться.

URL
2014-01-21 в 20:51 

- Что смешного? - тут же напрягся Локи, отстраняясь.
Не оттолкнул, просто разжал пальцы и отодвинулся сам. Не было смысла извиняться за поцелуй, но продолжать тоже не хотелось. Пока.
- Я сделал мазь, - не дожидаясь ответа проговорил бог обмана. Вытащил из кармана небольшой флакончик, повертел в пальцах. - От ожогов, - пояснил он.
Присмотрелся к лицу Малекита, внимательно разглядывая уже не черты лица эльфа, а непосредственно ожог, и спросил осторожно:
- Веко у тебя тоже обожжено? Глаз не поврежден?

URL
2014-01-21 в 21:05 

- Нет. Ничего.
Слишком долго объяснять, на самом деле.
Локи снова стал собой - деловитым, сосредоточенным, такой если и засунет в тебя пальцы... в любое отверстие - то исключительно в научных целях. Может быть, даже в лекарских и тебе самому на пользу.
- Обожженным глазом я вижу немного хуже, но моргать могу. Я уже говорил, что этот ожог лечили. Просто не до конца, потому что тогда счет шел на часы и минуты...
Малекит осекся: речь шла о Схождении и его намерении погрузить девять миров во тьму. Как ни крутись, возвращаешься к этой теме.

URL
2014-01-21 в 21:50 

Локи кивнул, прекрасно понимая, о чем Малекит не договорил. Не хотелось поднимать эту тему, не хотелось говорить о Схождении и прошедшей войне. Ему казалось, что за последние несколько дней они только об этом и говорят.
Зачерпнув мази и приподняв голову Малекита за подбородок, Локи принялся осторожно наносить ее лицо эльфа. Расчерченный морщинами лоб, край носа, разбитая ударом щека, подбородок. Очень осторожно, тоненьким слоем - на обожженное веко. И медленно, зачарованно на кожу сожженного уха.
- Будет щипать, - предупредил Локи. - Недолго. Потерпи.

URL
2014-01-22 в 06:54 

Щипало.
Малекит терпеливо подставлял лицо. В очередной раз подумал, что его не только не целовали, но и не возились в подобном объеме... никогда, пожалуй. Даже в детстве, которое было так давно, что казалось теперь сном, хотя Малекит помнил каждую деталь.
- Это всего лишь ожог, - зачем-то сказал он Локи.
Вроде - "не стоит беспокойства". Руки-руками, без них как-то тяжеловато обходиться, но обожженное лицо точно не то, из-за чего стоило переживать и тратить время.

URL
2014-01-22 в 10:08 

- Воздух, Малекит, - напомнил Локи. - Наш воздух, наш мир, в котором у тебя ничего не заживает.
"Мне не нравится это, - говорил его тон. - Меня это не устраивает".
И он исправлял, потому что не устраивало, и - потому что мог исправить.
Тор завозился, попытался не просыпаясь притянуть Малекита ближе. Интуитивно и легко.
Локи посмотрел на бога грома долгим, тяжелым взглядом.
- Все выбирают моего брата, - проговорил он глухо, дернув углом рта в подобие улыбки. - Даже ты.

URL
2014-01-22 в 10:24 

- Что...
Тор приобнял, притянул ближе. Малекит осторожно высвободился, все еще не веря собственным ушам. Расхохотаться? Так не смешно ж ничуть...
Локи получил все и сразу - даже дважды, хотя первый раз не пожелал довести до конца. С Тором не было вообще ничего, кроме пары поцелуев, и во время них Малекит напоминал о том, что это не так уж правильно.
Безумие. Они оба безумны.
- Это не...
Тряхнул головой.
- Я никого не *выбирал*.

URL
2014-01-22 в 10:44 

Локи пожал плечами:
- Я не секс имею в виду. Я говорю... обо всем остальном. Это не только он по тебе с ума сходит. Ты... ему симпатизируешь. Странно, для пленника, не находишь?
Бог обмана улыбался, но радости в его улыбке не было. Одна только тоска, острая, отчаянная и больная.
Хотелось сказать: меня никто не любил. Никогда.
Хотелось напомнить: ты убил единственную женщину, рядом с которой мне было тепло.
Локи не сказал, только закусил губу, чувствуя себя одиноким и беспомощным. Жалким.

