19:46 

Комната №56

Jenny. Ien
Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Локи/Малекит
АУ, в котором селвиговы приборы сработали, но частично: руки Малекиту пообрывало, действие Эфира остановлено, но самого Малекита вместе со станцией телепортнуть в Свартальфхейм не удалось. Т.е. станцию эльфов быстренько увели оставшиеся эльфы. Малекит остался на земле, откуда его забрали Тор сотоварищи. Допрашивать, ага.
Где Эфир - непонятно. То ли глубоко засел, то ли Малекит успел его своим передать.
Один по-прежнему на троне. Локи не был "убит" в бою в Свартальфхейме, и Тора в Мидгард насовсем тоже никто не посылал: слишком уж опасен был Эфир, который теперь неясно где.

Комментарии
2014-01-26 в 12:17 

- Нет, - Локи прищурился, подойдя ближе. - Я... только чувствую. И почему чувствую я - понятно, я ведь ётун. Но вот откуда это знаешь ты?
Внимательные ярко-алые глаза бога обмана заглянули в синие, льдистые глаза Малекита.
- Откуда? - мягко, завораживающе повторил Локи.
Ему действительно было интересно.
Ётунхейм менялся через смерть, потому что слишком отличался от всех остальных миров. В нем было слишком холодно, и этот холод, чужеродный, искусственный, совершенно немыслимый при наличие такого яркого, такого теплого солнца, выкручивал мир наизнанку, выворачивая его и изменяя. Локи думал, что однажды Ётунхейм умрет, чтобы возродиться во что-то другое.
Теперь ему было интересно, как это видит Малекит.

URL
2014-01-26 в 12:30 

- Чувствую, - ответил Малекит.
Он помедлил, прежде, чем пояснить:
- Я видел умирающие миры. Даже если не говорить о Свартальфхейме, который...
"Был убит", - Малекит не стал уточнять, заменив паузой, кашлянул, словно вдохнув слишком много колючих снежинок.
- ... погиб относительно быстро. Иногда миры просто перестают существовать. Однажды все перестает существовать: мы не умираем от старости, и не меняемся, став взрослыми, однако прежде сами выбирали свой час. Иногда просто понимаешь, что так нужно.
Малекит встряхнулся. Не время и не место для меланхолии.
- Но ко мне это пока не относится. У меня есть цель.

URL
2014-01-26 в 19:44 

Медленно, как во сне, Локи убрал заледеневшую руку Малекита в сумку и снова поднял глаза на эльфа.
- Ты считаешь, что моему родному миру нужно умереть?
Немыслимо хотелось сделать что-нибудь. Немыслимо хотелось сделать эльфу больно.
Локи сомкнул узкие ледяные пальцы на горле Малекита, резким толчком прижал его спиной к ледяной глыбе.
- Как ты можешь чувствовать, сколько осталось моему миру?

URL
2014-01-26 в 19:51 

Ледяная хватка - как ошейник. Локи, синекожий, красноглазый, казался не разумным существом, но некой едва поддающейся описанию тварью. На мгновение Малекит очень спокойно подумал: он убьет меня.
- Чувствую, - повторил он. - Твой мир тяжело ранен. Ему вырвали сердце, но он силен и борется за жизнь. Вот то, что я знаю.
"Возможно, ты знаешь больше".
Рука сдавливала так, что говорить было тяжело.
Так и было. Наверняка.
- Я не знаю, "сколько".

URL
2014-01-26 в 19:55 

- Ты жалеешь его? - спросил Локи ласково, приблизив лицо к лицу Малекита, прекрасно зная, что его холодное как лед дыхание обжигает эльфу щеку.
Локи не любил Ётунхейм, но Ётунхейм любил своего блудного сына, пытавшегося убить его. И Ётунхейм сейчас играл в его крови, насмехался, подзуживал: ну же, ударь.
- Я пытался уничтожить его, - выдохнул Локи в губы эльфа. - Сравнять с землей. Мне казалось, это было бы прекрасно - убить свою родину. Как ты думаешь?

