19:46 

Комната №56

Jenny. Ien
Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Локи/Малекит
АУ, в котором селвиговы приборы сработали, но частично: руки Малекиту пообрывало, действие Эфира остановлено, но самого Малекита вместе со станцией телепортнуть в Свартальфхейм не удалось. Т.е. станцию эльфов быстренько увели оставшиеся эльфы. Малекит остался на земле, откуда его забрали Тор сотоварищи. Допрашивать, ага.
Где Эфир - непонятно. То ли глубоко засел, то ли Малекит успел его своим передать.
Один по-прежнему на троне. Локи не был "убит" в бою в Свартальфхейме, и Тора в Мидгард насовсем тоже никто не посылал: слишком уж опасен был Эфир, который теперь неясно где.

Комментарии
2014-01-02 в 22:48 

На самом деле не встретился им никто именно из-за Локи: богу обмана вовсе не хотелось, чтобы не в меру ретивая охрана мешала его экспериментам, поэтому всем охранникам неожиданно приходило в голову свернуть из коридоров, по которому Локи вел своего пленника, и проверить соседние.
Их с Тором покои располагались практически рядом, но в свои Локи даже не сунулся, постучав в дверь комнат брата. Когда Тор не ответил на стук, бог обмана попросту толкнул тяжелые двери (знал, что брат не запирается никогда - даже когда водит к себе женщин), и вошел первым, поманив Малекита за собой.
Тор спал на стуле, уронив буйную голову на стол. В покоях заметно пахло медом, а на столе наблюдались кувшин и оброненный бокал.
Не считая нужным проявлять сострадание к чужому опьянению, Локи прошел в покои брата, постучал костяшками пальцев по столу, будя Тора, и язвительно поинтересовался:
- Всеотец был так не рад, что ты с горя напился?
Проснувшийся Тор, против ожидания, не попытался убить никого сразу, но вскочил, с грохотом опрокинув стул, и принял героическую позу, соответствующую его статусу наследника.
- Сразу бы так, - фыркнул Локи, душераздирающе вздохнул и признался: - Тор, мне очень нужна твоя помощь. Не мог бы ты присмотреть за своим пленником часа... два, - бог обмана отдавал себе отчет в том, что ему потребуется гораздо больше двух часов, но уговоры нужно было начинать с малого.
Как-то сразу протрезвев (или это лишь казалось, что он пьян?), бог грома обвел глазами покои. Взгляд его наткнулся на Малекита. Злости и желания убивать в этом взгляде не было, была только вселенская усталость и легкое раздражение.

URL
2014-01-03 в 08:33 

Малекит искоса наблюдал за отношениями братьев. Было трудно это понять: они как будто считали друг друга отчасти врагами. Вероятно дело в том, что кровное родство неполно? Если существует вовсе?
Или не стоило и пытаться постигнуть чужаков, тысячелетиями бывших врагами. Как бы то ни было, старший принц вскочил, но убивать Малекита или драться с Локи не стал. Вид у него был несчастный, а еще пахло от него чем-то тяжелым и удушливым. Под его взглядом Малекит полуотвернулся:
- Прошу извинить за вторжение, - произнес он так, словно считался не пленником и (игрушкой? объектом исследования?) трофеем, а послом, что немыслимо нарушил этикет, вломившись в приватные покои хозяев.
Неловко вышло. Малекит не постеснялся бы выволочь асгардца из постели и перерезать горло, но не теперь, когда Тору предстояло... наблюдать за ним?
- Я не помешаю тебе.

URL
2014-01-03 в 10:14 

От того, как Малекит вдруг взял ситуацию в свои руки (какая изящная насмешка судьбы!), извинившись уверенно и спокойно, обстановка в покоях неожиданным образом изменилась. Лицо Локи вытянулось от удивления, усталый взгляд Тора же заметно потеплел.
- Можешь прилечь, - мягко предложил старший принц, поводя рукой в сторону постели, такой огромной, что худощавых эльфов на ней могло с легкостью поместиться пол десятка. - Я принимаю твои извинения, - добавил он после короткой паузы, наглядно продемонстрировав, что не силен в этикете.
Выяснять отношения с Локи тут же расхотелось, и Тор отослал брата кивком головы и коротким "иди". Локи ушел не споря, тенью проскользнул мимо Малекита и неслышно прикрыл тяжелую дверь за своей спиной.
Тор остался.
Помедлил, поднял опрокинутый кубок. За собственное легкое опьянение ему было неловко перед эльфов, который оказался гораздо более понимающим, чем казалось со стороны.