URL
2014-01-22 в 11:01 

Малекит не знал, что ответить. Локи был прав - и вдвойне прав оттого, что логично было скорее симпатизировать Локи. Он же искренне пытался помочь. Он отыскал артефакт ванов, он научился делать пищу, пригодную для Малекита, он собирался отыскать руки.
- Я благодарен тебе, - сказал Малекит, пробуя слова, точно они тоже были чем-то не вполне съедобным, возможно - отравленным. - Ты спас мне жизнь. Ты продолжаешь спасать меня, и настолько самоотверженно, что иногда мне это кажется неправильным.
Во рту было кисло. От апельсина - сладость ушла, а кислинка осталась.
"Ты жесток и пытался унизить меня", - но то глупые обиды; в конце концов, разве Тор не сделал много худшее?
Возможно, разница в том, что Тор защищал себя и свой мир - не меньше, но и не больше. Они были равны.
- Я бы хотел и с тобой... гм... подружиться.
Последнее слово прозвучало откровенно неуклюже.

URL
2014-01-22 в 14:53 

Локи как-то беспомощно качнул головой. Перебрал худыми пальцами сложную вышивку по краю одеяла.
И заговорил вдруг о другом.
- Когда мы с Тором были детьми и я подолгу не мог уснуть, я часто приходил сюда. Забирался к нему в постель и читал вслух.
Для Локи это было признанием, откровением: я тоже выбрал его.
Начать говорить было тяжело, но с каждым словом становилось все легче.
- Он, скотина, засыпал на второй странице. А я иногда зачитывался до утра.
Бог обмана качнул головой, неловко улыбнувшись:
- Со мной тяжело дружить, Малекит. Даже мой собственный брат этого... не хочет.
Вот так говорить, откровенничать, раскрывать себя - было сложно и страшно. Намного сложнее, чем валить Малекита на постель, чем вбивать поцелуи в разбитые губы. Намного сложнее, чем делать самые сложные лекарства и яды.
Локи чувствовал, что не может больше молчать. Никто из его собственной семьи не слушал его, и он отвечал им тем же, не говоря. Но Малекит не противоречил, не пытался бить в ответ, и ему хотелось рассказать. Может быть, из-за пресловутого влечения младшей расы к старшей, а может быть... потому что Локи знал - Малекит поверит. И, что бы ни случилось, не попытается ударить его в ответ на откровенность.

URL
2014-01-22 в 15:03 

Малекит чуть окончательно не растерялся: зачем ты мне это говоришь, разве я не чужак, не враг, разве ты можешь думать, что я могу понять тебя...
Но, конечно, не стал ничего такого говорить. Локи выглядел... уязвимым. Малекит впервые увидел и познакомился с хитростями того, кого именовали "богом лжи" в Свартальфхейме. Потом - уже здесь, в Асгарде, Локи ни разу не давал понять, что он может быть недостаточно... цельным. Со слабинами.
Я король, внезапно подумал Малекит. Да, я отвык, что подданные приходят ко мне с простыми просьбами, слишком долго речь шла о выживании, слишком холодны стали сердца, и отучились чувствовать даже боль и горе.
Разучились сопереживать. Но Малекит может попытаться...
- Я видел библиотеку. Еще подумал, что возможно, ты сумеешь найти наши книги: не уверен, что они остались, но если да, то больше никто не сумеет помочь в этом, - сказал Малекит, и после паузы, во время которой Локи перебирал пальцами простыни, сказал.
- Одиночество всегда добровольный выбор. Это сила и ответственность. Но если тебе не нравится, ты можешь попытаться изменить все.