URL
2014-01-26 в 20:34 

Все, что Малекит мог ответить...
Да ничего, на самом деле. Только правду:
- Я не понимаю тебя.
Невозможно ненавидеть родной мир. Живой, мертвый, неважно. Но в своем мире Малекит был счастлив до того, как началась война. У Локи все иначе.
Он действительно не мог понять его.
- Мне не нравится бессмысленная гибель. Любая. Все должно иметь цель.
Кажется, он уже это говорил.

URL
2014-01-26 в 20:40 

- И какая цель была у тебя, когда ты уничтожил все ваши корабли со всеми своими воинами, а, Малекит? - весело поинтересовался Локи.
Поцелуй получился обжигающе-холодным и быстрым. Целовать эльфа даже сейчас, в ледяном недружелюбном мире было по-прежнему приятно. Почти так же приятно, как прижимать его спиной к ледяной глыбе и вжиматься всем телом.

URL
2014-01-26 в 20:44 

- Выжить.
Ледяное тело, ледяной поцелуй. На мгновение Малекиту померещилось, что тела смерзлись, и оторвать их с Локи можно будет только с кровью и мясом. Защитный костюм не поможет.
- Только я могу управлять Эфиром.
Он уже говорил это.
Спину жгло льдом. Малекит трясся от холода, и ничего не мог поделать с дрожью.
- Иногда приходится умирать, чтобы жил кто-то другой.

URL
2014-01-26 в 20:58 

- Как изумительно легко ты объясняешь их самопожертвование, - рассмеялся Локи льдисто. - Я пытался уничтожить свой мир, потому что я хотел его уничтожить. Но ты пытался спасти Свартальфхейм. Теперь ты можешь сравнить, что осталось от наших миров. И, поправь меня, если я не прав - но твой план не сработал. Твой мир мертв, твои воины мертвы, и ты сам - почти мертв. Так нужно ли было это самопожертвование, Малекит?
Локи смеялся, и снежная вьюга смеялась вместе с ним.
- Твой план был обречен с самого начала. Жаль, что ты этого не понимал.

URL
2014-01-26 в 21:04 

- По крайней мере, мы пытались.
Малекит смаргивал, когда крупицы снега попадали в глаза. Лишенные ресниц, какой-либо защиты, они оказались уязвимы перед колючей вьюгой. Когда снег таял, прямо в глазах или на коже лица, тек по щекам. Почти как слезы.
- Выжить, а не уничтожить. Я не отступлюсь.
Ничего нового.
Он уже говорил. Неужели Локи думал, будто снег и холод изменят что-то?

URL
2014-01-26 в 21:11 

- И что же значит твое "не отступление"? - рассмеялся Локи. - Получить помощь от врагов? Или, - он отступил немного, уже не прижимаясь к Малекиту, но все еще удерживая его за плечо, не давая отстраниться, - просто взять с них, сколько сможешь?
Удар пришелся в живот.
Локи бил не сильно, не с целью покалечить - просто хотел причинить боль.

URL
2014-01-26 в 21:16 

Могло быть хуже - кулак ударился о защиту инстинктивно напрягшихся мышц. Малекит все равно задохнулся, согнулся пополам, но не переставал думать: это терпимо, я могу вытерпеть, это не худшее. От ярости никакого проку. Попытки сопротивляться бесполезны. Он беспомощен, во власти Локи и в чужом мире.
- Я не знаю, - ответил он на полувыдохе, стараясь держаться прямо и держать удары.
А что еще оставалось?
Он не будет просить Локи прекратить.

URL
2014-01-26 в 21:20 

Больше Локи не бил. Просто швырнул Малекита лицом в рыхлый густой снег.
Присел на корточки, намотал на руку заново заплетенную косу (волосы эльфа были цвета снега и снежинки в них были практически не заметны), заставил Малекита поднять голову.
- Если ты попытаешься нанести вред мне, моему брату или моему миру - я убью тебя не задумываясь.
Он имел в виду Асгард, конечно же.
И разжал руку, отпуская чужие волосы. Поднялся на ноги.
Снежная вьюга смеялась в ушах, радуясь чужой боли. Почему-то от этого стало противно.