URL
2014-01-03 в 14:18 

Ложиться на чужую кровать - перебор, и все же отказывать - еще хуже. Малекит присел на край, думая, что гораздо комфортнее чувствовал себя бы в камере. Пленником. Опасной тварью, которую надо держать взаперти.
Теперь же ему чудилось, будто враги - во всяком случае, эти двое принцев, - пытаются... если не подружиться, то наладить дипломатические отношения.
А как же их собственная гордость?
А как же жажда мести?
- Спасибо.
Малекит помедлил, и уточнил:
- Локи считает, что здесь я буду в... - "безопасности", чуть не сказал он, и только растерялся сильнее. - Более доступен для... дальнейших манипуляций.
Он все-таки поднялся с кровати. Перевязанные культи рук саднило и тянуло, но по крайней мере, кровь остановилась, больше не вытекала, и Малекит даже надеялся, что сумеет стоять достаточно долго.
- Мне все равно, - заявил он, а потом выяснилось, что переоценил свои силы.
Сполз на пол как-то незаметно, даже не успев обозлиться на собственную слабость.

URL
2014-01-03 в 21:03 

Если бы Малекит был здоров, Тор, без сомнения, поддался бы жажде мести и вызвал его на честный поединок. Асгардского принца учили сражаться и убивать, но пытать пленных он не умел и не хотел уметь. И не было никакой гордости в том, чтобы бить измученного раненого эльфа, никакой гордости не было в том, чтобы причинять ему боль.
По большому счету, Тор слабо представлял себе, как относиться к Малекиту, но относиться к нему как к врагу не получалось вовсе. И если Локи мог хотя бы изучать его, удовлетворяя свою неуемную жажду знаний, то бог грома при общении с эльфом попросту терялся. Вроде бы и взять с него нечего, с другой же стороны - сам пленил, выходит, самому и разбираться.
- Локи вечно все сваливает на меня, - беззлобно пробурчал Тор, наблюдая за тем, как Малекит оседает на пол.
В голову пришло, что он сегодня целый день таскает эльфа на руках, но выбора не было: шагнув ближе, бог грома поднял пленника на руки, осторожно уложил на постель, не задумываясь о том, что пачкает чужой кровью расшитое золотом покрывало.
- Не ударился? - спросил Тор, легонько подергав Малекита за кончик косички.

URL
2014-01-04 в 00:15 

Будь Малекит наедине с собой - наверняка бы взвыл от бессильной ярости на собственное тело, предательски-слабое, несмотря на то, что внутри (Малекит надеялся) по-прежнему таился Эфир, один из столпов Вселенной.
Словно кто-то смеялся над ним, над его гордостью. Словно кто-то припоминал - ты презирал слабых и уязвимых детей света, теперь же ощути на собственной шкуре каково быть подобным им.
Зависеть от них.
Он окончательно очнулся когда Тор стал трогать волосы. Кажется, его больше всего на свете интересовала туго заплетенная коса.
- Нет.
"Оставь в покое мои волосы!" - но не стал говорить, потому как лежал на кровати Тора, и вообще пытался относиться философски. Вероятно, это некое испытание: дальше уже действительно некуда.
Лежать на кровати врага, пока тот играет с волосами.
Малекит бы рассмеялся, вот только сил не хватало, да и не хотелось глотать лишние порции воздуха.

URL
2014-01-04 в 00:45 

- Отец был не в рад тому, что я пленил тебя, - заметил Тор, присаживаясь рядом на постель и пропуская чужие белоснежные волосы между пальцами. Даже сама их текстура была как будто другой, отличалась от волос асов или жителей Мидгарда, и еще поэтому прикасаться было интересно, приятно. - Но я не хочу больше войны. Слишком много уже было войн.
Бог грома помолчал, разглядывая узор на подушке на уровне головы Малекита. Откровенничать с врагом (а врагом ли?) не хотелось, но хотелось выговориться, чему способствовали усталость, неприятный разговор с отцом и алкоголь в крови.
- Он не приказал убить тебя только потому, что однажды я сяду на трон, и мне пора самому отвечать за свои поступки. Как будто я ребенок, которого только и можно, что после отчитывать за ошибки! - в голосе Тора отчетливо прозвучала горечь. Всеотец, великий, мудрый Всеотец был хорошим правителем, но не слишком хорошим отцом, и только сейчас бог грома по-настоящему почувствовал, насколько ему этого не хватает.

