19:46 

Комната №56

Jenny. Ien
Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Локи/Малекит
АУ, в котором селвиговы приборы сработали, но частично: руки Малекиту пообрывало, действие Эфира остановлено, но самого Малекита вместе со станцией телепортнуть в Свартальфхейм не удалось. Т.е. станцию эльфов быстренько увели оставшиеся эльфы. Малекит остался на земле, откуда его забрали Тор сотоварищи. Допрашивать, ага.
Где Эфир - непонятно. То ли глубоко засел, то ли Малекит успел его своим передать.
Один по-прежнему на троне. Локи не был "убит" в бою в Свартальфхейме, и Тора в Мидгард насовсем тоже никто не посылал: слишком уж опасен был Эфир, который теперь неясно где.

Комментарии
2014-01-25 в 06:20 

Локи подобрал руку. Осмотрел быстро и внимательно. Место среза - все в кровавых ошметках мяса и осколках костей. Это плохо. Как это пришивать, бог обмана боялся даже представить.
Он попытался разжать сведенные в кулак белые пальцы и не смог. Это тоже было плохо.
Локи вздохнул и убрал руку в наплечную сумку, наколдованную тут же, никак не отреагировав на слова Малекита. Вместо этого спросил сам:
- Скажи, из твоего доспеха можно будет сделать нить? Я подумал, что это будет лучше, чем шить тебя нашими нитями - меньше риск нагноения, - пояснил он.

URL
2014-01-25 в 07:12 

В чужих руках (игра слов?) кусок самого себя смотрелся еще более странно, чем среди песка.
Малекит отметил: неважно дело, руки скорее оторвало, чем отрубило - выкрутив мышцы, заставив лопнуть кость. Конечность не сгнила, потому что не могла гнить в чуждом мире, но разве стала от этого живее?
Он чуть не сказал: выброси.
Но Локи был оптимистом, и Малекит ответил:
- Можно нить. Можно все, что угодно. Не уверен, правда, что это... сработает.

URL
2014-01-25 в 15:07 

Локи тоже не был уверен, но озвучивать это вовсе не собирался.
- Я не могу пришивать тебе руки нашими нитями, - пояснил Локи. - Ты поможешь мне сделать нить? И еще...
Бог обмана задумался, припоминая легенды, которые рассказывали ему в детстве и осторожно спросил, понимая, что из всех возможных проблем он, кажется, вспомнил еще одну:
- Железо правда так опасно для вас?

URL
2014-01-25 в 19:34 

Малекит вздрогнул и обернулся к Локи.
Зачем он это спрашивает?
Просто любопытство? И как стоит ответить...
"Правду".
- Да. Любая материя чужда нам, но только железо вызывает ужасающую боль. Знаешь, почему армии Асгарда победили? В их мечах было много железа. И в доспехах. Настолько много, что мы слабели даже на расстоянии.
Малекит чувствовал, что говорить это не стоило... но что помешало бы Локи проверить лично? На живом темном эльфе?
- Я помогу создать нити.

URL
2014-01-25 в 19:41 

По тому, как Малекит вздрогнул и как осторожно ответил было ясно, что он не врет.
- У Тора весь доспех из железа, - заметил бог обмана, внимательно глядя в лицо эльфа. - Поэтому ты проиграл ему?
Не это нужно было спросить. И говорить нужно было тоже не об этом.
Были вопросы гораздо, гораздо важнее, например: чем шить, если все иглы в Асгарде делаются из железа?
Локи прекрасно понимал, что если болевой шок от непосредственно пришивания Малекит еще мог пережить, то вот если использовать железную иглу, шансы эльфа выжить и выздороветь устремятся к нулю.
- Мне нужно будет сделать из чего-то иглу, - честно сказал Локи. - Мы можем найти что-то, из чего ее сделать здесь? Я имею в виду - в развалинах ваших кораблей.
Которым пять тысяч лет, - подумалось ему, но вслух это бог обмана предпочел не говорить.