URL
2014-01-27 в 06:51 

Падать в снег было мягко, совсем небольно. Обманчиво-ласковое ложе. Локи ненавидел этот мир, но воистину был отсюда, был его частью.
Малекит дернулся, когда тот намотал волосы на руку. Что-то еще осталось от гордости, и он прошипел:
- Хватит.
От снега волосы намокали, тяжелели. Холод пробрался куда-то к костям.
Малекит ничего не ответил.
Может быть, однажды они снова попытаются убить друг друга. Но к чему говорить об этом теперь?

URL
2014-01-27 в 10:09 

От этого "хватит" Локи дернулся, как от удара. Как будто это Малекит бил его, а не наоборот.
- Вставай, - приказал бог обмана. - Надо возвращаться.
В самом деле жаль, что у него нет рук. Не за волосы же поднимать, в самом деле...
Локи отдавал себе отчет в том, что если Малекит сейчас заговорит снова, бог обмана попросту изобьет его в кровь. Просто потому что Ётунхейм хочет крови, и бороться с ним с каждым вздохом все сложнее. Локи тоже хотел крови, но предпочитал не расходовать ради собственных сумбурных желаний драгоценную эльфийскую кровь.

URL
2014-01-27 в 10:16 

Лед скользил, а снег был слишком мягок - обманчиво, лживо мягок. Встать оказалось труднее, чем с обычной поверхности. Малекит попытался, но подошва соскользнула, а головой ударился о снег. Поморщился.
Он не собирался просить помощи. Даже безрукий, в неудобно-враждебном мире... как будто прежде он был в чем-то *не* враждебном. За исключением собственных кораблей.
Пришлось скрючиться и оттолкнуться лбом.
Малекит догадывался, как это смотрится со стороны.

URL
2014-01-27 в 15:09 

Локи перехватил эльфа поперек живота, поставил на ноги и придержал, не давая упасть или вырваться из хватки. Ему не доставляло удовольствие наблюдать, как мучается пленник, и не доставляло удовольствия наблюдать за чужими унижениями. По крайней мере, не за теми, в которых сам бог обмана не участвовал лично.
- Хеймдалль! - негромко позвал Локи, и портал распахнулся над головой, втягивая их обоих обратно на Радужный Мост.
- Нашли то, что искали? - снова, как прежде, спросил Хеймдалль, хотя прекрасно знал ответ. Наблюдал и смеялся? Или просто наблюдал?
Придержав Малекита одной рукой, другой Локи натянул ему на глаза повязку. Одно дело - бить эльфа в холодном Ётунхейме, другое - действительно угрожать его здоровью и жизни. Не смотря ни на что, калечить Малекита Локи не хотел.
- Пошли, - бог обмана толкнул эльфа в сторону выхода и придержал за плечо, направляя.
Кровь Ётунхейма в крови медленно растворялась, и затихала ее песня в ушах.

URL
2014-01-27 в 15:16 

Вот в такие моменты Малекит особенно ярко чувствовал себя старым. Древним, старше вселенной. Он мог понять ненависть, мог понять злобу, мог понять и сочувствие, и готовность признать бывшего врага союзником - если только этот союз в принципе возможно заключить.
Но Локи... только что бил, и тут же натягивает знакомую уже плотную полоску ткани, дабы сберечь чувствительные глаза от невыносимого зарева.
Малекиту оставалось идти. Подчиняться. Молчать.
Он размышлял: что дальше? Локи передумает? Оставит негниющие руки себе как... сувенир?
По крайней мере, он снова принял свой обычный облик. Ётунский не пугал, просто Малекит привык к одному, и кажется, не очень любил привыкать заново.