URL
2014-01-04 в 07:37 

- Я знаю, - ответил Малекит. Тор говорил очевидные вещи: какому королю понравится, что в самом сердце его царства - опасный враг, возможно, с оружием замедленного действия внутри? На месте сына Бёра, Малекит приказал бы такого врага заточить на отдаленной планете, вне собственного царства, там, где он не причинит никому вреда.
- На его месте я поступил бы точно так же.
А Тор гладил волосы - будто это было в порядке вещей. Сами по себе прикосновения, кстати, совершенно не казались неприятны. Если забыть о гордости, конечно. Его так упорно заставляли о ней забыть, причем, куда изощренней, нежели пытками.
- Каждый допускает ошибки. Это не характеристика... - Малекит помедлил, понимая: детей он не видел многие тысячи лет. Вообще никаких детей. В последней войне погибли все. - Ребенка. Вопрос в умении признать их.

URL
2014-01-04 в 10:11 

- Но я уже не ребенок, - напомнил Тор.
И только через несколько минут догадался, что для Малекита - вполне даже ребенок. Было сложно осознать, что лежащий рядом эльф старше его на вечность. Не поверить, а именно осознать, почувствовать это время, разделяющее их. Малекит видел войну, в которой был уничтожен весь его род. Тор же - почти не слышал о ней.
- Мне не кажется, что я подвергаю опасности Асгард, - упрямо заметил бог грома.
"Мне не кажется, что ты можешь быть опасен" - вертелось на языке, но Тор удержался - не сказал.

URL
2014-01-04 в 11:13 

- Возможно, нет. Возможно, я неопасен, - Малекит не стал спорить. Зачем? В его положении бравада глупа, он всего лишь предупреждал, потому что не хотел лгать и притворяться, будто стал... домашним любимцем.
- Ты и твой брат - дети, потому что в вас сохранилась жажда познания, и она сильнее желания покоя, - Малекит снова закрыл глаза, отдавая волосы на растерзание, остальное тоже - чего уж там, не жалко. Говорить, тем не менее, было не так уж трудно. Он уже знал, что молчание ведет с собою видения, и этого совсем не хотелось.
- Мы все были детьми. Нас не интересовало ничего, кроме познания.
Он открыл глаза и усмехнулся:
- А потом мы создали свет.

URL
2014-01-04 в 11:51 

От этих слов Тору показалось, что трещит сама ткань бытия. Что прошлое, о котором он практически ничего не знал, о котором даже не задумывался, вылезает наружу уродливым зверем: "Вот оно - я. Смотри".
- И что было... потом? - потерянно спросил бог грома.
Он знал, что после была война и уничтожение эльфов, но спрашивал не об этом. Между войной и уничтожением ведь должно было быть еще что-то? Не могло не быть. Как-то же они жили потом, со всем этим воссозданным светом?..

URL
2014-01-04 в 16:31 

Кажется, принцу ничего не рассказывали. А знали ли? Бёр еще знал, наверное, и поэтому не щадил своих врагов: нельзя щадить злых и ненавидящих тебя... богов.
- Потом мы поняли, что ошиблись. Это произошло случайно, - уточнил Малекит, потому что не хотел, чтобы Тор действительно принимал его за бога. - Неудачный эксперимент. Конец нашего мира. Когда мы придумали... противоядие, оказалось слишком поздно.
"Не поздно".
Где-то очень глубоко - даже не в душе, еще глубже, - Малекит опасался, что даже Эфир не сработает. Вычисления и рассчеты - это одно, а реальность совсем другое. Сколько раз уже убеждался.
Например, никакие вычисления не подразумевали, что он будет лежать на кровати врага, а тот станет теребить волосы.