URL
2014-01-25 в 20:11 

- Да. Вероятно, поэтому.
Малекит не любил винить... посторонние причины. Ответственность все равно на нем, железо там или не железо. Но объективно рассуждая, доспех сыграл свою роль.
- Иглу.
Малекит задумался. И разозлился немного: почему эти асы делали иглы обязательно из железа? Это не лучший металл. Словно где-то в их памяти еще жило предубеждение: используй как можно больше железа, и тогда злые темные эльфы не откусят тебе голову.
Тьфу ты.
- Мы не использовали ничего... подобного, - сознался Малекит. - Может быть, в кораблях сохранились обломки машин-регенераторов. Игла из чистой энергии тебя устроит?

URL
2014-01-25 в 20:23 

- А я смогу ей пользоваться? - тут же уточнил Локи. - Я бы попробовал сделать иглу из вашей... темной материи, но я, признаться, не знаю, как.
Он вообще не представлял, как пользоваться темной материей, как заставить ее подчиниться, как сделать из нее что-то материальное, не умея отдать ей приказ?
- Пойдем, - Локи махнул рукой в сторону развалин ближайшего корабля и двинулся первым, преодолевая сопротивления цепляющегося за ноги песка.
Подумалось еще, что если корабль упал неудачно и вход недоступен, то придется ломать его, чтобы забраться внутрь. Ломать не хотелось - Локи не был уверен, что Свартальфхейм отреагирует на это адекватно.

URL
2014-01-25 в 20:37 

- Сможешь, - кивнул Малекит. - Когда-то я делал себе оружие, кинжал из темной материи. Для того, чтобы ковать ее нужна печь холоднее космоса, потому что темная материя не принимает тепла. Но ты ётун: холод не должен причинить тебе вреда.
Они направились к кораблю, и каждый шаг был подобен прогулке в этом самом открытом космосе. Без защитного костюма.
Когда они приблизились, оказалось, что люк открыт - и из него свешивался обитый костюмом-симбионтом скетет. Маска давно отстала, оголив сероватый череп. Тысячи лет костюм хранил своего хозяина, не позволяя рассыпаться прахом, но ему приходилось питаться самому, и от трупа остался лишь остов.
Малекит остановился.
Слишком поздно хоронить мертвых, вот что он думал.
- Поднимайся, - сказал он Локи. - Меня придется... затаскивать, - он поморщился. Беспомощность напомнила о себе в очередной раз.
Тонкий эльфийский череп ухмылялся.

URL
2014-01-25 в 20:50 

- Ты объяснишь, как правильнее будет сделать иглу? - уточнил Локи. Ему, пожалуй, действительно хотелось, чтобы Малекит объяснил. Хотелось поговорить с ним о чем-то кроме закончившейся войны, учиться у него.
Труп не произвел на бога обмана особого впечатления, зато произвел костюм. Было удивительно, что он не рассыпался прахом, оставшись точно таким же, как тот, что был на Малеките.
Без особого пиетета Локи сжал пальцы на тонкой шее пятитысячелетнего трупа, дернул к себе, вытаскивая скелет из люка, и разжал пальцы, выпуская на землю. Против ожидания, скелет не рассыпался, видимо, благодаря все тому же костюму.
Повернувшись к Малекиту, Локи пакостно ухмыльнулся. Затаскивать эльфа ему вовсе не хотелось, но то, что он собирался сделать требовало как минимум извинений.
- Не пугайся, - предупредил Локи.
И, ловко подхватив худощавого эльфа, закинул его себе на плечо, придержав под колени.
Забраться в люк со своей не тяжелой, но весьма неудобной ношей было не слишком сложно.

URL
2014-01-25 в 20:59 

- Объясню.
Локи обходился с мертвецами без почтения. Собственно, Малекит даже ничего не мог возразить - труп мешал, толку от излишнего пиетета никакого, и все равно вернуть эльфа к жизни уважением к его останкам нельзя. Большая часть его плоти стала костюмом, молекулы не затерялись, а атомы приняли новый мир, будто бы смирившись. В конечном итоге, каждый темный эльф принимал новый мир.
Живым или мертвым.
Локи подхватил Малекита без особого труда, словно Малекит весил не больше этого скелета. Что ж, значит этот хрупкий на вид принц сумеет и одолеть темную энергию.
От корабля осталось немного. Запорошенные слоем песка остовы заставляли забыть о чем-либо рукотворном. Корабль напоминал грот, словно моллюск, окаменевший за тысячи лет, становится камнем.
Малекит оглядывался по сторонам. Он заметил приборную стойку. На ней остался лежать излучатель.
- Это подойдет.
Он на всякий случай добавил:
- Не нажимай курок.