URL
2014-01-27 в 17:32 

Облик Асгардского принца налезал сам, как привычная, любимая маска. Локи даже не нужно было задумываться об этом.
Зато стоило задуматься о том, что делать дальше.
Точнее, что делать дальше было примерно ясно: разбираться, насколько покалечены руки Малекита, смотреть места среза, обрабатывать, подготавливать к операции... Малекит пригодился бы рядом, вот только видеть его не хотелось. Слишком ярким еще было воспоминание, как он сгибается от удара, как хватает ртом ледяной воздух, как пытается встать, и кажется в этот момент удивительно хрупким, ранимым, измученным...
Локи хотелось одновременно убить его, чтобы избавить от мучений, и вылечить, чтобы наблюдать, как он будет мучиться дальше.
На Радужном Мосту было чудовищно холодно. После Ётунхейма это ощущалось особенно сильно, ледяной ветер не давал согреться, бил в спину, промораживая до костей. Локи глубоко вдохнул и усилием воли остудил кровь в собственных жилах. Он был ётуном, а для инеистых великанов не было лучше способа перестать мерзнуть.
Тряхнув головой, бог обмана здраво рассудил, что самым лучшим на ближайшие несколько часов будет не видеть эльфа. Можно было отправить Малекита в камеру. Даже, пожалуй, правильнее было так поступить. Но эльф был пленником Тора, и неясно было, как отреагирует на такое самовольство Локи старший брат.
Вздохнув, бог грома направил Малекита по коридорам в сторону покоев брата. Повязку с глаз эльфа он так и не снял.

URL
2014-01-27 в 17:51 

Малекит почувствовал себя очень, очень глупо.
По крайней мере, здесь тепло, думал он, стоя в... темноте. В том смысле, которое вкладывали в это слово дети света - "слепцы", презрительно называли их темные эльфы. Сколько ни открывай глаз, не увидишь ничего, кроме зеленой повязки. Непрозрачной.
Малекит стоял на месте, опасаясь сделать хотя бы шаг - а вдруг окажется впереди лестница и он банально свернет себе шею, вот смешно-то выйдет...
Просить кого-то снять? Слуг?
Он прислушался. Шаги, дыхание - слышал. Но догадывался: никто из слуг или стражи не снимет повязку с пленника без слова одного из принцев.
В конце концов, Малекит решился сделать шаг. Просто потому что нужно было куда-то идти, а стоять на месте, ничего не предпринимая, не мог.

URL
2014-01-27 в 18:02 

Локи был хорошим магом, поэтому точно знал, что в этом коридоре не появится никто из стражников, способных расправиться с эльфом, зато в скором времени появится Тор. Слуги же бога грома разговаривать с пленником без приказа своего принца не смели, потому просто таращились. Молча, с нескрываемым любопытством. Прикоснуться к Малекиту тоже никто не попытался - Тор прекрасно чувствовал такие вещи, поэтому даже раздеваться его женщинам служанки начинали помогать только после его прямого приказа.
- Что за представление? - мрачно поинтересовался Тор у столпившихся слуг, а потом разглядел эльфа.
Он не мог осознать, что именно почувствовал в этот момент. Что-то между желанием убивать и желанием смеяться до слез.
Малекит стоял посреди коридора с завязанными глазами, волосы его были влажными, а на костюме были заметны капли воды. Очередная дурацкая шутка Локи?
В несколько шагов оказавшись рядом, Тор содрал с лица Малекита повязку.

URL
2014-01-27 в 18:50 

Малекит постарался сохранить невозмутимый вид. На него таращились девицы в длинных платьях и мужчины в одеждах, тоже похожих на платья - не воины, но слуги, которые не носили доспеха. Тор среди них был как великан среди карликов. И как будто собирался отогнать всех от того, кого защищал.
От Малекита.
Смешно.
Он встряхнул головой, когда повязка покинула глаза. Волосы все еще были мокрыми. Кроме того, Малекит оставлял на сияющих мраморных полах уродливые следы - смесь черного свартальфхеймского песка и растаявшего в воду льда Ётунхейма.
- Все в порядке, - заверил Тора Малекит, догадываясь: этим точно не отделается.

URL
2014-01-27 в 19:00 

- Ага, - согласился Тор, оглядывая его пытливо и цепко. - Идти можешь?
Мысль о том, что Локи идиот смешивалась с совершенно неуместной радостью от того, что с Малекитом все в порядке. От брата Тор обычно не ожидал ничего хорошего, и то, что ожидания не оправдывались радовало тоже.
Тор помахал рукой перед носом ближайшего слуги, таращившегося на них с видом идиотского восторга на лице и, когда взгляд мальчишки прояснился, приказал:
- Принесите нам какой-нибудь еды. Горячей. В мои покои.
Голос принца развеял нездоровое любопытство, вызванное появлением эльфа, и слуги рассыпались, освободив коридор.
- Пойдем, - бог грома положил ладонь Малекиту на плечо. - Я хочу знать, что произошло.