URL
2014-01-04 в 17:52 

- Эфир был этим противоядием? - уточнил Тор. Он только сейчас по настоящему понял, что ничего не знает про Эфир. Что всю жизнь ему говорили лишь о том, что это величайшее зло во Вселенной, но ведь это ровным счетом ничего не объясняло.
- Эфир правда мог ввергнуть наш мир во тьму? И... - Тор помедлил, не уверенный, что об этом стоит спрашивать, но не спросить не мог. - Что стало бы с нами? Со всем нашим миром?
Это прозвучало удивительно беспомощно, как будто он сам, а вовсе не Малекит был пленником в чужом враждебном мире.
Кулак сжался на растрепанной косе, еще не больно, но близко к боли.

URL
2014-01-04 в 18:48 

Малекит кивнул.
- Именно так.
Эфир... когда они создали его, никто не воспринимал его как оружие. И сам Малекит оставался скорее исследователем, не желающим признавать власть, потому что для эльфов власть ничем, кроме тяжелой изнурительной работы и ответственности.
Ты можешь приказать любому принести себя в жертву.
Ты будешь обязан отвечать за это.
За каждого. За живых и мертвых.
Всегда.
- Но мы ведь приспособились, - резковато ответил он, признавая: никогда попросту не думал о детях света, было куда проще воспринимать их врагами, или же незначительной помехой, которую можно игнорировать. - Ты хочешь от меня услышать ответ, кто прав? Я не знаю его, принц Асгарда. Ваша кровь против нашей крови. Ты готов решать, кто достоин жить, а кто нет?

URL
2014-01-04 в 20:01 

Тор медленно, будто нехотя качнул головой, выпуская из пальцев чужие волосы. Еще немного помедлил и лег рядом с эльфом, подперев голову кулаком. Почему-то не хотелось смотреть на Малекита сверху-вниз, хотелось говорить искренне (насколько это было возможно), на равных.
- Когда-то мы воевали с Ётунхеймом, - начал он негромко. - Потом война закончилась, был подписан мирный договор... А потом я повзрослел.
Говорить об этом было неприятно, горько и почти что больно. Но выговориться было необходимо. Тор поймал себя на том, что никогда никому не рассказывал о своих ошибках, и они неподъемным грузом так и лежали на плечах.
- Мне казалось, что мирные договоры заключают только слабаки. Что нужно прийти в Ётунхейм и сравнять его с землей. Доказать, что мы подписали этот договор не из-за слабости, что мы по-прежнему сильны, чтобы уничтожить их. Я думал, что имею права решать, кто достоин жить, а кто нет.
Тор надолго замолчал, разглядывая профиль Малекита, и закончил:
- Мне пришлось пережить немало потерь, чтобы понять, что никто не имеет права решать, кому жить, а кому умереть.

URL
2014-01-04 в 20:12 

- Я отказался заключать договор по той же причине. Ну, за исключением того, что мы были обречены.
Малекит понимал, что говорит на самом деле: я дурак.
Идиот.
Сумасшедший, который пожертвовал всем - в том числе своим народом, ради непонятных амбиций и целей. У ётунов не было выбора, асгардцы, как всегда, проявили свое особое милосердие. Эльфы, наверняка, тоже могли бы приспособиться в полуразрушенном Свартальфхейме... где не рождалось детей, где после войны не осталось ничего.
Нет, Малекит не жалел.
Та роскошь - смерть, которую он подарил своим воинам, недоступна ему теперь, но как никогда прежде понимает ее ценность.
- Не решай. Я не знаю. Я хочу всего лишь чтобы жили мои братья и сестры. Я не желаю смерти никому другому, - он выдержал паузу, чтобы продышаться, воздух ранил изнутри. Разговоры - тоже, но молчать - еще хуже. Безвыходно.
Успел подумать: это правда. Малекит не собирался убивать женщину, случайно захватившую Эфир, и не стал бы уничтожать мать Тора, не сделайся та опасной помехой.
- Но не думай, будто я соглашусь пожертвовать своими ради чужих. Это ведь... справедливо?