URL
2014-01-25 в 21:09 

- Не сработает? - тут же заинтересовался Локи.
Можно было так и таскать Малекита на плече. Он был не тяжелым, не вырывался, даже не стал противиться, и это почему-то было приятно. Локи вздохнул и поставил эльфа на запорошенный все тем же черным песком пол корабля.
Подобрал с приборной стойки излучатель, повертел в руках и тоже убрал в сумку.
- Хочешь посмотреть корабль? - предложил бог обмана.
И поймал себя на том, что это он хочет посмотреть корабль.
Этот был больше тех, который они угоняли с Тором. Сложнее, многограннее, интереснее. Локи тронул ладонью обветшалую исцарапанную стену и почему-то отчетливо, совершенно искренне пожалел, что этот корабль больше никогда не поднимется в воздух. Не засветятся синим приборные панели, не пронесется по коридорам легкий глуховатый гул и перед панелью не распахнется большая синеватая карта с множеством надписей на чужом языке.

URL
2014-01-25 в 21:17 

- Может и сработать. И убить тебя, - беззлобно предупредил Малекит.
Находиться здесь было не тяжелее, чем в Свартальфхейме в целом - или на борту захваченных Асгардом кораблей. Правда, из углов таращились скелеты в масках, правда, до сих пор сохранились черты регерационной камеры, питательной камеры и других жилых отсеков.
Корабли не были только боевыми машинами. Странники Вселенной, называли себя темные эльфы. Они путешествовали тысячелетиями, пытаясь постигнуть бесконечность.
А потом создали свет.
А потом...
- Миров не девять, - зачем-то сказал Малекит. - Миров - бесконечность. Мы видели многие, и изучали их, но нам никогда не приходило в голову объединить их в свое царство. Бёр считал, будто я хочу править Вселенной, но я всего лишь не хотел, чтобы бесконечность свелась всего к девяти.
Он шагнул дальше, в глубину корабля.
- Я не знаю, что случилось с этими мирами. Может быть, некоторые из них еще живы. Или нет.

URL
2014-01-25 в 21:24 

- Живы, - согласно кивнул Локи.
Чуть помедлил, а потом положил Малекиту руку на плечо. Не удерживая, просто давая возможность ощутить тепло своего тела (и вовсе не уверенный, что это вообще возможно через костюм), как будто бы напоминая: ты все еще жив, как будто бы обещая: все будет хорошо.
В последнем бог обмана и сам был не уверен.
- Я провалился в один из таких миров. Он не входил в девять миров, известные нам, но он был.
Корабль был живым. Или - когда-то был живым. Локи шел за Малекитом, касаясь кончиками пальцев стен, странной конструкции кресел, мертвых приборных панелей. Ничего не откликалось на его касания, как будто он ходил по склепу, и только темные прорези масок пятитысячелетних покойников провожали его долгими, внимательными взглядами. От этого становилось неуютно. Как будто бы холодно.

URL
2014-01-25 в 21:44 

В конце концов они достигли сердечника - вулканического семени, ближайшего "сородича" Эфира. Подобные семена эльфы использовали, чтобы стать "проклятыми" - существами одновременно бесконечно могущественными и бесконечно... обреченными. Но в корабле это семя могло существовать даже после гибели всего остального, тлело оно и теперь.
- Оно жаркое. Достаточно жаркое, чтобы воспламенить холод, - Малекит не стал объяснять Локи парадоксы, почему-то уверенный: тот поймет. Почти затухшее семя тлело под прозрачным, оттенка запыленной паутины, стеклистым материалом. Оно было вмонтированно в столб-колонну, вдвое выше роста аса или эльфа, но ровно посередине.
- Разбей и забери его. И постарайся не сдавливать слишком сильно.
Вокруг стеклянного столба лежали целых пять скелетов. Эльфы пытались дотянуться до вулканического семени, в тот последний миг жертвоприношения мечтая как можно больше принести пользы своему народу.
Малекит знал: так должно быть.
Малекит думал: я не хочу, чтобы подобное повторилось. В нем боролись жестокость и вековечная печаль; но последняя, похоже, победила.