URL
2014-01-22 в 16:16 

Локи поднял на него глаза. Улыбнулся неуверенно, не уверенный, что у него получится.
- Я не читал ваших книг, - признался он. - Но если они есть, я смогу их найти.
Он помолчал, а потом начал рассказывать, как будто слова Малекита про одиночество стали толчком, разрешением рассказать:
- Я сын Лафея, царя Ётунхейма. Это... держалось от меня в секрете долгие годы. Я верил, что я ас, такой же, как все, - Локи горько усмехнулся. - Когда я узнал правду, то попытался уничтожить Ётунхейм. Чтобы ничто не напоминало мне о том, кто я! Пытался доказать, что я ничуть не хуже тех, кто родились в Асгарде. Я заманил сюда своего родного отца и убил его, чтобы доказать Одину, что я достоин быть его сыном.
Бог обмана помолчал, глядя куда-то мимо Малекита, и закончил устало:
- Когда я висел над Бездной, Один дал мне понять, что никто не воспринимал меня как сына. Что я всегда был разменной монетой...
Он помолчал, а потом встряхнулся по-животному, сбрасывая с себя чудовищно тяжелый груз, в котором перемешалась вина, горечь и застарелая, никак не проходящая боль, и улыбнулся:
- А еще я высоты боюсь.
И, выпутавшись из одеял, спустил ноги с кровати.
- Пойдем. Планы никуда не деваются, если их не выполнять.

URL
2014-01-22 в 17:18 

"Как у них все сложно".
Малекит знал, что Локи ётун - понял это с первого взгляда, даже не нужно было спрашивать.
"Свет это ложь", - вот что он подумал, хотя и не стал делиться с Локи, который зачастую делал ложь своим оружием... вот только оно оказывалось сродни обоюдоострому мечу - или Эфиру, и ранило того, кто им владел.
"И, похоже, не Тор первый притаскивает в Асгард опасных созданий", - Малекит встретился взглядом с Локи, и улыбнулся ему. Как он надеялся - ободряюще.
- Я хочу, чтобы ты нашел свою цель, - немного церемонно сказал Малекит - формулой, которую говорили детям, вступающим во взрослую жизнь.
И встал - босыми ногами на пол.
- Пойдем.

URL
2014-01-22 в 17:27 

- Спасибо, - одними губами отозвался Локи.
Глаза его потеплели до изумрудной зелени.
- Сядь обратно, - попросил бог обмана. - Ходить босиком по чужим мирам может оказаться небезопасно, - улыбнулся он. - Особенно тебе.
И сполз с постели на пол по-змеиному плавно, текуче, чтобы встать на колени.
На колени перед Малекитом.

URL
2014-01-22 в 18:41 

Малекит пожал плечами - мол, да за что тут спасибо?
А потом Локи очутился на коленях. Словно собирался принести присягу. Словно собирался поклясться в вечной верности.
Малекит покачал головой, будто собираясь сказать - не надо; служить мне - тяжело и болезненно, многие из тех, кто исконно были моими подданным прокляли меня. Не только асы называли его Проклятым.
- Зато, если все получится, я смогу сам надевать сапоги, - заметил Малекит.

URL
2014-01-22 в 18:48 

- И над тобой станет гораздо сложнее...
"Издеваться" - подумалось Локи.
- ...манипулировать, - сказал он вслух.
Он стоял на коленях перед Малекитом и думал о том, что когда все получится
если все получится
если получится хоть что-то
можно будет перестать притворяться асом, и уйти в Свартальфхейм.
Если им удастся спасти целый мир, так почему бы не спасти одного единственного ётуна от самого себя? Стать эльфом? Почему бы и нет? Служить Малекиту?.. Пожалуй, это лучше, чем служить Одину. Малекит хотя бы не врет.
Ложь рождена светом, да?
Локи улыбнулся и принялся надевать на эльфа сапоги. Пускать его ходить по мирам босиком он в самом деле не собирался.

URL
2014-01-22 в 19:03 

- Пожалуй.
"И Один, наверняка, решит меня убить. Пока он позволяет своим детям - родному и приемному, - играть с опасным зверем, но ровно до тех пор, пока у зверя выбиты зубы. И вырваны когти. Вместе с лапами".
Малекит не питал иллюзий насчет короля Асгарда. Да, Тор и Локи, оба могли верить в мир - и даже заронить зерно надежды в Малекита... а потом он вспоминал Одина. И Бёра.
Как бы то ни было, сапоги оказались на ногах, и Малекит сказал:
- Идем.
Благодаря костюму ему даже не надо было тратить время на умывание. И одежду. Всегда в одном и том же, как... зверь в своей шкуре.

URL
   

Ролевой бордель

главная