URL
2014-01-04 в 20:25 

- Справедливо, - вздохнул Тор.
Так и не выветрившийся из крови алкоголь дрогнул в крови, и бог грома поддался ему: обнял эльфа осторожно и неловко, притянув к себе ближе. После битвы, отголоски которой все еще отдавались в уставших от Мьельнира руках, Тор чувствовал только усталость и еще, почему-то, холод.
- Если бы все получилось... - начал бог грома медленно, - если бы Эфир был твоим в момент Схождения и никто не помешал бы тебе... Ты ведь опрокинул бы мир во тьму, даже не задумавшись... Уничтожил бы все Девять Миров ради твоего мира...
- Вот такая она - справедливость, - потерянно закончил Тор, не разжимая рук.

URL
2014-01-04 в 20:38 

Малекит аж зубами скрипнул.
Вот только не надо взывать к моему состраданию, чуть не рявкнул он. У твоего деда не хватило сострадания пощадить кого бы то ни было... правда, каждый, даже дети, перед лицом опасности , стали воинами...
Но неважно.
Ничего уже неважно.
Малекит промолчал, понимая: бессмысленный спор ничего не решит. Тор обнимал его, словно игрушку, у него было слишком горячее по сравнению с прохладой собственной кожи, тело, но прикосновения не были неприятны... да и насчет "оскорблений" уже как-то поздовато думать.
- Разве ты не сделал бы того же самого на моем месте? - спросил Малекит, не желая по-настоящему ответа.
Какая, в конце концов, разница?

URL
2014-01-04 в 20:49 

- Знаешь, - искренне признался бог грома. - Больше всего я боюсь, что однажды окажусь на твоем месте.
Он вздохнул и как будто протрезвел, только сейчас по-настоящему сообразив, что обнимает эльфа (врага! пленника! убийцу его матери!). Это не было неприятно, скорее - непривычно и неловко.
Малекит не вызывал у Тора жалости: даже сейчас, раненый и измученный, он все еще был гордым и умным правителем вымирающей расы, и только отчаянное, острое ощущение несправедливости от каждой минуты их тяжело разговора выворачивало бога грома наизнанку. И хотелось сделать хоть что-нибудь, чтобы утешить эту боль. Как будто ее могли утешить бессмысленные объятия!
- Отпустить? - с усталой улыбкой спросил Тор, не спеша, впрочем, разжимать руки.

URL
2014-01-04 в 21:04 

"Да, и не смей меня трогать..."
Глупо. И мелко: это не оскорбление, если твои волосы растрепали, а тебя... обнимают. Это странно, труднопонимаемо, но это уже проблема самого Малекита, а не того, кто делает все эти неясные вещи.
- Мне не неприятно, - ровным тоном поведал он. Будто замерял показатели приборов и докладывал результаты.
Малекит не стал продолжать тему "однажды". Провидцем он не был. Он даже не знал о том, как считать новое время, в этих их солнечных циклах - автоматика на корабле справлялась куда лучше с подобным заданием.
- Правда, я все-таки не совсем понимаю, зачем тебе это.

URL
2014-01-04 в 21:17 

Усилием воли попытавшись протрезветь окончательно, Тор попытался объяснить хотя бы себе - зачем ему это? Выходило, что незачем. В том, чтобы обнимать худощавого, запакованного в доспехи, отчетливо пахнущего кровью и пылью эльфа не было ничего, что могло бы быть объективно приятно богу грома, переобнимавшему за свою жизнь немало. Тор не хотел ни заставить Малекита нервничать, ни успокоить, разве что, может быть... согреть?
- Мне показалось, что тебе холодно, - с усилием признался Тор, имея в виду, разумеется, не холод физический (не смотря на распахнутые ставни, в покоях было тепло), а тот, что выстуживает все внутри до невозможности вдохнуть. Именно это бог грома чувствовал, когда умерла Фригг. Именно это, как ему казалось, чувствовал сейчас Малекит.

URL
2014-01-04 в 22:08 

Холодно?
Это физическое ощущение; но эльфы, дети темноты, были почти нечувствительны к холоду. Мерзли только в мирах подобных Ётунхейму - там, где холод из просто не-тепла превращался в самостоятельную и агрессивную силу.
И все же сейчас Малекит не ответил - нет, не стал отстраняться.
Дышать в объятиях не труднее, чем без них.
- Может быть, - сказал Малекит. -Это лучше, чем находиться в камере. В любом случае.