URL
2014-01-25 в 21:52 

"Я буду ковать темную материю, - подумал Локи с чем-то между восхищением и ужасом. - Я буду создавать что-то из чистой тьмы".
Он тронул стеклянный столб кончиками пальцев, потом прижал ладонь, спуская ётунский холод с поводка. Стеклистый материал покрылся инеем, промерзая насквозь. Локи коротко ударил по нему, и хрупкое от холода стекло разлетелось на куски.
Едва тлеющее семя оказалось неожиданно горячим. Бог обмана держал его в руке, накрыв сверху другой ладонью, и ему казалось, что семя бьется в ритме сердца, едва различимом, но достаточно отчетливом.
- Оно приводило в движение ваши корабли? - внезапно охрипшим голосом спросил Локи.
Убрал семя в очередной платок и бережно убрал в сумку.

URL
2014-01-25 в 22:02 

- Да. Оно было... сердцем корабля. Но для слабого существа, вроде тебя или меня, - Малекит не делал из себя исключения, - оно будет означать кратковременное могущество и довольно быструю гибель.
Он помолчал.
- Таким образом я принес в жертву последнего, кого любил, - добавил он, не меняя интонации, словно бы давал Локи инструкцию.
Малекиту не хотелось оставаться здесь.
Прощаться с мертвыми? Что сделано, то сделано: он знал, что экипаж верил в него даже в последний свой миг. Каждый верил. Каждый выживший верит.
Что он мог сказать? "Я подвел вас?"
Нет, думал Малекит. Еще не все потеряно.
- Куда теперь? - спросил он.

URL
2014-01-25 в 22:10 

Локи не понял, скорее почувствовал, что Малекит не хочет больше находится здесь.
- Для начала - обратно на Радужный Мост, - отозвался он.
Коротко тронул эльфа за плечо, направляя к выходу, и двинулся первым. Все равно из люка придется вытаскивать эльфа на руках или по меньшей мере ловить в низу, чтобы ничего себе не сломал, падая.
- Последний, кого ты любил - то самое чудовище, что ты отправил в Асгард? - уточнил Локи.
Подумал: то самое чудовище, которое я убил здесь?
И еще: забавно, что я убил твоего любимого, чтобы самому спать с тобой. Забавно. И очень горько.
Воздух за пределами корабля горчил.
- Спрыгнешь? - уточнил Локи, остановившись на пороге люка. - Или помочь?

URL
2014-01-25 в 22:14 

- Спрыгну.
Что и сделал, не боясь твердых черных камней.
Что они могли сделать? Да ничего.
Правда, прыжок получился не слишком изящным - Малекиту едва удалось удержать равновесие.
- "Чудовище" - это "Проклятый". Некоторые из нас приносили себя в жертву, чтобы обрести почти всемогущество. Ненадолго. Вулканические семена убивают все, что дышит... Алгрим был последним, кто сделал это.
Малекит знал, что Локи убил Алгрима.
И сказал теперь:
- По крайней мере, он погиб без страданий. Быть Проклятым в его последние часы - все равно, что гореть заживо.

URL
2014-01-25 в 22:20 

Локи спрыгнул следом, легко и изящно, как будто всю жизнь только этим и занимался.
- Алгрим, да? - уточнил он, улыбнувшись.
По большому счету богу обмана было все равно, как звали любовника Малекита, но эльф произносил это имя так, как будто этот Алгрим был чем-то большим, чем просто любовником. Как он говорил? "Последний, кого любил?"
Смешно.
Отойдя от корабля, Локи помахал рукой над головой.
- Хеймдалль! - позвал он негромко.
Знал, что Страж видит во всех мирах, и орать, чтобы привлечь его внимание, вовсе не обязательно.
Разноцветный зев портала накрыл их обоих, потянув обратно, на Радужный Мост, в Асгард.