URL
2014-01-27 в 19:07 

- Почему нет?
Малекит старался выглядеть спокойным. Да собственно, с чего бы ему беспокоиться? Локи не сделал ничего ужасного. Малекит мог сравнивать с тем, что с ним уже произошло - и сделать выводы, мол, сущие пустяки.
До сих пор немного дрожал, но это всего лишь холод Ётунхейма, что въелся в тело, словно отрава - собственно, вода этого мира, застывшая или нет, и была отравой. Но костюм очистит, а с ним самим ничего не случится.
- Он нашел мои руки, - ответил Малекит Тору, когда тот приобнял его.

URL
2014-01-27 в 19:21 

- Хорошо, - качнул головой Тор.
Пожалуй, это действительно было хорошо, но бог грома не представлял, что ему с этой информацией делать дальше. В медицине был силен Локи, и именно он частенько занимался травмами Тора, когда тот не хотел или стеснялся идти к врачевателям.
- Ты замерз? - поинтересовался бог грома, когда за ними закрылись двери покоев. Его собственная рука, лежащая на плече Малекита, подрагивала, потому что ей отчетливо передавалась дрожь эльфа, но спрашивать об этом в коридорах, где постоянно сновали слуги... не хотелось. Тору не нравилась возможность быть уличенным в... заботе, да. Заботе о враге.

URL
2014-01-27 в 19:26 

- Немного. Один из... фрагментов зашвырнуло в Ётунхейм. Нам пришлось идти туда.
Малекит твердо решил: обо всем остальном не будет рассказывать.
Зачем? То, что произошло - уже произошло, и вряд ли Тору следует об этом знать. Тот обнимал, всматривался, и Малекит чувствовал эту попытку позаботиться, но еще и поэтому не хотел говорить всей правды.
- Локи сказал, что теперь ему потребуется немного времени. Кажется, все.
Малекит улыбнулся.

URL
2014-01-27 в 19:45 

- Локи становится безумен в Ётунхейме, - вздохнул Тор, и в его словах был вопрос, произнести который вслух бог грома не смог: "он ничего не сделал тебе?"
Тор не был уверен, что хочет знать, потому что вовсе не хотел выбирать между неадекватным, опасным, злобным, любимым братом и врагом, по которому сходил с ума.
- Хочешь, согрею? - предложил Тор, улыбнувшись. Его улыбке не хватало лукавства бога обмана, зато она была искренней, настоящей и теплой.

URL
2014-01-27 в 19:53 

"Я заметил", - но сарказм оставил при себе.
Это было бы глупо: жаловаться на то, что с ним дурно обошлись. Глупо и недостойно.
Малекит обрадовался, когда Тор частично сменил тему.
- Я, наверное, согреюсь и сам... но так будет быстрее.

URL
2014-01-27 в 20:14 

- А я подумал, что ты опять испугаешься что я... сделаю что-то не то, - неловко улыбнулся Тор.
И, подведя Малекита к постели, осторожно усадил, чтобы укутать дрожащего эльфа одеялом и сгрести в охапку, прижав к себе. Греть кого бы то ни было сексом бог грома считал плохой идеей. А вот обнимать, коротко целуя в волосы, виски, скулы, переносицу - почему бы и нет.
Малекит был холодный и маленький, и обнимать его было неожиданно уютно.

URL
2014-01-27 в 20:17 

Тор дышал в затылок и виски. Горячо дышал, согревающе. Обнимал - тоже.
Малекит сидел молча, полузакрыв глаза. Как замерзшая ящерица - почти не двигался, почти не дышал. От холода его клонило в противоестественный сон. Тьма и холод совсем разное, до появления света не было жара, но и льдов Ётунхейма - тоже. Меньше крайностей. Меньше...всего.
Но сейчас Малекиту было спокойно.
Он знал, что Тор не сделает ничего дурного. Неприятного. Это можно было называть честностью, но еще и доверием.

URL
   

Ролевой бордель

главная