URL
2014-01-04 в 22:27 

- Если бы не Локи, я бы даже не подумал притащить тебя сюда, - фыркнул Тор.
Ему даже не пришло в голову, что разумнее было бы оставить эльфа в клетке. Не смотря ни на что, дети Одина выросли на удивление беспечными, не способными верно оценить ни силу, ни слабость своих противников.

URL
2014-01-04 в 22:32 

- Ты знаешь, что Локи хочет... сохранить мне жизнь? - Малекит не стал уточнять про воздух, пищу, воду.
"Ты очень сложный пленник", сказал ему Локи, и был, несомненно, прав. Впрочем, Малекит мог ответить, что о ценном пленнике "сыне света" эльфы позаботились бы тоже.
- Как бы то ни было, я уже здесь. И сейчас даже не...враждебен.

URL
2014-01-04 в 22:51 

Это был сложный разговор. Еще более сложный, чем разговоры о праве и выборе, потому что был более личным, и требовал большей откровенности.
- Я не трону тебя, - пообещал Тор после короткой паузы. - Но если ты станешь опасен, я буду защищать себя и то, что мне дорого.
Это не было похоже на обещание - скорее, на клятву. Никогда раньше Тор не говорил никому из своих врагов ничего подобного. Никогда раньше Тор не держал своего врага в объятиях. Все было неправильно, не так... и вообще как-то по-дурацки.
Если бы Малекит был девушкой (даже противницей - как Сиф например), все было бы просто: заткнуть поцелуем, а дальше уже совсем очевидно, что делать. Но Малекит был, черт побери, мужчиной, и это в корне меняло все - Тору было далеко до свободы Локи в плане сексуального влечения.

URL
2014-01-04 в 23:07 

- Я могу вернуть тебе то же обещание. Я не трону тебя ни сейчас, ни потом, пока я здесь в подобном положении. Возможно, мы встретимся вновь на поле боя, и тогда, окажись я победителем, обещаю тебе быструю смерть без мучений.
Малекит не знал, правильно ли он говорит.
Мелькнула почти смешная мысль - что, если бы Бёр повел себя подобным образом? Уступили бы тогда эльфы?
Он знал ответ: нет. Тогда все было иначе. Теперь их почти не осталось.
И все чаще Малекит думал, что даже настоящей ненависти к исконным врагам - тоже.

URL
2014-01-04 в 23:19 

Тор кивнул, навис сверху, тронул губами чужие обветренные губы. Это не было поцелуем - одним лишь закреплением клятвы. Без всякого сексуального подтекста, без намека на влечение.
Почему-то сейчас именно это показалось единственно-верным.
Подсознательно Тор надеялся, что утром, когда алкоголь выветрится из его крови, он не пожалеет ни о сказанном, ни о сделанном.

URL
2014-01-04 в 23:24 

Отпрянуть от прикосновения Малекит не успел.
Да и зачем? Это был некий символ, который он если и не понимал, то принял, инстинктвно более чем осознанно. У Тора губы были горячие, и когда поцелова - его собственные волосы коснулись оголенной шеи, щекотно так коснулись.
Вот и все.
Кроме того, что Малекит совершенно не представлял, что делать дальше.

URL
2014-01-04 в 23:31 

Что делать дальше, Тор не представлял тоже.
Вот если бы Малекит был девушкой... впрочем, не был, и этого было достаточно.
- Если ты уснешь сейчас, - поинтересовался бог грома, - тебе станет хуже во сне? Или не обязательно?
Запоздало пришло в голову, что он вообще ничего не знает об эльфах. А спят ли они вообще?

URL
2014-01-04 в 23:43 

Малекиту не хотелось отвечать. Здесь пригодилось бы умение врать, но чего нет - того нет, а молчание вряд ли имело смысл.
- Не знаю, - сказал он.
Вздохнул бы - вот только глубокий вздох причинял глубокую тянущую боль в подреберье.
- Если я буду звать кого-то... не обращай внимания.
Все равно уже никого нет в живых.
Малекит старался не думать об этом - "какой смыл?" - но не получалось порой.

URL
   

Ролевой бордель

главная