URL
2014-01-25 в 22:27 

В устах Локи имя Алгрима звучало почти насмешливо, словно он смеялся над памятью мертвых. Малекит вздрогнул.
Смерть Алгрима была самой свежей - и самой болезненной раной. Малекит не винил Локи, на самом деле, тот действительно всего лишь освободил Проклятого от его жуткой судьбы. Малекит сам вложил вулканическое семя в горячую плоть Алгрима, вспоров предварительно ее кинжалом из темной материи.
Но думать об этом сейчас было слишком тяжело.
Малекит все еще тосковал по своему молчаливому и иррационально-преданному генералу.
Малекит знал, что будет тосковать по нему вечно, точно так же, как по жене и детям.
Он едва успел зажмуриться, когда радужная вспышка вернула его в Асгард. Путешествие в Свартальфхейм разбередило куда более мучительные раны, чем срубы оторванных рук.

URL
2014-01-25 в 22:37 

Бог обмана не был ни добрым, ни заботливым, но даже его ощутимо встревожил разбитый, тысячи лет пролежавший в песках эльфийский корабль. Даже его задело ощущение безнадежности, которым был пропитан Свартальфхейм.
Он тоже прикрыл глаза, потому что после черного песка они саднили и радужный свет портала непривычно резал.
- Нашли то, что искали? - спросил в темноте голос Хеймдалля.
Локи кивнул и привлек Малекита к себе, обнял, скрытый новой радужной вспышкой.
А потом почувствовал холод, знакомый, острый, отчетливый холод Ётунхейма.
- Какое совпадение, - заметил он насмешливо, не выпуская Малекита из кольца рук. - Добро пожаловать в мой родной мир.
И открыл глаза.

URL
2014-01-25 в 22:57 

От холода Малекит едва не задохнулся.
Свартальфхейм не был холодным местом. Никогда. Холод и тьма не одно и то же, тьма-до-света была теплой и влажной, и в ней росли цветы и папоротники.
Холод заставил Малекита вздрогнуть, а потом и затрястись всем телом - увы, он не был в состоянии это контролировать.
Локи, кажется, чувствовал себя получше. Своим.
Холодный мир. Его оправдывало то, что был достаточно темным: не только темные эльфы не любили света.

URL
2014-01-26 в 09:14 

Локи почувствовал, что Малекита затрясло. Короткой и сильно погладил эльфа по спине и отпустил.
- Я не могу здесь тебя согреть, - честно признался он и снова попросил: - Потерпи. Долго мы здесь не задержимся.
Личина аса сползала с бога обмана, как грим, открывая его истинную сущность. Синяя кожа в темных разводах, алый блеск глаз, холод дыхания.
- Я так и не смог полюбить Ётунхейм, - проговорил Локи невпопад. - Вроде бы - должен, это же мой родной мир. Но каждый раз, когда оказываюсь здесь, чувствую только ненавистью.
Короткой хмыкнув, бог обмана протянул вперед амулет на вытянутой руке. Камень пульсировал и горел.
- Пойдем. Осторожно, - предупредил он, - здесь скользко - под снегом лед.

URL
2014-01-26 в 10:49 

- Вытерплю, - проворчал Малекит.
Его костюм мог в том числе и согревать - вернее, помогать поддерживать температуру тела. Хуже всего было лицу. Но ничего невозможного.
Он невольно засмотрелся на изменившего облик Локи - ётунов доводилось видеть и прежде, однако эти создания были не меньше двенадцати футов ростом, а Локи остался прежним. Вряд ли инеевые гиганты приняли бы его за своего, вот что подумал Малекит.
- Понимаю, - сказал он, когда Локи признался в своих чувствах к Ётунхейму. - Осторожно, - повторил он, и это относилось к пульсирующему камню. Было бы очень глупо поскользнуться и случайно раздавить.

URL
2014-01-26 в 11:02 

Поскользнуться в Ётунхеймке для Локи было практически невозможно. Не смотря на нелюбовь бога обмана к своему родному миру, Ётунхейм любил его, узнавал и принимал. По чистому льду, на котором разъезжались ноги, Локи шел легко, как по ровной дороге.
Они были далеко от основных владений инеистых великанов, на одной из ничейных земель.
Повезло, - решил Локи. Возможность столкнуться с родственниками, пусть и просто по крови, ему вовсе не импонировала.
Рука эльфа была на другом конце небольшого заледенелого озера, по которому они шли - бог обмана чувствовал, как пульсирует амулет, направляя его, и двинулся первым. Ледяные иголки снега ласкали его скулы.

URL
2014-01-26 в 11:26 

Малекиту ничего не оставлось, кроме как идти за своим проводником. От холода дышать было тяжело, но не тяжелее, чем когда он дышал без артефакта ванов. Снег жалил кожу, проникая сквозь бинты к ранам. Малекит надеялся, что не успеет растаять и разъесть.
Амулет вел, и сомнений не было - скоро найдут еще один кусок... его самого.
Так и получилось.
Вот только когда амулет вспыхнул особенно ярко, и Малекит оглянулся в поисках цели, заметил темные очертания, вмороженные глубоко и плотно в ледяную глыбу.
Словно под стеклом.
Очень толстым и прочным стеклом.

URL
2014-01-26 в 11:39 

- Ну почему все не может быть просто и легко? - взвыл Локи.
Отделенная от тела рука была явно сломана, и вмерзла так глубоко, что разбить лед не стоило и пытаться - рука раскололось бы вместе с ним.
Локи почувствовал отчетливое, как мурашки по коже, нежелание колдовать в Ётухнейме, с усилием переборол его и положил ладони на ледяную глыбу. Глухо стукнулся о лед камень амулета.
Бог обмана просил. Просил лед расступиться, отдать то, что он ищет, обещал уйти, как только получит искомое. Ледяной мир Ётунхейма предложил ему сделку, и Локи пропорол ладонь острым ледяным выступом, соглашаясь. Божественная кровь взамен на чужеродную конечность - почему бы и нет?
Лед расступился, и бог обмана вытащил из плена заледеневшую конечность.

URL
2014-01-26 в 11:44 

Малекит наблюдал.
Он знал, что это сделка. Знал, что Локи говорит с собственным миром - если задуматься, то именно маги, в своих этих ритуалах, хранили то самое древнее понимание "нет живого и неживого".Ётунхейм был живым, хотя и не вполне здоровым миром - насколько Малекит мог судить, конечно. Возможно, он просто хотел немного отомстить. Или покормиться. Или то и другое.
Малекит невольно вздрогнул, когда на лед потекла кровь.
Локи был готов на многое ради... своей цели. Правда, отрубленная рука все равно смерзлась, и казалось, что когда растает - растечется лужей, так и не оживет.
Ну, подумал Малекит, одна рука лучше, чем ни одной.

URL
2014-01-26 в 12:06 

Вернуть замерзшую руку к жизни нельзя было в Ётунхейме - это Локи знал точно. В Асгарде - можно попробовать, и, бог обмана был почти уверен - получится.
- Пойдем обратно? - предложил он, повернувшись к Малекиту и держа свой трофей обеими руками. Ладони у него все еще были перепачканы кровью. - Или хочешь осмотреться здесь?
Локи было смешно. После того, как все закончилось, после сделки с Ётунхеймом, он чувствовал неожиданный и приятный подъем сил, как будто это не он, а ему родной мир отдал свою кровь.

URL
2014-01-26 в 12:13 

Смотреть здесь, пожалуй, особенно не на что было.
Льды и снега, вьюга и темное низкое небо. Впрочем, если бы не ужасающий холод, этот мир понравился бы Малекиту. Он был сродни Свартальфхейму, хотя и в несколько болезненном смысле.
- Он умирает, - произнес Малекит, быстро взглянув на Локи. - Ты знаешь об этом?
Умирает - довольно долгое понятие. Не сегодня и не через тысячу лет, но довольно скоро он станет близнецом Свартальфхейма. Или, быть может, ему повезет больше, и погибнув, даст жизнь чему-то новому.

URL
   

Ролевой бордель

главная